Семинар 4 тема рема

2. Основное коммуникативное членение на тему и рему. Типы ремы и темы. Влияние актуального членения на семантические процессы предложения.

Актуальным членением предложения называется условное деление предложения на тему и рему.

Где тема- исходная, изначально данная составляющая или основная точка (то, что считается известным или может быть легко понято).

Рема- это новая, утверждаемая говорящим, составляющая (то, что сообщается об исходной точке высказывания).

Например: Студенты на первом курсе хорошие — выделяется тема, студенты на первом курсе и рема хорошие, т.е. о студентах первого курса сообщается, что они хорошие.

Теория коммуникативного динамимизма

Проблематика актуального членения активно разрабатывается в настоящее время в рамках различных теорий лингвистической прагматики. В одной из теорий актуального членения – теории коммуникативного динамизма – предполагается не бинарное деление на тему и рему, а шкалярное: степень коммуникативного динамизма у начальной темы минимальна, и коммуникативный динамизм нарастает с продвижением к концу предложения. Глаголу приписывается средняя степень коммуникативного динамизма, т.е. он понимается как переход между темой и ремой. Такое описание применимо только к тем предложениям, в которых за темой следует рема, а глагол располагается в центре.

Коммуникативная цель говорящего, облекающего свою мысль в форму повествовательного предложения, состоит в том, чтобы сообщить нечто слушающему; поэтому рема может рассматриваться как конституирующий коммуникативный компонент сообщения (т.е. повествовательного предложения). Присутствие ремы в повествовательном предложении отличает его, например, от вопроса, в котором ничего не сообщается, ср.: Который час? В вопросе тоже есть конституирующий – собственно вопросительный – и может быть не-конституирующий (не-вопросительный) коммуникативный компонент.

Вопрос об определении границы между темой и ремой

Чтобы выяснить, где в предложении проходит граница между темой и ремой, следует определить объем каждого из этих коммуникативных компонентов. Рассмотрим этот вопрос с точки зрения плана выражения. Покажем, что объем коммуникативного компонента – темы, ремы, не-вопросительного компонента и др. – выражается выбором его акцентоносителя, т.е. что у коммуникативных компонентов разного объема акцентоносители могут различаться.

Рассмотрим два предложения с одинаковой лексико-синтаксической структурой, но различным членением на тему и рему: Входят в моду короткие ЮБКИ (это может быть сообщение комментатора показа мод) и Короткие юбки входят в МОДУ. В предложении Входят в моду короткие ЮБКИ падение фиксируется на словоформе юбки, а в предложении с тем же лексико-синтаксическим составом Короткие юбки входят в МОДУ – на словоформе моду. В первом примере предметом сообщения служит все высказывание в целом, т.е. перед нами нерасчлененное предложение, состоящее из одной ремы. Во втором предложении, во всяком случае при одной из его возможных коммуникативных интерпретаций, о коротких юбках сообщается, что они входят в моду. Рема в нем – фрагмент входят в моду, а тема – короткие юбки.

Однако выбор акцентоносителя не решает проблемы проведения границ между темой и ремой. Во-первых, тема не имеет единообразного выражения, в частности, в беглой речи на теме может не фиксироваться никакого движения тона. Во-вторых, даже при том, что рема всегда выражается падением, при различном объеме акцентоносители рем могут совпадать. Так, у компонентов с разным объемом – пишет стихи и стихи – акцентоноситель один: это словоформа стихи. Приведем аналогию из другой области. Известно, что средство выражения падежных отношений – окончание имени. Однако у многих слов некоторые падежные окончания (дательного и предложного падежа, именительного и винительного) совпадают. В выборе акцентоносителей тоже есть совпадения, и совпадений больше, чем различий: омонимия в этой сфере языка распространена весьма широко. Про многие предложения с достоверностью можно утверждать только то, что рема в них есть.

Итак, рема и ее акцентоноситель играют в повествовательном предложении формирующую роль: акцентоноситель фонетически оформляет рему, а рема делает сообщение сообщением.

Обратимся теперь к плану содержания. На выделение темы и ремы при анализе предложений оказывает существенное влияние характер соотнесенности компонентов актуального членения с компонентами информационной структуры дискурса. Сообщаемое (рема) обычно соотносится с той информацией, о которой еще не было речи в текущем дискурсе. Естественно сообщать то, что для слушающего ново. А тема обычно включает то, о чем только что шла речь. То, о чем уже шла речь, в теории дискурса называют активированным (данным, старым), а то, о чем говорится впервые, – неактивированным (новым). Активация относительна: она угасает по мере удаления текущей точки дискурса от активированных сущностей, если они не реактивируются.

Естественная соотнесенность ремы с неактивированным, а темы – с активированным или известным часто приводит в работах по теории актуального членения и коммуникативной структуры к подмене иллокутивного значения, выражаемого ремой (сообщение), его информационными коррелятами: неактивированным и неизвестным. Это еще один дискуссионный момент теории актуального членения.

Между тем рема не равна неактивированному, а тема – активированному, хотя часто они соответствуют одним и тем же фрагментам предложения. Рема – это носитель иллокутивного значения, а категория неактивированного описывает состояние сознания слушающего в определенной точке дискурса. Примером несовпадения темы с активированным может служить первое предложение рецепта приготовления песочного теста: В глубокую посуду следует влить один стакан кислого молока. В данном предложении информация, соответствующая фрагменту в глубокую посуду, оформляется как исходная точка – тема. Таким образом, говорящий – в данном случае это составитель поваренной книги – делает вид, что глубокая посуда у слушающего всегда под рукой, хотя о ней говорится в первый раз. Можно привести и такие примеры, в которых, наоборот, ремой служит активированное: Мне предложили пальто и шубу. Я купила ШУБУ. Во втором предложении примера словоформа шубу входит в рему и даже служит ее акцентоносителем, между тем о шубе говорилось в предыдущем предложении. Другой пример: Помпей не имеет равных в любви к САМОМУ СЕБЕ. Здесь фрагмент самому себе тоже входит в рему – при том, что обозначает Помпея, имя которого служит темой.

Итак, тема может не совпадать с активированным, а рема – с неактивированным. Поэтому подмена категорий актуального членения – темы и ремы – категориями информационного членения текста или категориями описания состояний сознания собеседников неправомерна. Единственная функция ремы состоит в том, что она служит носителем иллокутивного значения.

Несмотря на содержательное различие между актуальным членением предложения и информационным, нельзя не признать, что активация и известность настолько естественно сопутствуют компонентам актуального членения, что не могут не оказывать влияния на распределение квантов информации по темам и ремам при порождении предложений. Активированная информация имеет мало шансов воплотиться в сообщаемый компонент, т.е. в рему. Поэтому при анализе актуального членения предложения нельзя не принимать во внимание информационную структуру дискурса.

Варианты связки темы и ремы

Пучок: к Теме крепится несколько Рем.

Например:

Тема и Рема, (Тема 1) как правило, больше слова (Рема 1), но меньше предложения (Рема 2). Тема и Рема (Тема 1), как правило, составляют одно предложение (Рема 3).

В тексте так могут соединяться два обоснования к одному тезису, две иллюстрации к одному тезису и так далее.

Чередование: Тема продолжается Ремой, которая становится Темой для следующей Ремы.

Например:

Любой автор излагает смысл (тема 1) по-своему логично (рема 1).

Эта логика (рема 1 стала темой 2) не всегда видна и понятна (рема 2).

Непонятную логику (рема 2 стала темой 3) бывает нужно восстановить (рема 3). (эта связка тема-рема пропущена).

Чтобы восстановить логику автора (рема 3 стала темой 4), нужно понять (догадаться), какими смысловыми кирпичиками мыслит автор и как, чем он их соединяет (рема 4).

Обычно так связаны между собой тезис и первое обоснование, обоснование – и иллюстрация.

Повтор с новым содержанием: связка Тема-1 — Рема 1 в следующем предложении повторяется, но не буквально, дополняясь новыми смысловыми нюансами.

Например

Читать текст вдумчиво (тема 1) — всегда долго (рема 1). С каким бы совершенством вы ни отработали свой навык анализа текста (повтор темы 1), на интересный абзац у вас все равно будет уходить до 10 минут (повтор ремы 1).

Детализация: какой-то из смысловых кирпичиков, чаще Рема, раскрывается как целое поле более мелких Тем и Рем.

Например:

Читать текст вдумчиво (тема 1) — всегда долго (рема 1). С каким бы совершенством вы ни отработали свой навык анализа текста (повтор темы 1), на интересный абзац у вас все равно будет уходить до 10 минут (повтор ремы 1).

На странице — 6 абзацев. Страница — час. Худенькая книжечка в 240 страниц тогда возьмет у вас 10 полных суток без сна. Если читать непрерывно по 8 часов в день — месяц…

Весь этот абзац — раскрытие, детализация Ремы 1 («всегда долго»).

Укрупнение: длинные связки Тем и Рем воспринимаются как новое целое и становятся Темой-2 для новой Ремы-2. Так часто связываются между собой основной текст и вывод, иллюстрация и вывод из нее.

Например

На странице — 6 абзацев. Страница — час. Худенькая книжечка в 240 страниц тогда возьмет у вас 10 полных суток без сна. Если читать непрерывно по 8 часов в день — месяц…

Весь этот длинный абзац можно в целом назвать одним смыслом: «книгу читать долго»

А нужных вам книг — тысячи.

Весь предыдущий абзац воспринят как единая Тема, к нему пристроена Рема: «нужных книг много».

В некоторых текстах темы и ремы не связаны между собой, или пропущена рема или тема. В этом случае тогда связку тема-рема нужно отгадывать и восстанавливать

3) Текст, если рассматривать его в системе обобщенных функциональных категорий, квалифицируется как высшая коммуникативная единица. Это целостная единица, состоящая из коммуникативно-функциональных элементов, организованных в систему для осуществления коммуникативного намерения автора текста соответственно речевой ситуации.

Если принять, что текст отражает некое коммуникативное событие, то, следовательно, элементы события должны быть соотнесены с отдельными компонентами (или единицами) текста. Поэтому выявление единиц текста и их иерархии в общей структуре текста помогает вскрыть сущностные характеристики текста – содержательные, функциональные, коммуникативные. При этом надо иметь в виду, что единицы текста, представленные, в частности, в виде высказываний, отражают лишь значимые для данного текста элементы ситуации-события; остальные же элементы могут опускаться из-за их ясности, достаточной известности. То есть мы имеем дело с некоторым несоответствием между высказыванием и отраженной в нем ситуацией. Это ставит вопрос о семантической наполненности единиц текста и ее достаточности или недостаточности в рамках целого текста.

Текст имеет свою микро- и макросемантику, микро- и макроструктуру[1]. Семантика текста обусловлена коммуникативной задачей передачи информации (текст – информационное целое); структура текста определяется особенностями внутренней организации единиц текста и закономерностями взаимосвязи этих единиц в рамках цельного сообщения (текста) (текст – структурное целое).

Единицами текста на семантико-структурном уровне являются: высказывание (реализованное предложение), межфразовое единство (ряд высказываний, объединенных семантически и синтаксически в единый фрагмент). Межфразовые единства в свою очередь объединяются в более крупные фрагменты-блоки, обеспечивающие тексту целостность благодаря реализации дистантных и контактных смысловых и грамматических связей. На уровне композиционном выделяются единицы качественно иного плана – абзацы, параграфы, главы, разделы, подглавки и др.

Единицы семантико-грамматического (синтаксического) и композиционного уровня находятся во взаимосвязи и взаимообусловленности, в частном случае они даже в «пространственном» отношении могут совпадать, накладываясь друг на друга, например, межфразовое единство и абзац, хотя при этом они сохраняют свои собственные отличительные признаки.

С семантической, грамматической и композиционной структурой текста тесно связаны его стилевые и стилистические характеристики. Каждый текст обнаруживает определенную более или менее выраженную функционально-стилевую ориентацию (научный текст, художественный и др.) и обладает стилистическими качествами, диктуемыми данной ориентацией и, к тому же, индивидуальностью автора.

Стилистические качества текста подчинены тематической и общей стилевой доминанте, проявляющейся на протяжении всего текстового пространства.

Построение текста определяется темой, выражаемой информацией, условиями общения, задачей конкретного сообщения и избранным стилем изложения.

Текст как речевое произведение состоит из последовательно объединенных вербальных средств (высказываний, межфразовых единств). Однако значения, заключенные в тексте, не всегда передаются только вербальными средствами. Для этого существуют и средства невербальные; в рамках высказывания и межфразового единства это может быть порядок слов, соположение частей, знаки препинания; для акцентирования значений – средства выделения (курсив, разрядка и др.) Например, при сочетании высказываний Сын пошел в школу. Дочка  в детский сад сопоставительное значение не нашло для себя словесного выражения; кроме того, сказуемое пошла заменено знаком тире. В рамках более сложных компонентов текста таких невербализованных значений может оказаться значительно больше.Например, использование знаков вопросительного и восклицательного, замещающих целые реплики диалога.

 Посмотрите, какой он хорошенький!  Наташа подводит меня поближе к клетке и просовывает внутрь руку, которую малыш сразу же хватает и как будто бы пожимает.  Такие красивые детеныши у орангутангов  большая редкость. А вы обратили внимание, как он похож на свою мать?

 ?

 А как же! У обезьян все, как у людей (Моск. Комс. 1986. 29 ноября).

В этом смысле интересен следующий пример:

И на бритом, багровом лице проиграло:

 «?»

 «!»

 «!?!»

Совершенно помешанный! (А. Белый. Петербург)

Изображение пауз, заминок в речи, резкого интонационного перелома осуществляется при помощи знаков препинания. Тембр, интенсивность, паралингвистическое сопровождение речи изображается обычно описательно (кричал, размахивая руками; посмотрел, сощурив глаза). Однако такое словесное изображение мимики, жестов необязательно. Например, вопрос, удивление, можно передать только знаками: Так ты его видел?  ???

Для передачи значений в тексте служат и различные фигуры умолчания, тоже относящиеся к невербализованным средствам.

С другой стороны, в тексте может быть осуществлена вербализация «немых» языков (языков жестов, мимики). Этому, в частности, служат разнообразные ремарки в драматических произведениях или авторские описания соответствующих жестов и мимики в произведениях прозаических.

Например: Он кривит улыбкой рот, напрягает свое горло и сипит:

 А у меня, барин, тово… сын на этой неделе помер.

(А. Чехов. Тоска);

Поплакав, барышня вдруг вздрогнула, истерически крикнула:

 Вот опять!  и неожиданно запела дрожащим сопрано:

 Славное море священный Байкал…

Курьер, показавшийся на лестнице, погрозил кому-то кулаком и запел вместе с барышней незвучным, тусклым баритоном:

 Славен корабль, омулевая бочка!..

(М. Булгаков. Мастер и Маргарита)

Так называемые немые языки являются полноценным средством коммуникации в реальной жизни. Однако они широко представлены в вербализованном виде и в тексте – художественном, публицистическом. При восприятии текстового описания жестов необходимо учитывать их значимость в рамках данной языковой общности. Кроме того, читатель и создатель текста могут быть разделены во времени, это также может спровоцировать неадекватность восприятия. Например, требуется комментарий к описанию жеста в тексте произведения А. Чехова «Толстый и Тонкий»: Толстый, желая расстаться дружески, протянул руку, а Тонкий пожал два пальца и захихикал. Еще пример:

О начальнике департамента: «… Я тотчас заметил, что он масон: он если даст кому руку, то высовывает только два пальца» (Н. Гоголь. Записки сумасшедшего). Недоразумения могут возникнуть при чтении текста иностранным читателем, так как «немые» языки разных народов могут существенно различаться. Например, кивок в знак согласия в странах арабского мира воспринимается как проявление невоспитанности, если относится к незнакомому человеку или старшему по возрасту.

Можно назвать и такой способ передачи значений в тексте, как вторжение в единообразно организованное пространство элементов других текстов, «текстов в тексте» (Ю.М. Лотман). Это могут быть прямые включения – эпиграфы, цитаты, ссылки. Могут быть пересказы-вставки иных сюжетов, обращения к легендам, «чужим» рассказам и др.

4. Составляющие текста: предложение, блок, сверхфразовое единство. Основные виды текста (монолог, диалог, полилог) и их текстовые маркёры.

Определение текста

В середине 20 века все более широкое распространение в лингвистике получило мнение о том, что предложение не является высшей синтаксической единицей, как это считалось ранее. Лингвисты отмечали, что предложение лишь относительно структурно и семантически самостоятельно, а полную завершенность оно получает в составе текста. Текст как коммуникативная система высшего ранга является в последние годы объектом пристального внимания не только лингвистов, но и философов, психологов, герменевтиков, историков. Под текстом в широком смысле понимается осмысленная последовательность любых знаков, имеющая коммуникативную направленность.

В языкознании текст (от лат. Textus – ткань, сплетение, соединение) определяется как последовательность словесных знаков, обладающая связностью и цельностью на формальном и смысловом уровнях. При этом выделяются два основных подхода в изучении текста: 1. от единиц языка к тексту, когда рассматривается роль этих единиц, языковых средств и категорий в организации структурного целого текста; 2. от текста к языковым единицам, когда последние интерпретируются с позиций самого текста как универсальной формы семиозиса.

Не существует дефиниции понятия « текст «, которую можно было бы считать достаточно полной, учитывающей все стороны и аспекты этой сложной по структуре, многообразной по формам единицы языка.

Текст – многозначный термин ряда гуманитарных наук, предмет которых прямо или опосредованно предполагает изучение функционирования языка, лингвистики, литературоведения, семиотики, социологии, философии, этнологии и антропологии. Четкого и общепризнанного определения « текста «, охватывающего все случаи его употребления, не существует.

Составляющие текста:

Для характеристики текста часто прибегают к единицам текста, т.е. внутритекстовым блокам, представляющим собой цепочки предложений, характеризуемые относительной структурной и смысловой завершенностью: сложным синтаксическим целым (ССЦ), сверхфразовым единствам (СФЕ).

В ранних работах по теории текста предлагалась использовать для обозначения единицы текста термин « абзац «, однако позже от него отказались, так как абзац часто не совпадал со сложным синтаксическим целым (ССЦ), сверхфразовым единствам (СФЕ), термин « абзац» уже использовался в полиграфии, что создавало излишнюю терминологическую омонимию. Хотя появившиеся термины для обозначения единиц текста являются общепринятыми в лингвистической литературе, они далеки от совершенства. Главный их недостаток — нечеткость, размытость границ.

Высказывания (минимальные единицы текста), объединяются в межфразовом единстве на основе тематического единства и структурных показателей связности. Такие объединения образуют тема-рематические последовательности однородного, неоднородного или смешанного состава. В свою очередь межфразовые единства объединяются в более крупные тематические блоки, образуя фрагменты текста.

Такая последовательность в объединении единиц текста с обязательным нарастанием уровня членения текста (высказывание – межфразовое единство – фрагмент) в реальных текстах выдерживается необязательно.

Предложение как информативная единица обладает большими строевыми и коммуникативными возможностями. Оно несёт в себе сообщение, как правило, не изолированно, а в окружении других сообщающих единиц (предложений, высказываний) и связано с ними содержательными, а часто и синтаксическими отношениями. Входя в текст в качестве его структурирующего компонента, предложение вместе с другими единицами организует соответствующее сверхфразовое единство и соотносит его части друг с другом.

Каждое предложение, реализуясь в речи в виде конкретной единицы сообщения, оформляется в соответствии с определенным коммуникативным заданием, и его грамматическая структура зависит от задач целенаправленного сообщения. Приспособление грамматической структуры предложения в результате включения в ту или иную речевую ситуацию к задачам коммуникации есть его актуальное членение (термин чешского лингвиста В. Матезиуса). Единицы, фигурирующие при актуальном членении, Матезиус назвал основой и ядром высказывания, или темой и ремой, в другой терминологии.

В структуре межфразового единства (сложного синтаксического целого) большую конструктивную роль играет и первая фраза-зачин, определяющая тематическую и строевую перспективу всего межфразового единства. Фраза-зачин автосемантична, т.е. самодостаточна в смысловом отношении, даже будучи вырванной из контекста целого.

При конструировании текста используются максимальные единицы языка (предложения), которые становятся минимальными единицами речи (высказываниями), последние, объединяясь в семантико-структурные блоки, образуют разные типы и виды речевой организации (по-другому – типы речи, типы текста и т.д.) В основе этих блоков лежат разные виды высказываний, которые, сочетаясь друг с другом, и образуют эти разные виды текста.

Высказывание – это реализованное предложение (не схема, а лексически наполненная, выражающая конкретную целеустановку единица речи). Любое высказывание – это предложение, но не любое предложение есть высказывание. Или: одно предложение может заключать в себе несколько высказываний-сообщений. В тексте мы имеем дело не с предложением (в терминологическом смысле), а с высказываниями, т.е. не с языковыми единицами, а с единицами речевыми, которые конкретизируют свой смысл в тексте. Например, предложение Студенты поехали на экскурсию может заключать в себе три высказывания, смысл которых проявляет контекст. Соответственно возможны разные акценты (ударения):

Студенты поехали на экскурсию (а не кто-то другой).

Студенты поехали на экскурсию (а не пошли пешком).

Студенты поехали на экскурсию (а не на сельхозработы).

Высказывания бывают однообъектные и разнообъектные (в зависимости от того, сколько событий отражено в его содержании). Например: Поезд идет (сообщение о движении поезда) и Поезд идет с большой скоростью (сообщение о движении поезда и о скорости его движения). В предложении Мне сообщили о приезде отца отражены два события: Мне сообщили о том, что приехал отец (два субъекта действия).

Высказывание всегда имеет два компонента, в отличие от предложения, где может быть один компонент, два и несколько (главные члены и второстепенные; односоставные и двусоставные предложения). Компоненты высказывания – тема и рема (тема – данное, исходное; рема – новое, искомое). Члены предложения, например подлежащее и сказуемое, необязательно совпадают с компонентами высказывания – темой и ремой. Порядок следования компонентов высказывания – от темы к реме (это объективный, прямой порядок слов). Например: Мы услыхали звук. Поскрипывала дверь. Во втором высказывании «поскрипывала» – тема (известное из первого предложения-высказывания) и «дверь» – рема (то новое, что сообщается о данной теме). С точки зрения грамматической структуры предложения «дверь» будет подлежащим, а «поскрипывала» сказуемым.

Высказывания бывают двух типов в зависимости от их коммуникативных качеств (деление дается обобщенно и в какой-то мере условно).

Информативные высказывания, в которых разворачивается содержательная информация (это сообщения описательного, повествовательного, аргументирующего, анализирующего типа), и высказывания верификативные, которые служат целям утверждения или опровержения, контраргументации (высказывания полемические, убеждающие, воздействующие). Функцией информативных высказываний является сообщение – они несут новую информацию. Функция верификативных высказываний – оформить реакцию на мнение собеседника (реального или воображаемого), т.е. дать коррекцию или верификацию этого мнения. Подобные высказывания выполняют функцию эмоционального воздействия.

Ср.: верификативное и информативное высказывания (в зависимости от ударения) в стихотворении М.Ю. Лермонтова: «Люблю отчизну я, но странною любовью» (И. Андроников настаивает на таком прочтении). Ударение падает на слово «люблю», следовательно, фраза воспринимается как ответная реплика, опровергающая мнение воображаемого собеседника. В таком прочтении высказывание будет верификативным, т.е. опровергающим другое мнение, информация о котором уже была дана. При переносе ударения: «Люблю отчизну я, но…» – высказывание воспринимается как чисто информативное, не связанное с реакцией на полученную информацию.

Информативные высказывания лежат в основе текстов описательных, повествовательных, аргументирующих, анализирующих (последние два объединяют тексты типа рассуждения). Верификативные высказывания не служат организующими компонентами особых видов текста, они вклиниваются (с разной степенью интенсивности) в тексты названных типов (их больше будет, конечно, в текстах типа рассуждения), и это вклинивание дает эффект диалогизации: эффект диалога есть, а вопросно-ответная система не представлена (есть только ответ). Такой тип речевой организации превращается в особый журналистский или, шире, художнический прием.

Монолог в зависимости от цели высказывания бывает преимущественно сообщающим или эмоционально-оценочным, с ярко выраженной модальностью.

Организуясь на базе разных коммуникативных типов высказывания, разные виды текста вырабатывают специфические речевые средства своего оформления. В идеальном, чистом виде они могут сохранять специфику средств на протяжении всего текстового компонента – описательные, повествовательные высказывания, высказывания типа рассуждения (выбор этого речевого оформления диктуется характером информации, а также целевой заданностью); переход от одной речевой формы к другой определяется рядом причин, в том числе темпом, ритмом; например, убыстрение темпа повествования сокращает предельно описательные моменты; наоборот, замедление темпа – растягивает описание.

Информативные высказывания обычно передают фактологическую и концептуальную информацию (в художественном тексте – это авторское видение мира); верификативные высказывания создают информацию оценочную (часто подтекстовую).

При характеристике высказываний используются и понятия диктума и модуса. Основная, содержательная информация передается диктумом; дополнительная, оценочная, интерпретирующая – модусом. Например, в предложении-высказывании Слава богу, наконец-то дождь закончился основная информация заключена в компоненте дождь закончился (это диктум); другие компоненты составляют модус: они сопровождают основную информацию, субъективно оценивают ее, комментируют. Высказывания могут состоять только из диктума, но не могут содержать в себе только модус (так как нет материала для интерпретаций), хотя в контексте при расчлененной подаче речи они могут занять «самостоятельную» позицию, но только при наличии базовой структуры. Например: Дождь закончился. Слава богу, наконец-то. Модусные компоненты могут быть подвержены редукции: Меня удивило то, что…; К моему удивлению…; К удивлению… Диктум и модус могут быть представлены в одном слове, например, при побуждении к действию: Войдите (я хочу, чтобы вы вошли).

На базе высказывания строятся межфразовые единства (или сложные синтаксические целые). Это вторая семантико-синтаксическая единица текста, представляющая собой объединенность двух и более высказываний – объединенность тематическую и структурную. Межфразовое единство организуется через тема-рематическую последовательность.

В тема-рематической последовательности осуществляется пошаговая тематизация ремы.

Единство темы можно рассматривать в объеме микротемы и темы всего речевого произведения. Мельчайшая частная тема – это тема, заключенная в межфразовом единстве. Переход от одной темы (микротемы) к другой есть граница межфразовых единств. Межфразовое единство всегда монотематично, при обы1 чинении их друг с другом наблюдается переход от выражения микроом к макротеме.

Для текста важна коммуникативная преемственность между его составляющими. Каждое высказывание в коммуникативном плане связано с предшествующим и продвигает сообщение от известного к новому, от данного, исходного к ядру. В результате образуется тема-рематическая последовательность, цепочка. Текст как единица коммуникативная предполагает такое соединение высказываний, в котором каждое из последующих содержит какую-то минимальную информацию, уже имевшуюся в предыдущем высказывании.

Основные виды текста (монолог, диалог, полилог) и их текстовые маркёры.

Виды речи: монолог и диалог (полилог).

Монолог и диалог — две основные разновидности речи, различающиеся по количеству участников акта общения.

Диалог - это разговор двух или нескольких лиц. Основной единицей диалога является диалогическое единство — тематическое объединение нескольких реплик, представляющее собой обмен мнениями, каждое последующее из которых зависит от предыдущего. На характер реплик оказывает влияние так называемый кодекс взаимоотношений коммуникантов. Выделяют три основные типа взаимодействия участников диалога: зависимость, сотрудничество и равенство.

Любой диалог имеет свою структуру: зачин — основная часть — концовка. Размеры диалога теоретически безграничны, поскольку его нижняя граница может быть открытой. На практике же любой диалог имеет свою концовку.

Диалог рассматривается как первичная форма речевой коммуникации, поэтому он получил своё наибольшее распространение в сфере разговорной речи, однако диалог представлен и в научной, и в публицистической, и в официально-деловой речи.

Будучи первичной формой коммуникации, диалог представляет собой неподготовленный, спонтанный тип речи. Даже в научной, публицистической и официально-деловой речи при возможной подготовке реплик развёртывание диалога будет спонтанным, поскольку обычно реплики — реакции собеседника неизвестны или непредсказуемы.

Для существования диалога, с одной стороны, необходима общая информационная база его участников, а с другой — исходный минимальный разрыв в знаниях участников диалога. Неинформативность может отрицательно сказаться на продуктивности диалогической речи.

В соответствии с целями и задачами диалога, ситуацией общения, ролью собеседников можно выделить следующие основные типы диалогов: бытовой, деловая беседа, интервью.

Монолог можно определить как развёрнутое высказывание одного лица. Различают два основных типа монолога. Во-первых, монологическая речь представляет собой процесс целенаправленного сообщения, сознательного обращения к слушателю и характерна для устной формы книжной речи: устная научная речь, судебная речь, устная публичная речь. Наиболее полное развитие монолог получил в художественной речи.

Во-вторых, монолог — это речь наедине с самим собой. Монолог не направлен непосредственному слушателю и соответственно не расчитан на ответную реакцию собеседника.

Монолог может быть как неподготовленным, так и заранее продуманным.

По цели высказывания монологическую речь делят на три основные типа: информационная, убеждающая и побуждающая.

Информационная речь служит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен учитывать интеллектуальные способности восприятия информации и познавательные возможности слушателей. Разновидности информационной речи — лекции, отчёты, сообщения, доклады.

Убеждающая речь обращена к эмоциям слушателей, в этом случае говорящий должен учитывать его восприимчевост. Разновидности убеждающей речи: поздравительная, торжественная, напутственная.

Побуждающая речь направленна на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв к действиям, речь-протест.

Монологическую речь различают по степени подготовленности и официальности. Ораторская речь всегда представлят собой заранее подготовленный монолог, произносимый в официальной обстановке. Однако в определённой степени монолог — это искусственная форма речи, всегда стремящаяся к диалогу.В связи с этим любой монолог может иметь средства его диалогизации.

Монологи́ческая речь

(от греч. μόνος — один и λόγος — слово, речь) — форма (тип) речи, образуемая в результате активной речевой деятельности, рассчитанной на пассивное и опосредованное восприятие. Иногда М. р. определяют и как интраперсональный речевой акт. Для М. р. типичны значительные по размеру отрезки текста, состоящие из структурно и содержательно связанных между собой высказываний, имеющие индивидуальную композиционную построенность и относительную смысловую завершённость. Степень проявления этих признаков зависит от жанровой (художественный монолог, ораторская речь, бытовой рассказ и пр.) и от функционально-коммуникативной (повествование, рассуждение, убеждение и пр.) принадлежности. Внутрижанровые различия (авторская и прямая речь персонажей, научный доклад и агитационное выступление), так же как устное или письменное осуществление речевого акта, обусловливают стилистическиеособенности М. р.: строение предложенийсинтаксические способы их соединения, лексический отбор, виды взаимодействия элементов разговорной и книжной речи и пр. Любой отрывок М. р. в той или иной мере «диалогизирован», т. е. содержит показатели (главным образом внешние — обращения, риторические вопросы и т. п.) стремления говорящего повысить активность адресата (ср. мнение Г. О. Винокура об отсутствии строгих и абсолютных границ между монологом и диалогом, в частности). В некоторых видах художественного монолога, например в сказе, где законам М. р. подчинено произведение в целом, диалогические черты служат специальным средством имитации живой разговорной речи.

Диалоги́ческая речь

(от греч. διάλογος — беседа, разговор двоих) — форма (тип) речи, состоящая из обмена высказываниями-репликами, на языковой состав которых влияет непосредственное восприятие, активизирующее роль адресата в речевой деятельности адресанта. Для Д. р. типичны содержательная (вопрос​/​ответ, добавление​/​пояснение​/​распространение, согласие​/​возражение, формулыречевого этикета и пр.) и конструктивная связь реплик (преимущественно соседних: «Где ты был? — На работе задержался»). Её отсутствие возможно при реакции говорящего не на речь собеседника, а на ситуацию речи («Где ты был? — Отойди от двери, простудишься»), или (реже) на обстоятельства, не имеющие отношения к данному речевому акту. Последняя черта используется как художественный приём для изображения некоммуникабельности персонажей (например, у А. П. Чехова).

Д. р. — первичная, естественная форма языкового общения. Генетически восходит к устно-разговорной сфере, для которой характерен принцип экономии средств словесного выражения. Информативная полнота Д. р. может быть (помимо интонации, мимики и жеста) обеспечена тем меньшим их объёмом, чем больше проявляются её ситуативная обусловленность и «общность апперцепционной базы» (Л. П. Якубинский): «Сюда! — Сырку?» (говорящие идут мимо магазина); «Математика когда? — Последняя пара» (разговор студентов о расписании лекций). Нарушение этой закономерности вызывает повышение экспрессии высказывания, увеличиваемой лексико-синтаксическими повторами (ср.: «В семь придёшь? — Да»; «В семь придёшь? — В семь? Приду»), степень развёрнутости которых непредсказуема («Ты прекрасно знаешь, как нужно держать себя, чтобы не бросить тень на фамилию Тальберг. — Хорошо… Я не брошу тень на фамилию Тальберг» — М. А. Булгаков). Разные варианты повторов способны, пронизывая отрывок Д. р., сформировать из него (относительно законченное тематически) структурное целое.

При воспроизведении разговорной Д. р. в художественной литературе роль ситуации играет авторский комментарий (ремарка). Языково-стилистические особенности Д. р. соответствуют индивидуальному стилю писателя и информативно-эстетическим нормам жанра. Внешняя форма Д. р. (чередование реплик) характерна для философско-публицистического жанра, например диалоги Платона, Галилея и современные дискуссии, интервью, «беседы за круглым столом» и пр., в которых, однако, большинство типологических признаков живой Д. р. отсутствует.

Полило́г

(от греч. πολύς — многочисленный и λόγος, здесь — разговор) — разговор между несколькими лицами. Термин возник при исследовании коммуникативных свойств языка как добавление к термину «диалог» (см. Диалогическая речь), частично совпадая с ним по содержанию. Количество говорящих (два или больше двух) не является дифференциальным признаком оппозиции «диалог — полилог»: элемент «диа» (греч. — через) указывает на их общий признак — мену ролей говорящих и слушающих в противовес монологу. Полилог — форма или жанр разговорной речи(естественной и воспроизведённой в художественном тексте). Ситуативная связанность, спонтанность, нелинейность получают в содержательно-смысловой структуре полилога максимальное отражение. Признак равной речевой активности участников коммуникации — инвариант полилогической формы — предусматривает промежуточные формы, в которых реактивная роль собеседников градуируется — от позиции адресата до позиции слушателя​/​наблюдателя — и может, оставаясь невербализованной, влиять на развитие полилога ответным неречевым действием. Смысловая и формальная связь реплик полилога имеет бо́льшую амплитуду колебаний, чем в диалоге. Социолингвистика исследует этикетные правила полилога, совпадающие или различающиеся в разных социумах (например, у некоторых народов в разговор родственников по крови не имеют права вступать свойственники и др.). Синхронно звучащий полилог используется театром и кино как приём стилизации разговорной речи.

5 Смысловая, коммуникативная и структурная целостность текста в концепции О. И. Москальской

По мнению О. И. Москальской, единицами лингвистики текста и объектами ее изучения являются: 1) сверхфразовое единство целое речевое произведение (макротекст),4 Все наблюдения О. И. Москальской по поводу основных свойств текста относятся к сверхфразовому единству, т. е. микротексту. Что касается целого речевого произведения, т. е. макротекста, то оно, по словам О. И. Москальской, по самой своей природе не поддается определению в понятиях грамматики, хотя грамматические признаки и входят в структурирование его именно как целостного образования. При этом целостность текста, органическое сцепление его частей, свойственны как сверхфразовому единству, так и целому речевому произведению.

Сверхфразовое единство (микротекст) — это специальным образом организованная закрытая цепочка предложений, представляющая собой единое высказывание. Тесная взаимосвязь составляющих частей текста (когерентность) проявляется одновременно в виде смысловой, коммуникативной и структурной целостности, которые соотносятся между собой как содержание, функция и форма,

Смысловая целостность текста заключается в единстве его темы. Под темой целого текста или микротекста О. И. Москальская понимает смысловое ядро текста, его конденсированное и обобщенное содержание. Сверхфразовое единство (микротекст) монотематично. Объединение всех составляющих его предложений вокруг одной темы есть проявление его смысловой целостности. Переход от одной темы к другой есть пограничный сигнал, знаменующий конец одного сверхфразового единства и начало другого.

Коммуникативная целостность текста проявляется в том, что каждое последующее предложение в сверхфразовом

Данная концепция текста представлена в работах.

единстве в коммуникативном плане опирается на предшествующее, продвигая высказывание от данного, известного к новому, неизвестному. В результате образуется тема-рематическая цепочка, имеющая конечный характер и определяющая границы сверхфразового единства. Структура тема-рематической цепочки поддается моделированию и может быть сведена к нескольким основным моделям.5

Структурная целостность заключается в наличии в тексте многочисленных внешних сигналов связей между предложениями. Они указывают на то, что сверхфразовое единство является также структурным целым. Сигналами структурной связи между предложениями служат местоимения и местоименные наречия, выбор формы артикля, употребление времен и многое другое. Они активно участвуют в установлении левосторонних (анафорических) и правосторонних (катафо-рических) связей между предложениями, составляющими сверхфразовое единство. Тем самым они выполняют тексто-образующую функцию.

Представленные выше свойства текста, выражающиеся в смысловой, коммуникативной и структурной целостности, служат в своей совокупности также критериями членения текста на сверхфразовые единства. К ним относятся смена микротемы, нарушение непрерывности тема-рематической цепочки, нарушение непрерывности внешних межфразовых связей.

Текст как коммуникативную единицу характеризует наличие коммуникативной задачи (сверхзадачи, если речь идет об опосредованном воздействии на адресата, как, например, в случае художественного произведения). Иными словами, являясь результатом целенаправленной деятельности, текст всегда отражает прагматическую установку его создателя. Когда речь идет о технической, научной литературе, возможное число таких задач сравнительно невелико, и они пока четко не выявлены; трудности их разграничения связаны еще и с тем, что специальная литература, признанная в своей основе реализовать познавательную функцию языка, в широком смысле всегда имеет своей задачей информацию читателя. Однако, по аналогии с текстами устного общения, существуют разные способы сообщения этой информации – просто информировать (реферативные статьи, патенты, обзорные статьи, аннотации и т.д.), инструктировать (инструкции по эксплуатации оборудования, системы, условия эксперимента, правила безопасности и т.п.), постановка проблемы (проблемные/дискуссионные статьи) и т.д. выявление прагматических установок авторов статей, наиболее распространенных в научно-технической литературе, относящейся к определенной области науки и техники, значительно облегчило бы составителям учебных пособий и преподавателям как создание учебных материалов, так и подбор материалов для чтения из газет. Журналов и т.д., а также позволило бы более четко организовать работу по ознакомлению с соответствующими жанрами текстов и их вариантами.

Как коммуникативной единице тексту свойственны такие признаки, как целостность/смысловая законченность, завершенность (с точки зрения его автора и в соответствии с его коммуникативными задачами). Целостность этой единицы проявляется в структурно-смысловой организации, т.е. в логико-смысловой структуре, интеграция частей которой обеспечивается семантико-тематическими связями, а также формально-грамматическими и лексическими средствами.

Другими словами, релевантными признаками рассматриваемой единицы являются: а) ее смысловое единство; б) коммуникативное единство; в) структурная целостность. Указанные признаки обеспечивают и такую важную ее черту, как воспроизводимость в разных условиях.

Эти и другие характеристики служат основанием для выделения типов/жанров тестов по характеру коммуникативных задач, которые они реализуют. Каждый из этих жанров характеризуется не только определенной композиционной структурой, но и набором специфических языковых средств, обеспечивающих в нем смысловые связи.

Если интерпретировать практические цели обучения ИЯ как овладение учащимися текстами – коммуникативными единицами, которыми принято оперировать в соответствующих видах речевой деятельности, — то основными задачами преподавания в течение всего периода обучения являются формирование у учащихся эталонных структурных схем текстов, овладение необходимыми языковыми средствами и развитие умения понимать соответствующие тексты с определенной скоростью.

Язык текстов, предлагаемых для чтения, должен быть доступен студенту – это должно быть чтение, а не расшифровка текста. От соблюдения этого требования зависит успешность протекания чтения как речевой деятельности, ибо только в этом случае внимание читающего может быть сосредоточено на содержании текста. Оценивая лексический состав текста, исследователи отмечают, что наличие в нем незнакомого для читающего материала оказывает влияние на протекание процесса чтения, однако, оно не столь прямолинейно, как это предполагалось раньше. Его действие различно в разных условиях чтения и зависит от а) количества новых слов; б) их качественной характеристики; в) их роли в передаче содержания текста; г) цели чтения. При этом все факторы действуют одновременно, и действие одного может нейтрализовать или усилить влияние другого.

Таким образом, современная методика связывает оценку языковой трудности (а тем самым — доступности) текста не только с наличием или отсутствием в нем нового материала, поскольку тексты, будучи написаны в пределах даже только знакомого материала, также различаются по степени языковой трудности. При составлении текстов различная степень трудности языка достигается путем варьирования в них а) сложности синтаксических структур предложений; б) соотношения слов, имеющих различную субъективную частоту (включая новые слова), накопленную к моменту чтения текста.

По своему содержанию тексты на ИЯ должны содействовать решению образовательных, социокультурных, познавательных, воспитательных и практических задач. Однако успешное решение этих задач возможно только в том случае, если чтение выступает для учащихся как мотивированная речевая деятельность на всех этапах обучения.

Если обобщить функции, предписываемые тексту в настоящее время, то в подавляющем большинстве случаев они сводятся к следующим:

Функция расширения, пополнения языковых знаний студента, преимущественно лексических.

Функция тренировки языкового материала, которым учащийся должен овладеть.

Функция развития устной речи – говорения.

Функция развития умения чтения.

Вовсе не отрицая правомерности перечисленных функций письменного текста в учебном процессе и пользы упомянутых и других видов работы, построенных на нем, необходимо обратить внимание на то, что анализ совокупности предписываемых письменному тексту функций показывает: практически ни в одной из них он не выступает как специфическая речевая/коммуникативная единица.

Для того чтобы учащиеся воспринимали чтение как речевую деятельность, которая соответствует уровню их интеллектуального развития, необходимо соблюдать ряд условий:

Вся работа по чтению текстов должна быть направлена на то, чтобы создать у учащегося уверенность, что он может читать. Этому служит подбор соответствующих материалов для чтения, выбор заданий для проверки их понимания, характер оценки выполнения последних.

Содержание читаемых текстов должно быть значимым в глазах учащихся соответствующего контингента. Поддержанию этого условия способствуют регулярные задания, связанные с самостоятельным выбором текста из числа нескольких, разных по трудности, самим студентом для занятий ИЯ или для какой-либо иной последующей работы.

Следует стремиться к тому, чтобы фактический материал, содержащийся в текстах на ИЯ, мог использоваться студентами в другом виде учебной или иной деятельности.

Задания, которые ставятся перед чтением текста на ИЯ, должны быть аналогичны тем, с которыми учащийся сталкивался при чтении на родном языке, — получить определенную информацию, оценить точку зрения автора, факты, приводимые в тексте и т.п.

Учащийся должен быть ориентирован на ожидаемый результат его деятельности, иными словами, он должен быть уверен, что от него требуется понимание содержания текста, а не что-либо иное (например, воспроизведение текста).

План выражения и план содержания

[

Пла́н выраже́ния — определённым образом организованная область материальных средств, служащих для передачи языковых сообщений. Термин введён в глоссематике, где противополагается плану содержания, под которым понимается воплощаемый в языке «мир мысли» — определённым образом организованная область того, что может быть предметом языкового сообщения. При этом в глоссематике подчёркивается равноправность фонетическойграфической (для письменного языка) или любой иной субстанции выражения мысли. Термин «план выражения» употребляется и лингвистами других направлений, где обычно применяется только к области звуковых явлений[1].

Структура планов[править | править исходный текст]

Как в плане выражения, так и в плане содержания глоссематика выделяет форму и субстанцию. Таким образом, язык членится на четыре сферы, или стратума: форма выражения, субстанция выражения, форма содержания, субстанция содержания. Форма обоих планов специфична для отдельного языка и не зависит от субстанции, определяемой через понятия формы (сети отношений между элементами того или иного плана) и материала (нерасчленённой массы звуков или идей) и трактуемой как материал, расчленённый посредством формы[1].




Предыдущий:

Следующий: