Соц города

Проблема дефиниции города

Понятие «город» можно рассматривать в двояком аспекте: с точки зренияязыка (лингвистики) и с точки зрения культуры. Рассмотрим сначала то, как данный концепт представлен в словарных статьях.

Город, согласно словарным определениям, «крупный населенный пункт, административный, промышленный, торговый и культурный центр», «населенное место, огороженное и укрепленное стеной» (Современный толковый словарь русского языка, с. 137). В значении — «ограда, крепостная стена, линия укреплений» — слово город было известно в русском языке с ХШ в. (Словарь русского языка XI-XVII вв., 1977, с.90).

В.И. Даль дает следующее определение: «Город м. городьба, ограда около жилья, населения // крепость, укрепленное место внутри селения. Кремль //населенное место, признанное за город, городом, которому правительство дало городское управление. Город употребляется также в значении всего общества или всех обывателей города» (Даль, 1994, с. 939).

Город — посад (торговый) — является четвертой формой города, помимо города — двора, города — села, города — заставы, в зародыше возникшей, возможно, несколько раньше других форм, но полностью развившейся позднее их и частично вместившей их в себя. В.О. Ключевский описывает этот тип города так: «Такой город вместил в себе несколько из прежних городских форм. Время возникновения его определить довольно трудно: нельзя решить, был ли он древнее заставы или возник в одно время с ней. По-видимому, уже первые князья застали такие города — острожки: такой именно характер имели древнейшие города, упоминаемые в летописи, —  Киев, Новгород, и др. Но, может быть, и пограничные острожки начали возникать еще до князей. Такой торгово-промышленный город состоял из нескольких соединенных укреплений. Основанием города служило центральное внутреннее укрепление, состоявшее обыкновенно из замкнутой каменной стены; это укрепление носило название дънешняго града илидетинца; дънешний - «внешний», дьно - «пол, основание». Такой детинец строился обыкновенно на углу, образуемом слиянием двух рек. Так, детинец Московский, или Кремль, выстроен был при слиянии Неглинной с Москвой — рекой. Каждый такой внутренний город назывался еще кромом. Иностранцы Московский Кремль называли крым — город = кром — город» (Терминология русской истории, т.9, с. 196).

«Городами» в разные эпохи и в разных странах называли явления с весьма различным содержанием и с несходными существенными признаками, вследствие чего современные урбанисты, либо вовсе отказываются от разрешения соответствующей «дефиниционной проблемы», либо дают городу самые разнообразные определения. Дефиниции города можно сгруппировать по следующим основаниям: территориально — демографическому, политико-административному, экономическому, социоструктурному и социокультурному.

ерриториально-демографическое основание фиксирует количественные признаки: площадь поселения, число жителей, концентрация населения, специфические особенности организации территории проживания: особая архитектура, транспорт, благоустройство. Однако это определение не может удовлетворить по двум причинам. Во-первых, количественный, т.е. внешний, признак не дает реального понятия о сущности города, и, во-вторых, он сам по себе далеко не всегда может установить действительную грань между городом и деревней. Страновое отличие минимальной численности населения чрезвычайно велико. Во Франции еще с 1887 г. сохраняется критерий минимальной численности города в 2 тысячи человек. В Японии же города должны иметь численность населения не менее 30 тысяч человек. В Дании агломерация может начинаться и с 200 человек. В разных республиках бывшего СССР существуют различные нормативы численности для городов.

В некоторых странах численность сочетается с сопутствующим критерием. Во Франции к числу таких критериев относится расстояние между домами. Оно не должно в одном городе превышать 200 метров. В Израиле при 2000 человек — минимальной численности горожан не менее 1/3 из них должны заниматься несельскохозяйственным трудом.

Политико-административное основание подходит к понятию города с правовой точки зрения и признает городом поселение с определенной территорией, которому государственной властью присвоены особые административные права. Это действительно отграничивает всякий официальный “город” от деревни ясным и бесспорным образом: конечно, правительства всех эпох имели в своем распоряжении списки как городов, так и деревень, и применяли к городам, в отличие от деревни, те или иные правила и особую административную и налоговую политику. Однако для нас важен не столько самый факт государственной классификации существующих поселений, сколько понимание тех существенных признаков населенного пункта, по коим она проводится. Между тем известно, что эти признаки были в разных случаях далеко не однородны: власть признавала поселение городом либо по принципу «людности», либо по стратегическим, политическим, финансовым, религиозным и даже чисто случайным мотивам, как, например, вследствие выбора резиденции каким-либо влиятельным администратором, а в дореволюционной России – подчас вследствие ходатайств, протекции и даже взятки.

Экономическое основание. Экономическими признаками города являются: 1) технико-технологическое разделение труда на сельское хозяйство и промышленность; 2) разделение труда на присваивающий и производящий;       3) степень профессиональной дифференциации труда; 4) финансово-экономический признак — по характеру доминирующего капитала: производственный, торговый, кредитный (ростовщический, банковский);           5) производственно-экономический – по типу производства: материальных ресурсов, услуг, информации и др.  Основным фактором дифференциации труда является развитие техники и изменение на этой базе способов производства, с последующим изменением всех других сторон жизни.  Необходимо обратить внимание на производственную (в отличие от сельскохозяйственной) функцию города. Ремесленное, а затем промышленное производство приводит к переходу от экстенсивного к интенсивному хозяйствованию, что в свою очередь приводит к появлению прибавочного продукта и рынка (на место сезонного обмена, который в сельской местности был всегда). Экономическим атрибутом города является производство, а не торговля.

Социокультурное основание. Продолжая линию поиска качественных отличий города от не-города, урбанисты уже давно обратили внимание на «притягательную силу городов». В художественной литературе город представляется в виде какой-то гипнотической силы, властно манящей обывателя “околдованной” деревни желанным, но невыполнимым призраком счастья. Париж гипнотизирует героев Золя. “В Москву, в Москву!” повторяют чеховские сестры. Город – это не только количественные параметры проживания и деятельности, но и особая социокультурная атмосфера и обстановка.

Постепенное изменение и усложнение социальной структуры (диффузия родо-племенных структур, распад патриархальной и появление нуклеарной семьи, плюрализация общинных форм хозяйствования, появление производственных коллективов и политических сообществ и др.), а также накопление культурных образцов и моделей поведения актуализируют выработку новых форм и механизмов социокультурной интеграции. Меняется также структура и средства коммуникации. Эти социокультурные изменения появляются в новом (в отличие от традиционного) пространстве взаимодействия – городском пространстве. Город являл собой предметно-территориальную форму интеграции новых социальных структур и коммуникативное пространство нового типа, характерными чертами которого были: 1) социокультурная гетерогенность, 2) интенция на разнообразие и инновацию, 3) появление личностного измерения пространства.

Социоструктурное основание. Урбанисты в поисках определения города давно столкнулись с ситуацией сложной, гетерогенной (состоящей из различных по своим свойствам элементов), изменчивой, индивидуальной социальной структурой городов. В этом плане город определяют как место концентрации социальных структур (групп и институтов) и ролевых функций. Особенности социальной структуры и социальных отношений являются качественным отличием города от деревни, которое трудно замерить количественно, но именно в этом плане различия особенно очевидны. На практике очень трудно провести грань между городом, посёлком, городком, пригородом, дачной местностью и другими поселениями только на основании социальной структуры проживающих. И тем не менее именно по доминированию «городских» видов деятельности до сих пор чаще всего различают город и «не-город».

Города привлекают людей не только возможностью трудиться и получать средства к существованию. Помимо витальных потребностей у человека есть потребность в личностном росте и самореализации, в индивидуально-личностной среде, в социально-психологическом комфорте, другие социально-личностные и метафизические потребности. Для их реализации города предоставляют больше возможностей.  Привлекательность городского пространства для личности (особенно в современном обществе) обусловлена тем, что город является средой инновационной активности в силу высокого уровня социокультурной динамики и мобильности. Это социокультурные характеристики городского пространства.

Город как объект социологического изучения

Город являлся и является объектом изучения многих научных дисциплин, потому что в нем сфокусировались все сферы жизнедеятельности человека: в нем человек живет, работает, саморазвивается как личность в психологическом, социальном, культурном и метафизическом планах. Социология сосредоточила свое внимание на особом механизме городского устройства как способе взаимосвязи и взаимодействия городских подсистем: производственной инфраструктуры города, социальной инфраструктуры, городского образа жизни, городской культуры, социального состава городского населения, социальной стратификации городского населения, социальной морфологии города. Взаимодействие названных подсистем выступает фактором, определяющим состояние экологии города.

Восприятие города и исследователями, и просто людьми носит ярко выраженный субъективный характер. Образ города — семантическая конструкция (система знаков), задающая схемы восприятия города, это субъектная картина мира1. До определенных пределов у каждого горожанина — «свой город». Существует также коллективный образ города, субъектом которого является все городское сообщество — «наш город».

Восприятие индивидуально, но оно социокультурно детерминировано. Целью изучения образа города является обнаружение релевантных (субъектно различимых, значимых) семантических средств для различных субъектов городской жизни, что позволяетт прогнозировать характер и направленность их активности.

Функции образа города. Значение адекватного и творческого восприятия города обнаруживает себя в следующих функциях образа города:

Коммуникативная функция. Помимо семантико-символической функции в этом плане можно еще отметить фатическую-контактоустанавливающую (единый образ территории, города может явиться основой территориального сообщества: соседства, землячества и т. п.)

Мировоззренческая функция. В картине мира образ среды обитания играет далеко не последнюю роль. Первоначальные впечатления о мире и людях связаны с непосредственным окружением. Его значение подчеркивается выражением «малая родина».

Социализационная функция. Социальные нормы, которые усваивает человек — это опять же нормы непосредственного окружения. Особенно значимы первичные нормы поведения. Большинство людей, наверное, их усваивают в семье. Но в городах всегда было немало «людей улицы». Гаврош — беспризорный мальчик Парижа из романа В. Гюго «Отверженные» — стал нарицательным именем. Культура беспризорников — это в значительной степени городская субкультура. Образ города включает в себя представления о нормах поведения в городе вообще.

Функция личностной самореализации. Образ города — это, прежде всего, конструкция личностного пространства: пространства отношений, связей, значимых предметов и фрагментов городской среды. Личностно значимые аспекты жизни определяют и траекторию территориальной мобильности. Прагматическая функция. Адекватный образ города «практичен», в том смысле, что он позволяет правильно ориентироваться и на территории и в пространстве отношений. Но у людей разные представления о пользе, поэтому и различна прагматика отношения к городу. Образ города возникает в процессе осознания прагматических целей.

Магическая функция. Город завораживает многим, в том числе и своими тайнами. Город — всегда загадка, «лабиринт», идя по которому сталкиваешься со многими неожиданностями и переживаешь превращения.

Социологические задачи изучения образа города. Общей задачей исследователя является представление себе образа города, адекватного субъекту восприятия. Это позволит, во-первых, избавиться от субъективизма самого исследователя, а во-вторых, — через специфику восприятия понять жизненный мир и проблемы субъектов городских отношений.

Эвристический смысл изучения образа города — рассмотрение его как фактора поведения. Это фактор особого рода, особенность его в том, что он не обладает жестко детерминистским характером, оказывает опосредованное влияние на поведение. Однако влияние это существенно, и есть основания предполагать, что значение его будет усиливаться в силу увеличения значимости символических структур и механизмов идентификации и мобильности. К тому же, в ситуации трансформации социальной структуры современного российского общества возросла значимость традиционных, в данном случае — территориальных оснований идентификации и структурации.

Специфика действия образа города как фактора поведения заключается, на мой взгляд, в том, что его действие основано не столько на нормативно-императивном механизме, сколько на когнитивно-селективном: образ города возникает в процессе организации информации прошлого опыта и актуально поступающей информации, которая обрабатывается, приобретает некоторую структуру, становится информационным фильтром и, тем самым, фактором, организующим поведение — через избирательность отношения, через возникновение самоорганизующихся «структурирующих структур» — Habitus (ов) (П. Бурдье). 

Социологические возможности изучения образа города. Тема восприятия города его жителями лежит на пересечении таких предметных плоскостей, как социология города, семиосоциология, социология культуры.

В русле социологии города работали О. Шпенглер, М. Вебер, Г. Зиммель. Оригинальную трактовку феномен города получает в цивилизационном подходе Освальда Шпенглера2. В «Закате Европы» Шпенглер пишет, что всемирная история — это история городского человека. Анализируя мировую историю, он выделяет характерные черты города: формализация отношений, деньги как главная ценность и цель горожан, стереотипизация форм поведения, космополитизм, иррелигиозность. Если для Вебера3 город в большей степени явление социально-экономическое, то город у Шпенглера из конкретно-исторического феномена превращается в метафору цивилизации.

В работах Георга Зиммеля4 город предстает как паутина сетей, связей взаимопересекающихся сфер разделения труда, распределения, коммуникаций, денежной экономики, интеллектуальных и культурных кругов. Зиммель раскрыл социально-психологические аспекты городской жизни, функциональный характер городских контактов.

Изучение процессов адаптации мигрантов к условиям городской среды и городскому образу жизни стало центром исследовательского интереса социологов чикагской школы (Эрнст Берджесс, Роберт Эрза Парк, Луис Вирт). Лидеры этой волны социологов — исследователей города изучали влияние размеров городов, архитектуры на преступность. Предметом их исследований были, преимущественно, социальные патологии, продуцируемые городской культурой, влияние естественного окружения на социальную жизнь людей.

Семиотика (наука о знаках) появилась в начале 20 в. и изначально представляла собой метанауку, своего рода надстройку над целым рядом наук, оперирующих понятием знака. С точки зрения семиотики город предстает как открытая, самовоспроизводящаяся система знаков и символов, включающая в себя природные и урбанистические ландшафты, городскую планировку, памятники архитектуры, особенности организации уличного пространства (например, знаки уличного движения), декоративное оформление, лозунги и транспаранты, рекламу, дизайн, наконец, значимые черты внешнего облика и поведения самих городских жителей. Методы социологического изучения этого аспекта городской жизни глубоко разработаны в книге американского социолога Кейвина Линча «Образ города», а также в трудах Вальтера Беньямина, Мишеля де Серто5. Из отечественных авторов можно назвать В.Л. Глазычева, Т.М. Дридзе, Э.А. Орлову, А.В. Захарова и др. 

Таким образом, проблема образа города интегрирует в себе несколько возможностей ракурсов ее рассмотрения в рамках социологии: прежде всего, это социология культуры (а именно семиосоциология), а также социология города. Эта тема является перспективной, позволяя исследователю через специфику восприятия городской среды и культуры индивидами понять их жизненный мир и социальные проблемы городов.

Возможности исследования города на макро- и микросоциологическом уровне

На микро

Теория рационального выбора — общий термин для различных подходов теории действия в экономических и социальных науках. Эти подходы описывают рациональное поведение действующих субъектов (акторов).

Основные допущения классической теории рационального выбора усматриваются уже в трудах Фукидида[1]:

Государства — главные акторы международной политики;

Действия государств рациональны;

Внешние действия со стороны природы, как правило, беспорядочны, но существуют исключения;

Основные цели государств: могущество и безопасность.

Наряду с этим теория рационального выбора ориентируется на классическую политическую экономию Адама Смита, ссылается на «понимающую социологию» Макса Вебера и идеи Ганса Моргентау. Делается попытка объяснить сложные социальные действия с помощью абстрактных моделей. Ранее представители теории рационального выбора видели перспективы её применения в возможности установления универсальных социальных законов по аналогии с ньютоновской механикой, однако современные исследователи, признавая достоинства математических моделей для теоретических построений, также указывают на приоритет причинных объяснений[2].

Модели рационального выбора варьируются от классической концепции Homo œconomicus (человек экономический) до модели RREEMM (человек изобретательный, ограниченный, оценивающий, ожидающий, максимизирующий) в современной социологии. В понимании предпочтений рационального индивида в настоящее время отсутствует единство.

На макро

Так же, с помощью моделей, только более значимых и обобщённых.

Развитие города как комплексный процесс

Уровни социологического анализа этапов развития города: экономика (промышленное производство, международные экономические связи, структура занятости по отраслям экономики и т. д.), демография (рождаемость, смертность, миграция возрастная структура и т. д.), технология (технология в производственной сфере и в сфере коммуникаций, техническое развитие в ходе истории и т. д.).

Социологические парадигмы конструирования городов

Цель социокультурного проектирования – повышение уровня комфортности личности. Задачи социокультурного проектирования: 1) создание модели многомерной среды обитания как комплексного жизненного пространства; 2) достижение социальной адресности проектов. 3) установление и достижение приоритета локального и самоорганизующегося начала над глобальным, ведомственным и директивным.

“Памятка проектировщика”: первичные вопросы организации проектирования. Методологические основания (принципы) социокультурного проектирования: 1) Интенционально-ситуационный принцип. Понятие “ситуация” и её характеристики (теоретические аспекты). 2) Проблемно-коммуникативный принцип: конструирование среды в режиме коммуникации, через согласование значений, смыслов, целей. Основания коммуникативной интенции – единства восприятия и интерпретации ситуации интенциональными группами: 1) ментальное, 2) интеллектуально-информационное, 3) мотивационное, 4) атенциональное, 5) диспозициональное.

Этапы социокультурного проектирования. Диагностический этап, его содержание. Конструктивно-коммуникативный этап, его содержание.

Проектирование как создание и реконструкция социальных объектов. Принципы структурно-объектного проектирования. Недостатки парадигмы. Методы структурно-функционального конструирования городской среды.

1) Информативно-целевой анализ текстов (диагностика проблемного континуума). Цель и задачи метода. Единицы изучения и единицы наблюдения данного метода. Исследовательские установки метода Блоки информативно-целевого анализа текстов. Технологические этапы работы с информацией. Типология проектных мероприятий по решению проблем.

2) Метод опроса в социокультурном проектировании. Цель и техника опроса. Варианты опроса. Опрос населения. Структура опросника. Цели и задачи каждого блока опросника. Возможности использования материалов опроса. Опрос экспертов. Виды экспертов. Задачи опроса экспертов. Характер информации от экспертов. Методики информативно-целевого анализа текстов.

Фазовые модели развития городов

Данный метод позволяет исследовать, диагностировать и корректировать характер взаимодействия человека с окружающей средой на информационно-энергетическом уровне. Следует отметить, что сам процесс создания фазового портрета включает несколько этапов предварительной работы с использованием методов психографии для получения информации о состоянии исследуемого объекта и устранения негативных записей, ставших причинами искажения нормального процесса метаморфоз. Фазовый портрет является стадией коррекции с настройкой на оптимальный энергоинформационный образ человека в каком – либо промежутке времени.

Первый фазовый портрет г. Волгограда был создан в мае 2004 года. Второй – в 2005 году, третий – в 2007 году. Важно отметить, что в настоящее время все три портрета одновременно выполняют необходимую работу для города, при этом мы можем отследить изменения в процессе развития образа города при смене его фазовых состояний (в чем и заключается суть мониторингового исследования). Фазовый портрет представляет собой энерго-информационную матрицу города. Психокоррекция энерго-информационных характеристик живой системы «город» происходит на уровне причин метаморфоз и позволяет изменить качество записи во времени.

На фазовом портрете изображены символы и образы, которые мы интерпретируем на основе языка психограммы. Язык психограммы представляет собой графическое отображение мира в знаках, символах и образах. Суть языка психограммы (суть знаков, символов и образов) через фазовые превращения проявляется в сути слова: «Словом человек может выразить каждый предмет духовного и материального мира, человек отражает мир в своем языке, вербально – речью, визуально-знаковой системой – письменно» (2, с. 206). Поэтому работа с городом происходила одновременно в двух аспектах – в Причинах Метаморфоз и на лингвосемантическом уровне.

Социологические концепции структуры города

2.2. Концепция структуры города

2.2.1. Понятие городской среды

Исходя из методологических принципов историзма и антропологизма, город следует понимать как континуум отношений различного характера и уровня, как жизненную среду обитания.

Жизненная среда городасоциокультурно детерминированное пространство-время, в котором протекает жизнедеятельность человека. Она обладает определённой структурой, состоящей из объектных (территориальных, организационных, информационных, социально-групповых и др.) и субъектных (личностных значений и смыслов, установок, мотивов и интенций и др.) элементов – всех жизненных стратегий и биографий, создающих континуум сосуществования, взаимодействия, коммуникации.

Удовлетворённость или неудовлетворённость жизнью, успешность или не успешность самореализации личности, жизненный комфорт зависят от многих обстоятельств, в том числе и от той среды обитания, в которой непосредственно находится горожанин – от городского ландшафта, создающегося руками, поступками, эмоциями и делами как проживающих на данной территории, так и тех, кто организует и управляет жизнью территории. Совокупность жизненных стратегий (осознанных и не вполне) объективируется и опредмечивается – возникает жизненная среда – со своим устройством (обустройством жизни), с совокупностью специфических ситуаций разного уровня, набором проблем, качеством коммуникации.

Город как искусственно созданный объект является функциональной системой для реализации расширяющихся потребностей. Однако не только это составляет смысл города. Город – это особый способ поддержания и развития социальности, способ сохранения и воспроизводства ценностей и стереотипов, создание и распространение особой интеллектуальной и духовной атмосферы, традиций поведения. Город, объединяя в себе людей и их отношения между собой, различные социальные институты и организации, здания и инженерные сооружения, природные стихии и многое другое, обладает каким-то особым свойством очевидности, самоподтверждения («аутопоэзис города»).

Разные люди, вступая в контакт с городом, наделяют его своим отношением, извлекая из него то, что им ценно и интересно. Эту освоенную часть окружения, отмеченную присутствием человека, его души, соединенную с сознанием и трансформированную им, называют средой обитания человека, в приложении к городу – городской средой. Эта реальность столь могуча и истинна, сколь и призрачна. Она обладает удивительными свойствами. Уезжая, город нельзя забрать с собой, а городскую среду можно! Так, для эмигрантов в Париже 30-х годов, описанных Тэффи в повести “Городок”, малый рукав Сены стал “ихней Невкой”, многочисленные места их жизни получили русские прозвища, а Петроград продолжал жить своей жизнью в их разговорах и воспоминаниях, причем жил и изменялся вместе с покинувшими его людьми. Очевидно, что это был другой город, не похожий на “объективно существующий” Ленинград.

На наш взгляд, в городской среде обитания следует выделить два измерения: территориальное и пространственное.

Территория – совокупность объектных аспектов жизненной среды, места жизни человека как психофизического, индивидуального существа.

Пространство – совокупность субъектных аспектов жизненной среды – место жизни, существования человека как личности и индивидуальности в её информационном, социально-нормативном, диспозициональном, коммуникативном, ментальном измерениях (пространствах).

Личности, как субъекты жизненных стратегий, живут в разных измерениях пространства жизнедеятельности: у каждого своя жизнь. Но траектории жизненного пути пересекаются. Одно место социокультурного пространства – локус среды – может быть «населено» больше, другое – меньше. Пространство жизни обладает качественными характеристиками, совокупность которых создаёт колорит места через совокупность специфических ситуаций и проблем: с одной стороны – конкретных территорий, с другой стороны – конкретных людей. Специфика конкретного локуса городской среды обусловлена как специфической ситуацией территории, так и совокупностью специфических ситуаций людей, проживающих на данной территории.

Социокультурное пространство, в котором человек живёт как творец собственной судьбы, преломляет, детерминирует восприятие и территории, и самого себя, оказывает влияние на поведение, на специфику реагирования на внешнюю ситуацию (в том числе и на физические параметры), на проживающих рядом. Образ территории и образ пространства сливаются в образе места жизни. Личностные проблемы и проблемы территории проживания пересекаются и взаимопреломляются. Описание и анализ социокультурного пространства совокупности проживающих в данном месте – социологическая карта местности, на которую нанесены значимые аспекты, параметры, проблемы конкретной ситуации конкретной территории и конкретных людей.

Описание и изучение городской среды предполагает использование ряда понятий. Содержание одних устоялось в социологии города, и они являются достаточно традиционными, другие стали употребляться относительно недавно, носят междисциплинарный и дискуссионный характер.

Аналитическими понятиями городской территории являются: архитектоника городской среды, городской ландшафт, социально-функциональные зоны, зоны приватного самочувствия, локусы личностного бытия.

Аналитическими понятиями социокультурного пространства города являются: информационная среда города, локусы пространства городской жизни, поведенческие модели горожан, городские сообщества, семантическая структура городских сообществ, городской менталитет, архетип города, хронотоп города, аттрактор города, городская ситуация.

ЛЕКЦИЯ 10

2.2.2. Структура городской территории

Аналитические единицы описания и изучения городской территории.

Любой сложный, многоплановый объект при изучении разделяется на теоретико-аналитические области, аспекты изучения. В плане изучения территории таковыми являются: архитектонический, экологический, психофизиологический, символический.

Архитектоника города – общее устройство городской территории, включающее в себя: 1) архитектурно-эстетический план, 2) инженерно-коммуникационный план, 3) предметный дискурс (дискурс вещей): реклама, транспорт, средства связи, символика (герб, флаг и т.п.), «украшения» и др. Два последних элемента часто трудно разделить на практике, и их обозначают термином инфраструктура города. Архитектоника города имеет 3 уровня: наземный (ландшафтный), подземный (субшафтный) и воздушный (люфтшафтный). Есть города, где субшафтный уровень играет существенную роль в жизни города, горожан, оказывает влияние на их внутренний мир и поведение.

Экологическая область городской жизни складывается из природогенных объектов, возникших в процессе геолого-географической эволюции территории, и антропогенных, появление которых связано с деятельностью человека, прежде всего производственно-технической. Оба вида объектов, накладываясь друг на друга, формируют городской ландшафт – «композицию мест, наделённых смыслом» (В.Л. Каганский), окультуренную природную территорию. Аккультурация носит тройственный характер: 1) видоизменение морфологии территории, 2) строительство специальных сооружений функционального характера (промышленного, жилищного, рекреационного и др.), 3) придание местам и объектам культурных значений и смыслов как социально-функционального (прагматического), так и оценочного (аксеологического) плана. Культурный ландшафт есть единство образа территории (предметное знание) и образа правильного поведения на этой территории (оценочное знание). Оба образа существуют в семантической форме – в виде названий, определений, оценочных суждений, в которых оба образа сливаются в единую топонимическую конструкцию – название места, которое является культурным символом, задающим схему восприятия, оценивания, поведения. Городская топонимика, во-первых, наслаивается исторически и отражает социально значимые события, аккумулирует культурный опыт, нормативность, модели поведения; во-вторых, отражает специфику жизненного мира отдельных групп горожан. Городская топонимика содержит как общегородские символы, так и локально-социальные (диалектные, субкультурные).

Отдельные районы территории приобретают устойчивый социально-функциональный характер в плане доминирования того или иного вида деятельности и нормативности поведения. Городскую территорию можно зонировать по разным основаниям: центр-периферия, по производственно-экономическому характеру, по характеру рекреации («культурные», «спальные» и т.п.), по архитектурному и инфраструктурному (так, например, для курортных городов инфраструктурными локусами являются «пляж», «зрелищные центры» и т.п.).

Основания зонирования в разных городах может быть различным. Одни зоны могут присутствовать в конкретном городе, а в другом – нет. В практическо-эмпирическом исследовании сделать это однозначно порой нелегко, есть методические проблемы, на которых мы остановимся далее, но очевидно, что городская среда качественно разнородна, что поведение, сознание, личностное самочувствие и возможности самореализации различны. Существуют качественно разнородные социально-функциональные зоны городской жизни как теоретические локусы (предмет теоретического изучения) городской среды, не сводимые к территориальным местам и традиционным социальным структурам: демографическим, профессиональным, административным, идеологическим и т.п. Городская среда характеризуется социально-функциональной динамикой: одни социальные функции появляются, другие – исчезают, меняется «удельный вес» отдельных социальных функций на конкретных территориях и в конкретных городах.

Выше речь шла преимущественно о витальном и социально-функциональном измерениях (аспектах) жизнедеятельности. Но человек также особое психическое существо – у каждого есть индивидуальная «душа», способность чувствовать себя по-разному в разных зонах приватного самочувствия – в разных местах территории и пространства: для одних – это дом, для других – место работы, для третьих – место общения и отдыха и т.п. От чего зависит индивидуальное самочувствие (самочувствие индивидуального бытия) горожан? Как город, специфика городской среды влияет на него? Исследование психофизиологического аспекта городской жизни началось относительно недавно социологами и социальными психологами (Л. Вирт, С. Милграм, Дж. Голд и др.). Но есть уже два важных вывода: 1) восприятие психофизиологических параметров среды различно в разных социальных группах, город воспринимается горожанами через призму социокультурных характеристик (см. выше основания восприятия города); 2) есть локусы среды, где приватное самочувствие – положительно (людям нравится там жить и бывать), а есть негативные локусы, где люди испытывают различные негативные чувства.

Символический аспект территории города постоянно присутствует в жизни и сознании горожанина как культурно-историческое наслоение жизнедеятельности предшествующих поколений в знаковой форме. Символы ландшафта и архитектоники – «текст истории», который по-разному читается горожанами. Семантические объекты города вплетаются в жизнь и биографию горожан как личностно освоенные и биографически запомнившиеся, становятся личностно значимыми местами, частью личности, локусами личностного бытия. Если у горожан много таких мест, то, значит, они живут вместе с городом и для города, но в городе всегда есть какое-то количество людей, просто находящихся в нём, проживающих. Если их становится всё больше, то город умирает как среда обитания и со временем исчезнет как поселение.

Материально это может быть воплощено в разных объектах. Например, это может быть квартира в городе или дача, старая квартира родителей, где человек вырос, место встречи с друзьями, или место, где он уединяется, полностью сращивается со своим персональным миром. Конечно, все локусы личностного бытия построены на одном и том же материале города, но изнутри этот материал означен и трансформирован каждый раз уникальным и индивидуальным образом. Эти места дают человеку чувство собственности, положительные эмоции, вызываемые метафизическим владением каким-либо местом, территорией; ощущение самости, социальной, физической и психологической самостоятельности; возможность снизить негативные ощущения и впечатления от городской жизни или, наоборот, повысить тонус, получить какие-либо острые ощущения (переживания); они обеспечивают индивидуальность, неповторимость среды личностного бытия, служащей для экспозиции “себя” внешнему миру и, одновременно, для создания глубоко персонализированной среды, точно соответствующей вкусам и смыслам личности. Локусы личностной среды возникают потому, что люди рассматривают и оценивают места города одновременно с социальных и индивидуальных позиций. Рассмотрение любого района в городе с позиций обоих средовых полюсов всегда определяет наличие некой напряженной противоречивости в характеристике районов. Жители города оценивают каждое место по степени этого напряжения, одновременно по обеим шкалам. В результате, то, что считается хорошим по одной шкале, одновременно может считаться плохим по другой шкале. Вот примеры таких антиномий. Невозможно жить в окружении исторических памятников и прекрасной архитектуры и обойтись без подворотен и антисанитарных условий; невозможно окунуться в пеструю выразительную толпу центра и избежать нежелательных встреч с убожеством нищих и наглостью хулиганов. Замечательные с точки зрения экологии районы, оказываются чрезмерно однообразными; за чистый воздух приходится платить долгой дорогой на работу и в центр; высокий социальный контроль за территорией и безопасность связаны с потерей остроты жизни и свободы.

Локусы личностного бытия наполняются самым ценным для горожан содержанием. А процедура ценностного выбора всегда сопряжена с рефлексией и поступком. Каковы основания этого выбора? – Вот важный вопрос для понимания поведения горожанина. Какие предпочтения характерны для тех или иных социальных групп? – Вот вопрос социолога.

Отдельные аспекты территории города – это аналитическое рассечение ткани городской жизни для создания методического инструментария, для выделения единиц наблюдения и счёта, которые являются достаточно условными для различных задач и отдельных исследователей. Любой фрагмент городской жизни, поведения горожан содержит указанные аспекты. Обобщив вышесказанное можно предложить следующую

Теоретическую схему изучения структуры территории:

Аспекты

Объекты изучения

Предметы изучения

Экологический

Природогенные

Ландшафт

Антропогенные

Архитектонический

Архитектурные

Социально-функциональные зоны

Инфраструктурные

Психофизиологический

Психофизиологические параметры: плотность населения, ритм и темп жизни, комфортность (уютность) и т.п.

Зоны приватного самочувствия

Символический

«Текст» города, семантические объекты

Локусы личностного бытия (личностно значимые места)

Типология урбанизированных поселений

Выше уже говорилось, что вопрос о границах города (городской территории) является непростым и дискуссионным. Однозначно локализовать и определить урбанизированное поселение довольно трудно, поэтому в урбанистике используются различные термины. Как писал известный американский урбанист Р. Мерфи, «некоторые понятия и определения …могут показаться излишне сложными. Однако реальная действительность ещё сложнее».

Для характеристики урбанизированных поселений используют ряд понятий.

Географический и юридический город. Первое определение наименее конкретно и произвольно. Чаще всего географические границы города фиксируют некоторую традиционную, обозначенную в исторической памяти жителей города и близлежащей местности и отражённую в географических картах территорию. Чаще всего она меньше фактической (хотя может быть и больше), поэтому для социологических задач (например, определения выборки респондентов-горожан) географическими картами лучше не пользоваться. Территория юридического города фиксируется по двум параметрам: 1) административно установленные границы, 2) объём управленческого воздействия по количеству населения и числу функций. Когда говорят «город», то имеют в виду то, что точнее следует называть ядром города – компактно расположенную городскую территорию, население которой: 1) полностью идентифицирует себя с данным городом (именем и интересами), 2) обладает высоким уровнем экономической, политической, социальной и территориальной интеграции. Его границы постоянно меняются и переходят в метрополитенскую территорию – зону культурного и политического влияния города. Интересы жителей этой территории могут быть тесно связаны с интересами города и горожан, жители этой территории постоянно или часто бывают в городе. Далее располагается урбанизированная зона. Это, прежде всего, зона экономического влияния города. В этой зоне также высоки показатели городского образа жизни. Современные урбанизированные поселения могут иметь очень большую протяжённость (сотни и тысячи километров), поэтому появилось понятие мегаполис (Ж. Готтман) – полоса урбанизированных зон. Относительно компактные городские образования в индустриальных странах часто образуют структуру производственно-экономического характера – агломерацию. В составе агломерации находятся и сельскохозяйственные территории. Города выполняют роль центров, опорных точек организации территории. В. Кристаллер разработал теоретическую схему размещения городов как центров обслуживания территории («решётка Кристаллера»). В основе её лежит аксиома об обмене товарами и услугами между городом и селом. Ранг города в сети населённых мест обусловлен объёмом и сложностью предоставляемых услуг, а не числом жителей. Радиус сбыта товаров очерчивает зону влияния. Кристаллер сделал расчёты пропорций между населением центров, расстоянием между ними, размерами и людностью тяготеющих территорий и применил эти данные к теории шестиугольников. У него появилась общетеоретическая схема размещения городов, которая может быть положена в основу проектирования урбанистических поселений. Численность населения наименьшей поселенческой единицы он определил в 1тыс. чел; расстояние между ними – 4,5 мили (1 час ходьбы); расстояние между центрами 2-го порядка – 7,5 мили (12 км.); третьего – 21 км. Число населённых мест семи уровней от наиболее высокого до самого низкого имеет тенденцию следовать теоретическому ряду: 1: 2: 6: 18: 54: 162: 486. На основании этой «решётки» можно определять центры территорий различного уровня и статус населённых мест. Традиционное основание ранжирования было – по численности населения и имеющемуся юридическому статусу. Новое основание ранжирования – количество услуг и функций. «Решётка» даёт научную основу для определения административного статуса поселения. Число населения поселений разного уровня принципиального значения не имеет. Смелс эти центры территорий назвал: главные города – местные столицы – большие «сити» – малые «сити» – большие «тауны» – малые «тауны» – городки. Ф. Грин их назвал: метрополитенский центр – провинциальный центр – главный местный центр – рядовой местный центр – посёлок – деревня – ферма (хутор). Основными трудностями реализации этой теоретической схемы в урбанистской практике (проектирования и прогнозирования) являются: 1) рельеф местности, 2) культурно-исторические особенности местности, 3) перевод качественных характеристик функций в количественные показатели, 4) определение экономической базы городов. Последнее обстоятельство является наиболее сложным и дискуссионным. Суть проблемы заключается в трудности различения базовых (имеющих значение для территории) и небазовых (градообслуживающих) отраслей или видов деятельности.

Проблема экономической базы городов включает в себя ряд частных проблем:

Критерии (основание) различения базовых и небазовых отраслей: налоговая база, база занятости, градообразующее значение, база саморазвития (самосохранения).

Показатели уровня развития экономической базы: численность занятости по отраслям, размеры зарплаты, объём доходов, добавленная стоимость, объём продаж. Методики, основанные на разных показателях, дают разные результаты. Чаще всего используется показатель занятости, усиленный методом аппроксимации Х. Хойта – сравнение структуры занятости в городе со структурой занятости по стране в целом: каждая отрасль, в которой наблюдается превышение над средней по стране, считается базовой в тем большей степени, чем значительнее превышение. На основании этого можно говорить о «вкладе» города в общенациональную экономику. Определение уровня развития экономической базы по размеру зарплаты в условиях нестабильности цен становится практически невозможным. Показатели дохода можно использовать лишь при их прозрачности и трудовом источнике, что проблематично для российских условий. Два последних показателя возникают при развитых рыночных отношениях, чего в России тоже никогда не было.

Оценка эффекта мультипликатора: развитие базовой отрасли приводит к увеличению занятости в небазовых отраслях. Существует вообще тенденция увеличения небазовых видов деятельности в связи с возрастом и ростом размеров города. В связи с этим обсуждается вопрос о правомерности применения только лишь экономических критериев оценки роли (вклада) городов в жизнедеятельность страны. В этом плане различают города по функциональной структуре: монофункциональные, полифункциональные, диверсифицированные.

Добавленная стоимость как показатель взаимоотношений города (городского населения) и общества. Выбор данного показателя оправдан тем, что значительное число предприятий, которые работают в городе, работают на внутреннее потребление города и его населения, вплотную зависят от платежеспособности населения и бюджетообеспеченности города, то есть, в конечном счете, от того, что город способен произвести и реализовать вовне. Это предприятия сферы обслуживания, коммунальной сферы, торговли, общественного питания, предприятия продуктоперерабатывающих отраслей местного значения, транспортные предприятия. То есть сфера производства, непосредственно ориентированная на горожанина и замыкающаяся на нем, зависит от его платежеспособности или состояния бюджета города.

Единственный фактор, который определяет возможность города развиваться и обеспечивать воспроизводство — это показатель добавленной стоимости. В первом приближении добавленная стоимость может быть исчислена как разность входящих и исходящих из города финансовых потоков. Исходя из этого, можно рассмотреть три варианта экономической ситуации, создающих принципиально разные тенденции развития.

Характер экономической ситуации и тенденции развития города

(схема А. Нещадина и Н. Горина)

Экономическая ситуация

Тенденции развития города

I. Добавленная стоимость выше нуля

Восходящая фаза развития, устойчивые тенденции роста населения и производства

II. Добавленная стоимость равна нулю

Инерционная фаза, тенденция нулевого роста “сегодня”, неустойчивые, противоречивые тенденции развития

III. Добавленная стоимость меньше нуля

Нисходящая фаза развития, ограниченная способность к самостоятельному существованию, неспособность выжить без помощи из федерального бюджета и бюджета субъектов Федерации, тенденции и деградации системы

Дотационность, по существу, означает наличие внеэкономических механизмов поддержки городов. Такое положение, однако, не всегда означает, что данный город действительно производит “отрицательную” стоимость. Это может быть следствием неразвитости рыночных механизмов. Академгородки, например, в сегодняшних условиях типичный пример дотационных территорий. Однако это связано с тем, что экономическая оценка их продукции — специалистов квалификации мирового уровня — на внутреннем рынке явно неадекватна. Вследствие ущербности экономического механизма, дотации академгородкам, по существу, являются безвозмездными инвестициями в экономику западных государств.

Добавленная стоимость может изменяться под действием относительного снижения потребления внешних ресурсов или роста объемов производства. Относительное снижение потребления внешних ресурсов может идти за счет технологических изменений в сфере производства или за счет экономии на эксплуатации и развитии рекреативной среды. Последнее ведет к снижению качества жизни, оттоку или «вымиранию» населения.

Зонирование городской территории

В первой половине ХХ в., в период бурной урбанизации во многих странах сложились классические теоретические модели структуры и динамики городской территории Э. Берджесса, Х. Хойта, С. Харриса и Е. Ульмана.

Э. Берджесс. Модель концентрических зон. Структуру городской территории можно представить в виде 5 концентрических зон:

Центр – сосредоточение социокультурной, административно-политической и коммерческой жизни;

Переходная зона жилой застройки и торгово-промышленных предприятий старого, несовершенного типа;

Зона проживающих с относительно высоким доходом;

Зона комфортабельного жилья;

Зона маятниковых мигрантов.

Динамика развития территории носит характер расхождения кругов по поверхности воды при бросании камня.

В процессе обсуждения этой модели было обращено внимание на существенные факторы, влияющие на структуру территории и не отражённые в этой модели:

Рельеф местности;

Изменение местоположения градообразующих объектов, особенно транспортных путей, вдоль которых нередко развиваются города;

Жилые зоны чаще всего носят смешанный характер;

Центр города часто расположен не в геометрическом центре городского поселения;

Во многих, особенно старых городах, имеет место территориальное закрепление культурных и этнических групп.

В ходе дискуссии пришли к выводу, то данную структурно-динамическую модель развития городской территории можно использовать при стабильном и контролируемом развитии промышленной базы относительно молодых поселений. Данная модель возникла на базе обобщения эмпирического изучения ряда промышленных центров США, она также отражает закономерности урбанизации в период бурной индустриализации, например, в СССР.

Х. Хойт. Секторальная модель. Структуру городской территории можно представить в виде секторов разного масштаба и качества среды с вершиной в центре города. Основными факторами секторальной динамики являются стоимость земли и транспортные артерии. Сектора развиваются вдоль транспортных путей, а качество и функциональный профиль территории обусловлены ценой на землю, которая зависит, прежде всего, от престижа места. Последнее обстоятельство может быть обусловлено разными причинами, наиболее распространёнными являются престиж центра как такового и престиж территории, связанный с проживанием на ней влиятельных лиц. Динамика развития обусловлена устойчивостью выбранного направления: сектор развивается тем больше, чем больше средств в него вложено.

В дальнейшем, по мере накопления эмпирического материала, эта модель также оказалась не универсальной. На секторальную структуру городской территории также влияют уже отмеченные географические и социокультурные факторы. Сектора не являются однородными ни в плане застройки, ни в плане состава проживающих: на территории всех секторов имеется немало разнообразных «анклавов», растворить которые бывает очень нелегко. Гипотеза Хойта об устойчивой однородности и направленности развития районов города подтверждалась далеко не всегда. Секторальная модель складывается и поддерживается в ситуации устойчивой по характеру (направленности) и длительности административно-финансовой политики. В ситуации, когда начинается сложная и скрытная финансовая политика фирм по недвижимости, развитие городской территории предсказать становится почти невозможно.

С. Харрис и Е. Ульман. Многоядерная модель: на территории города имеются различные центры, вокруг которых складываются однородные по своему внутреннему составу, но разнородные по характеру и функциям территории – административная, финансовая, торговая, рекреационная и др. Наиболее яркий пример – Лондон. Эта модель учитывает как культурно-исторический фактор, так и фактор функциональной специализации. Количество ядер, возникших в процессе исторического развития, и воздействие факторов размещения сильно варьирует по разным городам. Однако просматривается и тенденция развития городской территории: чем старше и крупнее город, тем больше в нём ядер, и они носят более разнообразный характер. Исторический центр превращается в одно из ядер. Фактическим центром, престижным местом могут становиться различные ядра, имеет место динамика, изменение места центральной зоны, инверсия территории по оси «центр-периферия». Закономерности данной динамики пока слабо изучены. Просматривается лишь индивидуальный характер динамики ядер конкретных городов. Вполне возможно, что число факторов, влияющих на эту динамику настолько велико, что скорее можно констатировать индивидуализирующий, нежели генерализирующий характер ядерной структуры конкретных городов. В этой модели явственно наблюдается смещение методологического спектра изучения городской территории с производственно-экономической – к социокультурной парадигме. В дальнейшем, при изучении города, обращается внимание на ментальные зоны городской территории, где проживание людей характеризуется устойчивым местным колоритом образа жизни и даже особенностями коллективной психологии. Для Томска такими зонами являются «Заисток», «Каштак», «Париж», «Степановка», «Студгородок», «Академгородок», возможно, и другие районы, которые по результатам различных социологических опросов (например, электоральных) показывают устойчивые различия как между собой, так и по отношению к городу в целом; эти различия труднообъяснимы с традиционных социологических позиций – демографического состава, профессиональной структуры, экономического статуса и т.п.

Изучение структуры территории поставило проблему операционального метода описания и сопоставления различных зон. Наилучшие результаты дал метод картирования использования земли, основанный на полевых наблюдениях. Наиболее операциональной оказалась классификация Х. Бартоломью: индивидуальные застройки, многоквартирные застройки, торговые зоны, рекреационные зоны, общественные зоны, промышленные зоны, транспортные зоны. Однако метод картирования содержит и нерешённые проблемы: случаи многоцелевого использования территории (в том числе – зданий), наличие незастроенных территорий, проблема выбора масштаба картирования для разных городов.

Составление карт использования земли позволило получить ряд хорошо обоснованных выводов, касающихся тенденций развития территории городов:

Освоенная территория в расчёте на душу населения сокращается по мере увеличения размеров города;

Площадь жилья увеличивается прямо пропорционально увеличению освоенной территории;

Плотность населения обратно пропорциональна размерам города;

Зависимость между размерами города и этажностью застройки – прямо пропорциональна;

Зависимость между размерами города и величиной площадей, связанных с торговлей – прямо пропорциональна;

Увеличение рекреационных зон по мере увеличения размеров города;

Тенденция к снижению доли общественных зон по мере уменьшения размеров города;

Доля незастроенных земель в малых городах – выше;

На распределение зон использования земли влияют как экономические (изменение структуры производства, изменение цены на землю), так и культурно-исторические (традиции, эстетические вкусы и др.) факторы;

Существование как центробежных, так и центростремительных тенденций использование территории. Факторами первой являются: рост цен на землю, транспортные проблемы, отсутствие возможностей к расширению. Факторами второй являются: функциональная необходимость центральности, функциональная необходимость интегрированности, динамика престижа, фактор субъективной предпочтительности. Эти тенденции существуют как постоянно противоборствующие и, скорее всего, равнопорядковые для жизни города.

Микромодели — жилые «ячейки» городской территории: «район» и «жилище»

«Район» – освоенная часть территории, которую субъект (сообщество) обозначает своими границами и значимыми объектами. Трудности операционального (эмпирического) определения районов проживания городского населения:

отсутствие универсальных признаков районирования (оснований выделения границ): для разных групп и сообществ они различны; «район» – мыслительная конструкция, гносеологическое средство познания среды, в основе которой – культурно-мировоззренческие представления и слаборефлексируемые интенции личности;

несовпадение объективных и субъективных параметров восприятия районов; экспериментально зафиксировано всего 36% совпадения «своего» восприятия и «объективно существующего»: административно установленного, архитектурно оформленного и др. районов (см. Дж. Голд);

влияние семантического пространства города (топонимики, городского фольклора, общественного мнения и слухов и др.) на выделение и восприятие фрагментов территории.

«Жилище» – территория личного проживания. Социологические проблемы:

социальная типология и характеристики жилища в зависимости от типа потребителя жилой сферы: индивид, семья, домохозяйство, кооперация и т.п.;

социально-групповые факторы жилищного поведения: 1) жилищные стереотипы; 2) функциональные ожидания различных групп: явные – официально декларируемые и латентные – потребности субъектов потребления в конкретной ситуации функции; 3) социетальная ситуация;

социокультурные факторы жилищного поведения: 1) жилищная политика, 2) образ жизни, 3) представления о качестве жизни и др.

социокультурные факторы жилищного проектирования.

Теория рационального выбора как микросоциологический подход к изучению городов

Вклад Г. Зиммеля и Л. Вирта в микросоциологическое изучение города

Теории городских субкультур

Социологическая критика крупных городов

Методологические принципы анализа социальных сетей

Теория «фокусов»

Теоретические модели трансформации периферийных городских районов Гувера — Вернона и Оттенсманна

Джентрификация. Формы, агенты и фазы джентрификации

Структура городского центра. Причины и следствия его изменений

Микросоциологическая модель сегрегации

Урбанизация. Стадии урбанизации

Субурбанизация как социальный процесс

Проблемы эмпирического исследования региональных различий городов

Последствия роста гетерогенности городского населения

Теория субкультур Фишера: селективная миграция, критическая масса, межгрупповые конфликты

Трансформационные процессы в периферийных городских районах

Особенности процесса урбанизации в СССР и России

Взаимодействие этнических мигрантов и местного населения

Концепция нового урбанизма. А. Лефевр

Разработка фазовой модели развития города в опоре на теорию У. Томаса

Предпосылки позитивного экономического и демографического развития современных российских городов

Тема 1. Социология как наука

Специфика социологического видения мира. Объект социологии. Дискуссии о предмете социологии. Социологическое воображение. Законы и основные парадигмы социологии. Структура и уровни социологического знания. Макро- и микросоциология. Методы социологии. Теория и эмпирия как два основных методологических подхода в социологическом познании.

Функции социологии. Место социологии в системе общественных и гуманитарных наук. Соотношение социологии с социальной философией, экономической теорией, историей, политологией, социальной психологией, статистикой, педагогикой, социальной работой. Социология как научное знание и как предмет изучения. Роль социологии в преобразовании России.

Основания деления истории формирования социологии в зрелую научную дисциплину на три этапа. Характеристика этапа возникновения и становления социологии (40-е годы XIX века – 20-е годы XX века). Особенности этапа доминирования эмпирических социологических исследований (20-е годы – конец 40-х – начало 50-х годов XX века). Специфика этапа преобладания теоретических исследований в рамках «социологии постиндустриализма» (начало 50-х годов – конец 70-х-начало 80-х годов XX века).

Социологические теории Т. Парсонса, Р. Мертона и П. Лазарцфельда как основа современной парадигмы социологического познания, отличающую современную социологию от классической, эмпирической и постиндустриалистской социологии.

Роль и значение социологии в жизни человека и общества.

Тема 2. История социологической мысли.

Классические социологические теории

Социологический проект О. Конта. Социальная статика и социальная динамика. Учение о трех стадиях интеллектуальной эволюции человечества. Понятие позитивизма в социологии. Значение социологических идей О. Конта. Органическая теория Г. Спенсера. Общество как организм. Эволюционизм как главная особенность учения Г. Спенсера. Учение о социальных институтах. Социология Э. Дюркгейма. Учение о коллективном, бессознательном, концепции социальной солидарности и аномии, анализ форм религиозной жизни. Проблема самоубийства. Формальная социология Г. Зиммеля. Теория конфликтов. М. Вебер и его понимающая социология. Теория идеальных типов, понятие социального действия, концепции рациональности, ценностей, типология власти. Религия и ее влияние на общество. Социологическая теория марксизма. Материалистическое понимание истории как основа социологической концепции К. Маркса. Влияние социологических взглядов К. Маркса на общественное развитие в мире. Исторические судьбы марксистской социологии, современные взгляды и оценки социологии марксизма. Предыстория и социально-философские предпосылки возникновения социологии как науки. Русская социологическая мысль. Особенности становления социологии в России. Основные направления русской социологической мысли: географическое (Л.И. Мечников, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский); органическое (А.И. Стронин, П.Ф. Лилиенфельд); субъективное (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский); психологическое (Н.И. Кареев, Л.И. Петражицкий); многофакторное (М.М. Ковалевский); марксистское (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин). Развитие социологической теории П. Сорокиным: российский период. Социология в СССР. Социологическая мысль в период реформирования России.

Тема 3. Современные социологические теории

Социология XX в: общая характеристика, особенности, основные парадигмы, направления и периодизация. Американская эмпирическая социология и ее развитие. Чигагская школа социологии: ее основные этапы, достижения, кризис и значение для последующего развития социологии. Индустриальная социология и теория человеческих отношений. Хоторнский эксперимент Социометрия и изучение групп в социологии. Творчество Дж. Морено. Теория потребностей А. Маслоу. Социологическое творчество П. Лазарсфельда. Расцвет и болезни эмпирической социологии. Академическая социология: Макро- и микросоциология.

Макросоциологические парадигмы. Развитие социологической теории П.Сорокиным: американский период. Концепции социальной стратификации и социальной мобильности, социокультурной динамики. Идеи интегрализма в социологии П. Сорокина. Функциолизм (Т. Парсонс и Р. Мертон), марксизм (К. Маркс), теория социального конфликта (Л. Козер и Р. Дарендорф).

Микросоциологические парадигмы. Символический интеракционизм (ДЖ. Г. Мид, Г. Блумер, Ф. Девис), феноменологическая социология (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман), теория обмена (Дж. Хоманс и П. Блау), этнометодология (Г. Гарфинкель).

Интегральная социология: концепция коммуникативного действия (Ю. Хабермас), теории структуралистического конструктивизма (П. Бурдье), структурации (Э. Гидденс), многомерной социологии (Д. Александер), саморефератных систем (Н. Луман) и др. Фундаментальный и эмпирический метод социологического знания. Теории среднего уровня.

Тема 4. Общество и социальные институты

Понятие общества. Взаимосвязь природы и общества. Теории происхождения общества. Признаки общества. Типология общества. Социальная структура общества. Социальная структура российского общества в условиях рыночных отношений. Общество как социальная система. Социальные действия связи и взаимодействия. Концепция социальных систем Т. Парсонса. Вклад Р. Мертона в развитие теории социальных систем. Постфункционализм Н. Лумана. Социальная система и социальная структура. Подсистемы социальной системы. Условия стабильности и самосохранения социальных систем. Социальная адаптация. Социальная ситуация. Социальные группы и общности. Понятие социальной группы и общности. Теории социальных групп. Многообразие социальных групп. Малая группа: понятие и признаки. Типология малых групп, групповое поведение и поведение личности в группе. конформизм. Разновидности социальных общностей. Социально — территориальные и национальные (этнические) общности. Социальные институты и организации. Структура, функции и дисфункции социальных институтов. Явные и латентные функции. Институт как нормативная система. Динамика социальных институтов. Типы социальных институтов. Социальные институты: политики, экономики, образования и науки, религии, права, семьи. Социальные организации. Возникновение, строение и функционирование организации. Типология и организаций. Формальная организация. Феномен бюрократии в современном обществе. Человеческий фактор в организации. Организационная патология. Особенности становления социальных институтов и организаций российского общества в переходный период.

Тема 5. Культура как фактор социальных изменений

Социологическое понимание культуры. Основные теории культуры. Функционалистская трактовка культуры Т. Парсонсом. Культура с точки зрения понимающей социологии. Понятие и структура культуры. Функции культуры. Культурное единство и культурные универсалии. Разновидности культуры. Материальная и духовная культура. Феномен массовой культуры: ее признаки и черты. Народная, элитарная и массовая культуры. Ценности, нормы, обычаи и нравы как важнейшие элементы культуры. Социальная роль культуры. Специфика институциональных норм. Миф и культура. Многообразие культур. Культурная традиция. Культурная интеграция. Субкультура и контркультура. Национальные культуры и этноцентризм. Диалог культур и межкультурное взаимодействие. Производство культуры и культурные инновации. Культурный конфликт и культурная динамика. Характер социокультурных изменений. Взаимодействие экономики, социальных отношений и культуры. Специфические черты и особенности российского национально-культурного типа.

Тема 6. Личность как социальный тип и деятельный субъект.

Социальный контроль и девиация

Человек, индивид, личность. Социологический подход к личности. Личность как социальный тип. Общественное и индивидуальное в личности. Зависимость личности от общества и автономия личности. Концепции личности. Теории личности З. Фрейда, Л. Колберга, Л.С. Выготского. К. Юнга. Теория Ч. Кули, Дж. Мида. Социально-исторические типы личности. Типология личности. Социальный статус и его структура. Статусный набор. Иерархия статусов. Социальная роль. Концепция социальной роли Дж. Мида. Классификация ролей Дж. Морено. Основные характеристики описания роли. Понятие ролевого набора. Проигрывание, построение и принятие ролей. Ролевая идентификация и ролевое дистанцирование. Виды ролевых конфликтов. Проблема самоутверждения личности. Личность как деятельный субъект. Понятия субъект и субъективность. Виды социальной деятельности: трудовая, досуговая и др. Показатели социальной деятельности. Классификация типов социальной деятельности. М. Вебер о типах социального действия. Теория нелогического действия В. Парето. Социальная активность. Социализация личности как процесс усвоения индивидом определенной системы знаний и умений, социальных норм и культурных ценностей. Агенты и институты социализации. Функции социализации. Процессы ресоциализации и десоциализации. Психологические и социологические подходы к процессу социализации: взаимодействие и взаимообогащение. Понятие девиантного поведения. Социальный контроль и его функции. Механизмы и структура социального контроля. Санкции. Социальные нормы и социальное отклонение. Делинквентное и девиантное поведение. Социологические теории девиантного поведения. Социологический анализ отдельных форм девиантного поведения.

Тема 7. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность

Понятие неравенства и стратификации. К. Маркс, М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс о социальном неравенстве. Социальная дифференциация и социальное неравенство. Критерий и способы анализа социальной стратификации. Исторические типы стратификации: рабство, касты, сословия, классы. Типы стратификационных систем. Смешанная стратификационная система. Эмпирические исследования стратификации У. Уорнера. Социальная характеристика высшего, среднего и низшего класса. Социальный класс и социальный слой. Дискуссии о среднем классе. Абсолютная и относительная бедность. Характеристика социальной стратификации современного Российского общества. Социальная мобильность. Типология мобильности. Социальная мобильность и миграция. Миграционная картина современной России. Рынок иностранной рабочей силы. Утечка мозгов. Вынужденная миграция и беженцы. Маргиналы.

Тема 8. Социальные изменения. Формирование мировой системы

Социальные изменения: понятия и виды. Всеобщий характер социальных изменений. Эволюционные и революционные социальные изменения. Факторы социальных изменений. Источники социальных изменений. Социальные изменения и социальная стабильность. Прогнозирование социальных изменений. Социальное развитие как прогрессивно-поступательный тип изменений. Взгляды О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма на процессы социальных изменений и представления о социальном прогрессе Г. и Ж. Ленски. Концепция стадий эволюции Т. Парсонса. Циклический тип социальных изменений. Ускоряющиеся и замедляющиеся циклы. Циклическая теория П. Сорокина. Модернизация. Тенденции современного мирового развития. Социальный кризис как фундаментальное свойство процесса социального развития. Отличительные черты кризисного состояния. Волны российской истории. Социальные и культурные изменения в современном российском обществе. Социальная база реформ в России. Проблема социальных ожиданий масс в период реформирования. Динамика изменений общественного сознания, потребностей, интересов и ценностных ориентаций россиян. Социальные последствия преобразований в России. Теории мировой системы Э. Гидденса и И. Валлерштайна. Мировые империи и мировые экономические системы. Мировая система и процессы глобализации. Концепции мироцелостности и взаимодействия цивилизаций. Глобальные проблемы современности. Место России в мировом сообществе.

Тема 9. Методы социологического исследования

Понятие социологическое исследование. Социологическое исследование как средство познания социальной реальности. Основные характеристики социологического исследования, его структура и функции. Виды социологических исследований. Единство аналитического и эмпирического в социологическом исследовании. Методы социологических исследований наблюдение. Разновидности социологического опроса: анкетирование и интервьюирование. Метод анализа документов. Документы как источники социологической информации. Социологический эксперимент: правила подготовки и проведения. Контент-анализ. Программа социологического исследования. Структура программы и ее основные элементы. Определение задач в социологическом исследовании. Определение объекта и предмета исследования. Концептуальный аппарат исследования. Определение методов и процедуры социологического исследования. Формирование рабочих гипотез исследования. Научная обоснованность гипотез и их взаимосвязь с задачами исследования. Типы гипотез, общие требования, предъявляемые к гипотезам. Сущность выборки. Понятие выборочной совокупности. Генеральная и выборочная совокупность. Основные типы выборки. Репрезентативность выборки. Сбор, обработка и анализ первичной информации.




Предыдущий:

Следующий: