доклод по соц

Содержание

Введение

1. Биография

2. Аналитическая психология: основные концепции и принципы

3. Трансперсональная психология — как новое направление в психологической науке

4.Ключевые понятия концепции Грофа

Введение

Аналитическая психология – одна из школ глубинной психологии, базирующаяся на понятиях и открытиях в области человеческой психики, сделанных швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом (1875–1961).

Юнг предложил достаточно обширную и впечатляющую систему взглядов на природу человеческой психики. Его труды – 20 томов неполного собрания сочинений, выпущенного на немецком и английском языках – включают глубоко разработанную теорию структуры и динамики психического (сознательного и бессознательного), обстоятельную теорию психологических типов и детальное описание универсальных психических образов, берущих своё начало в глубинных пластах бессознательной психики.

Трансперсональная психология — течение психологии, которое изучает трансперсональные переживания, изменённые состояния сознания и религиозный опыт, соединяя современные психологические концепции, теории и методы с традиционными духовными практиками Востока и Запада. Главные идеи, на которых базируется трансперсональная психология — недвойственность, расширение сознания за пределы обычных границ Эго, саморазвитие личности и психическое здоровье

Трансперсональная психология — новое направление в западной психологии, объясняющее психические явления «мистическими переживаниями», «космическом сознанием», т.е. формами особого духовного опыта, требующих взгляда на психику человека с нетрадиционных позиций.

Все эти направления коренным образом отличаются друг от друга, по-своему обслуживают практику деятельности и общения людей на Западе, однако их нужно всегда правильно осмысливать и принимать во внимание.

Трансперсональная психология, появившаяся в 70-е гг. XX в. ищет новую теоретическую парадигму, позволяющую описывать явления, не получившие достаточного обоснования в рамках других направлений психологии. В первую очередь это относится к предельным возможностям человеческой психики, к тому, что называется «мистическими переживаниями», «космическим сознанием» и т. п., то есть, формам особого духовного опыта, требующим, при анализе, взгляда на человека с нетрадиционных позиций.

В центре трансперсональной психологии (то есть «психологии за пределами личности») — так называемые — измененные состояния сознания, переживание которых может привести человека к смене фундаментальных ценностей, духовному перерождению и обретению целостности.

В контексте сказанного, цель данного исследования – выяснить сущность учения К. Юнга, касающееся аналитической психологии

Основной целью нашей работы явилось изучение трансперсональной психологии как направления современной психологической науки.

1. Биография

Карл Густав Юнг родился в Кессвиле, в Швейцарии, в 1875 году. Вырос в Базеле, Швейцария. Единственный сын пастора швейцарской реформаторской церкви, он был глубоко интровертированным ребенком, но прекрасно учился. Он жадно читал, особенно философскую и религиозную литературу, и наслаждался уединенными прогулками, во время которых восхищался тайнами природы. В школьные годы, вспоминал Юнг, он был всецело поглощен мечтами, сверхъестественными видениями и фантазиями. Он был убежден в том, что обладает тайным знанием о будущем; была у него и фантазия о том, что в нем сосуществуют два разных человека.

Юнг изучал медицину в Базельском университете и получил медицинскую степень по специальности психиатрия в 1900 году. В этом же году он занял должность ассистента в Цюрихском госпитале для душевнобольных, где работал под руководством Эжена Блейлера, автора термина «шизофрения», ведущего также лечение неврозов и депрессии. Интерес Юнга к сложной психической жизни больных шизофренией, к психотерапии шизофрении скоро привел его к работам Фрейда. После знакомства с «Толкованием сновидений» Юнг начал регулярно переписываться с Фрейдом. Наконец, они встретились в доме Фрейда в Вене, в 1907 году. Этот визит Юнга к Фрейду положил начало тесным личным и профессиональным отношениям. Образованность Юнга произвела глубокое впечатление на Фрейда. Он полагал, что Юнг мог бы идеально представлять психоанализ в мировом научном сообществе, так как не был евреем. Юнг был принят как «старший сын» с присвоением титула «наследника и кронпринца». Он был избран первым президентом Международной психоаналитической ассоциации в 1910 году. Однако в 1913 году двое ученых разорвали отношения по классическому эдипову сценарию. В следующем году Юнг сложил с себя полномочия президента Психоаналитической ассоциации и вышел из нее. Разрыв ускорили причины как личного характера, так и теоретические расхождения. Больше они ни разу не встречались.

На протяжении следующих четырех лет Юнг переживал тяжелый душевный кризис, и это настолько ослабило его, что он отказался читать курс лекций в Цюрихском университете. Он был буквально одержим изучением собственных сновидений, толкованием снов и фантазий, что, по мнению некоторых ученых, едва не привело его к помешательству. Только к концу первой мировой войны он смог прервать свое путешествие по лабиринтам внутреннего мира, чтобы создать новый подход к изучению личности и, соответственно, психотерапии, где в качестве основных идей выступали человеческие устремления и духовные потребности. Юнг приписывал все свои поздние работы и творческую активность влиянию этого периода мучительной интроспекции бездн своего бессознательного. Его автобиография «Воспоминания, сновидения, размышления» начинается с утверждения: «Моя жизнь – это история самопроявления бессознательного».

Трагический эпизод в жизни Юнга связан с обвинениями его в симпатиях к нацистам. Юнг со всей страстью отвергал эти нападки и был в конце концов реабилитирован. Свою дальнейшую жизнь он посвятил путешествиям по всему миру и чтению лекций. Изучение разных культур в Америке, Африке и Азии дало ему возможность расширить свое понимание природы человека. Аналитическая психология и юнговское лечение неврозов и депрессии в конечном счете нашла очень широкую аудиторию в разных странах, а многие его книги не утратили своей актуальности и сегодня.

Юнг скончался в 1961 году в возрасте 86 лет в Куснахте, Швейцария. Но его жизнь была подобна комете, и след, который он оставил на небосводе психологии – не что иное, как Млечный путь на небосводе Земли.

С. Гроф — психолог и психоаналитик, начинавший свою деятельность в Чехословакии, а впоследствии продолживший, ее в США, — выступил основоположником направления, получившего название “трансперсональная психология”. Начало ее формирования связано с опытом использования в психоаналитических сеансах наркотических веществ, прежде всего ЛСД. Наркотики не только играли роль “локатора”, позволявшего быстро и эффективно обнаруживать проблемные фрагменты в содержаниях бессознательного, но и стимулировали возвращение на более ранние уровни психики, позволяя пациенту вспомнить и вновь пережить впечатления первоначальных стадий жизни.

В ходе экспериментов Гроф выяснил, что регрессия под действием ЛСД не останавливается на уровне детства и даже младенчества. Испытуемые воскрешали в памяти период внутриутробного развития, процесс рождения, а также впечатления, которых они не имели и не могли иметь в реальности. В наркотических фантазиях пациенты оказывались участниками событий из других исторических эпох, ощущали идентичность с животными и растениями, созерцали фантастические образы микро- и макромиров; особенно захватывающими были чувства единства со Вселенной, растворения в бытии, исчезновения субъект-объектных отношений, переживания эго. Этому сопутствовало ощущение выхода “на другой уровень сознания”, переживание сверхзначимости открывающихся истин, убежденность в священном характере трансперсональных образов.

Видения многих пациентов удивительно напоминали откровения мистиков различных эпох и религий. “Многие из переживаний явно походили на то, что представлено в древних духовных текстах Востока, — писал Гроф. — Я нашел это особенно интересным, поскольку многие из тех, кто рассказывал о подобных переживаниях, ничего прежде не знали о восточных духовно-философских традициях, и я, разумеется, не предполагал, что столь необычные эмпирические сферы могут стать доступны таким образом …Я совершенно не подозревал, что древние духовные системы с удивительной точностью излагают различные уровни и типы переживаний, происходящих в необычных состояниях сознания. Я был поражен их эмоциональной силой, достоверностью и заложенным в них потенциалом для изменений взгляда людей на свою жизнь”. Гроф проводил аналогии между переживаниями в состояниях транса и шаманизмом, духовно-философскими учениями Востока (йога, буддизм, даосизм), мистицизмом иудаизма, христианства, ислама, а также другими эзотерическими традициями всех веков.

Эти наблюдения привели его к убеждению, что “карта внутреннего пространства” включает в себя кроме сознания и традиционно понимаемого бессознательного “две дополнительные важные сферы: 1) перинатальный уровень психики, который, согласно своему названию, относится к нашим переживаниям, ассоциируемым с травмой биологического рождения, и 2) трансперсональный уровень, выходящий далеко за пределы обычных ограничений нашего тела и эго”.

2. Аналитическая психология: основные концепции и принципы

В результате переработки Юнгом психоанализа и психоаналитической психотерапии появился целый комплекс сложных идей из таких разных областей знания, как психология, психотерапия, философия, астрология, археология, мифология, теология и литература. Эта широта интеллектуального поиска в сочетании с непростым и загадочным авторским стилем Юнга является причиной того, что его психологическая теория весьма трудна для понимания. Тем не менее, попробуем разобраться

Структура личности

Юнг утверждал, что душа (в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного.

Эго является центром сферы сознания. Оно представляет собой компонент psyche (души), включающий в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою цельность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Эго служит основой нашего самосознания, и благодаря ему мы способны видеть результаты своей обычной сознательной деятельности.

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то сознавались, но теперь подавлены или забыты (что провоцирует невроз и депрессию). В него входят и те чувственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании. Таким образом, юнговская концепция личного бессознательного и механизма формирования невроза и депрессии в чем-то похожа на таковую у Фрейда. Однако Юнг пошел дальше Фрейда, сделав упор на том, что личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта. Согласно представлениям Юнга, эти комплексы, скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума. Это помогает психологу, психотерапевту понять многое: например, человек с комплексом власти может расходовать значительное количество психической энергии на деятельность, прямо или символически связанную с темой власти. То же самое может быть верным и в отношении человека, находящегося под сильным влиянием матери, отца или под властью денег, секса или какой-нибудь другой разновидности комплексов. Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение человека и его мироощущение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного у каждого из нас уникален и, как правило, доступен для осознания. В результате компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивидуума.

И наконец, Юнг высказал мысль о существовании более глубокого слоя в структуре личности, который он назвал коллективным бессознательным. Коллективное бессознательное представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нем отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг, «в коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума». Таким образом, содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества. Важно отметить, что концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождений между Юнгом и Фрейдом.

Архетипы

Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов (буквально, «первичных моделей», греческое αρχετυπον от «αρχη» – «начало» и «τυποζ» – «образ»). Архетипы – врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди проявляют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Врожденной здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведенчески на конкретные ситуации, – например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем, со змеей или смертью.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребенок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть. Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Например, в восприятии ребенком своей матери присутствуют аспекты ее действительных характеристик, окрашенные неосознаваемыми представлениями о таких архетипических материнских атрибутах, как воспитание, плодородие и зависимость. Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе и религии. В особенности он подчеркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство, потому что они восходят к общим для всего человечества архетипам. Например, во многих культурах ему встречались изображения мандалы, являющиеся символическими воплощениями единства и цельности Я. Юнг считал, что понимание архетипических символов помогает ему в толковании снов пациента.

Количество архетипов в коллективном бессознательном может быть неограниченным. Однако особое внимание в теоретической системе Юнга уделяется маске, аниме и анимусу, тени и самости.

Маска или персона (от латинского слова «persona», обозначающего театральную маску, личину) – это наше публичное лицо, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Маска обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга, маска служит цели производить впечатление на других или утаивать от других свою истинную сущность. Маска как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает слишком большое значение, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

В противоположность той роли, которую выполняет в нашем приспособлении к окружающему миру маска, архетип тени представляет подавленную темную, дурную и животную сторону личности. Тень содержит наши социально неприемлемые половые и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени имеются и положительные свойства. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу, функция эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

В архетипах анимы и анимуса находит выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере частично, на том биологическом факте, что в организме мужчин и женщин вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, по крайней мере до некоторой степени, «феминизировались» в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является верным обратное. Юнг как психолог и психотерапевт настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозить развитие личности в направлении самоосуществления. Иными словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Самость, я сам – наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает внутреннее единство, гармонию и цельность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самого себя – это главная цель человеческой жизни.

Основным символом архетипа самости или самого себя является мандала и ее многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, цельность и единство Я, символически выраженные в завершенности фигур вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению человека к цельности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души – сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип «себя», самости не проявляется до тех пор, пока не произойдет объединение и гармонизация всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого Я требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.

Эго-направленность

Наиболее известным вкладом Юнга в психологию считаются описанные им две основные направленности, или жизненные установки: экстраверсия и интроверсия. Согласно теории Юнга, обе ориентации сосуществуют в человеке одновременно, но одна из них обычно становится доминантной. В экстравертной установке проявляется направленность интереса к внешнему миру – другим людям и предметам. Экстраверт подвижен, разговорчив, быстро устанавливает отношения и привязанности, внешние факторы являются для него движущей силой. Интроверт, напротив, погружен во внутренний мир своих мыслей, чувств и опыта. Он созерцателен, сдержан, стремится к уединению, склонен удаляться от объектов, его интерес сосредоточен на себе самом. Согласно Юнгу, в изолированном виде экстравертной и интровертной установки не существует. Обычно они присутствуют обе и находятся в оппозиции друг к другу: если одна проявляется как ведущая и рациональная, другая выступает в качестве вспомогательной и иррациональной. Результатом комбинации ведущей и вспомогательной эго-ориентаций являются личности, чьи модели поведения определенны и предсказуемы.

Психологические функции

Вскоре после того, как Юнг сформулировал концепцию экстраверсии и интроверсии, он пришел к выводу, что с помощью этой пары противоположных ориентаций невозможно достаточно полно объяснить все различия в отношении людей к миру. Поэтому он расширил свою типологию, включив в нее психологические функции. Четыре основные функции, выделенные им – это мышление, ощущение, чувство и интуиция.

Мышление и чувство Юнг отнес к разряду рациональных функций, поскольку они позволяют образовывать суждения о жизненном опыте. Мыслящий тип судит о ценности тех или иных вещей, используя логику и аргументы. Противоположная мышлению функция – чувство – информирует нас о реальности на языке положительных или отрицательных эмоций. Чувствующий тип фокусирует свое внимание на эмоциональной стороне жизненного опыта и судит о ценности вещей в категориях «плохой или хороший», «приятный или неприятный», «побуждает к чему-то или вызывает скуку». По Юнгу, когда мышление выступает в роли ведущей функции, личность ориентирована на построение рациональных суждений, цель которых – определить, является оцениваемый опыт истинным или ложным. А когда ведущей функцией является чувство, личность ориентирована на вынесение суждений о том, является ли этот опыт прежде всего приятным или неприятным.

Вторую пару противоположных функций – ощущение и интуиция – Юнг назвал иррациональными, потому что они просто пассивно «схватывают», регистрируют события во внешнем (ощущение) или во внутреннем (интуиция) мире, не оценивая их и не объясняя их значение. Ощущение представляет собой непосредственное, безоценочное реалистическое восприятие внешнего мира. Ощущающий тип особенно проницателен в отношении вкуса, запаха и прочих ощущений от стимулов из окружающего мира. Напротив, интуиция характеризуется сублиминальным и неосознанным восприятием текущего опыта. Интуитивный тип полагается на предчувствия и догадки, схватывая суть жизненных событий. Юнг утверждал, что, когда ведущей функцией является ощущение, человек постигает реальность на языке явлений, как если бы он фотографировал ее. С другой стороны, когда ведущей функцией является интуиция, человек реагирует на неосознанные образы, символы и скрытое значение переживаемого.

Каждый человек наделен всеми четырьмя психологическими функциями. Однако как только одна личностная ориентация (экстраверсия или интроверсия) обычно является доминирующей, сознаваемой, точно также только одна функция из рациональной или иррациональной пары обычно преобладает и сознается. Другие функции погружены в бессознательное и играют вспомогательную роль в регуляции поведения человека. Любая функция может быть ведущей. Соответственно, наблюдаются мыслящий, чувствующий, ощущающий и интуитивный типы индивидуумов. Согласно теории Юнга, цельная, или «индивидуированная» личность для совладания с жизненными обстоятельствами использует все противоположные функции.

Две эго-ориентации и четыре психологических функции, взаимодействуя, образуют восемь различных типов личности. Например, экстравертный мыслительный тип фокусируется на объективных имеющих практическое значение фактах окружающего мира. Он обычно производит впечатление холодного и догматического человека, живущего в соответствии с установленными правилами. Вполне возможно, что прототипом экстравертного мыслительного типа был Фрейд. Интровертный интуитивный тип, наоборот, сосредоточен на реальности собственного внутреннего мира. Этот тип обычно эксцентричен, держится в стороне от окружающих и индифферентен к ним. В данном случае Юнг, вероятно, в качестве прототипа имел в виду себя.

3. Трансперсональная психология — как новое направление в психологической науке

Трансперсональная психология — это сравнительно новое направление психологии, которое, однако, имеет глубокие корни в философской и религиозной мысли человечества. К теоретическим источникам трансперсональной психологии относятся учение средневековых мистиков (особенно Иогана Экхарта, XIII-XIV вв.), восточная философия (главным образом индийская), аналитическая психология К. Юнга. Современным представителем направления является Станислав Гроф.

Сущность теоретических представлений здесь такова: источники, детерминанты человеческого поведения и источники психологических проблем находятся за пределами индивидуального, прижизненного опыта.

Человек, с его прижизненно сформированной психикой, опытом, качествами, по традиции обозначается как «persona». Кроме этого в человеке существует нечто, вне его индивидуального опыта, вне «персоны», т.е. трансперсональное. Этим «нечто» является по концепции мистиков — несотворенная частица человека, единосущная Богу; в философии веданты — атман; у К. Юнга — архетипы (первообразы) коллективного бессознательного, которое является отражением опыта прежних поколений (центральное место среди архетипов Юнг отводил архетипу «самости» как потенциальному центру личности). С. Гроф говорит также о перинатальном опыте человека (опыте процесса рождения), который является первым в жизни человека и закладывает основу для определенного типа психического развития.

Терапевтическая работа в рамках трансперсональной психологии — это работа с глубокими слоями бессознательного. Путь достижения этих глубоких слоев — главным образом через измененные состояния сознания, а именно — трансовые медитативные техники. С. Гроф первоначально использовал в терапевтических целях галлюциноген ЛСД; позднее он разработал методику, позволяющую достигать аналогичных эффектов без применения наркотика. Методика получила название «холотропное дыхание»; оно представляет собой сочетание особой техники дыхания со специально подобранной музыкой.

В настоящее время, отвечая потребностям практики, отечественная психология уделяет особое внимание современным проблемам: деловому общению, менеджменту, профессиональной деятельности, консультированию, различным тренингам и т.д.

4.Ключевые понятия концепции Грофа

Одним из ключевых понятий концепции Грофа выступают так называемые системы конденсированного опыта — СКО — устойчивые структурные образования психики, играющие исключительно важную роль в душевной жизни. Каждая СКО состоит из эмоционально заряженных воспоминаний, относящихся к различным жизненным периодам; общим знаменателем таких воспоминаний является то, что они содержат одинаковое эмоциональное качество или физическое ощущение. Иначе говоря, все впечатления, пережитые человеком и имеющие отношение к какой-либо теме, ассоциируются в некоторое единство. “Любая из СКО, — по мнению Грофа, — имеет характерную для нее тему. Например, единичная констелляция СКО может содержать в себе все основные воспоминания о событиях, связанных с оскорблениями, унижениями и стыдом. Общим знаменателем еще одной СКО может быть ужас переживаний клаустрофобии, удушья и чувств, связанных с гнетущими и ограничивающими обстоятельствами. Отвержение и эмоциональные лишения, ведущие к недоверию к другим людям, — это еще один весьма распространенный мотив СКО. Особо важными считаются системы, включающие в себя переживания угрозы жизни или воспоминания о тех случаях, когда наше физическое здоровье находилось в опасности”.

СКО является не просто хранилищем и рубрикатором воспоминаний — она представляет собой нечто вроде схемы реагирования, переживания, переработки впечатлений. Когда поступает некоторое новое впечатление, которое вписывается в одну из существующих СКО, оно активизирует ее, запускает накопленные в ней реакции. СКО воздействуют на каждую из областей нашей эмоциональной жизни — восприятие себя, других и окру- жающего мира. Это движущие силы, стоящие за эмоциональными и психосоматическими симптомами и подготавливающие почву для наших трудностей в отношениях с самими собой и людьми. И наоборот, СКО помогают нам в формировании восприятия мира, и через него мы действуем таким образом, что вызываем во внешнем мире те ситуации, которые отражают паттерны, содержащиеся в наших СКО.

Особую роль Гроф отводил СКО, сформировавшимся на основе так называемых базовых перинатальных матриц — БПМ. Таких матриц четыре; они соответствуют периоду созревания эмбриона, двум фазам процесса рождения и фазе появления на свет. Содержание матриц определяется биологическими и психологическими обстоятельствами каждого из этих этапов. Поскольку каждая матрица связана, кроме того, с определенным набором символических образов, активизация той или иной СКО выражается не только в интенсивных эмоциональных переживаниях, но и в деятельности фантазии, находящей выход, например, в религиозных представлениях. Глубокое впечатление, которое оставляет религиозный опыт, значимость соединенных с ним образов объясняется тем, что он оказывается продуктом активизации той или иной матрицы (и производной от нее СКО), для каждой из которых характерно свое, специфическое содержание. Первая матрица — БПМ-1 — обозначена у Грофа как «полнота бытии”. Она формируется в период внутриутробного развития. Условия существования в здоровом материнском организме близки к идеальным: автоматически происходит удовлетворение всех потребностей — питания, удаления отходов, снабжения кислородом; эмбрион не ощущает колебаний температуры, шума, вибрации, тактильных раздражений; он находится в условиях полной безопасности. Соответственно, психологические образы этой матрицы в эмоциональном отношении окрашены позитивно — в них присутствует представление об абсолютно комфортной среде обитания и безмятежно-счастливой, свободной от проблем, усилий и страданий жизни. Именно эта матрица управляет образами райского блаженства, представленными в столь многих религиях. Будучи как бы праформой для переживания и сохранения в памяти всех последующих безмятежно-счастливых переживаний, она формирует способность восхищаться прелестью райских садов и сияющей красотой небесных сфер. Характерно Для нее Также переживание чувства единства с миром, тождества с Космосом (в этом Гроф видел традиционный для мистического опыта мотив всеединства: угасание обыденного восприятия пространства и времени, растворение эго и прекращение разделения на субъект и объект, идеи абсолютного совершенства мира и всебла-гости Творца). Нередко в видениях доминирует мотив плавания или свободного парения; астронавт в невесомости, прикрепленный к кораблю (матери) шлагом (пуповиной), человек; перевоплотившийся в обитателя водной стихий — дельфина, кита, рыбу. В религиозных образах состояние блаженства космического единства связывется с символикой Матери-природы (изобилие плодов, пышная растительность, тропические острова, фруктовые сады, тучные поля) и благих божеств, которые выступают как помощники и защитники людей.

Дискомфорт в безмятежное существование эмбриона могут внести неблагоприятные факторы, оказывающие воздействие через материнский организм — алкоголь, никотин, загрязненная окружающая среда, стресс и т. п. В связи с этим данная матрица способна порождать также негативные образы — например, демонов, но в отличие от демонов второй и третьей матрицы — кровожадных, открыто выражающих агрессию, свирепых — такие существа скорее выступят в обличье отвратительных, коварных, вероломных, но не слишком активных.

Значительно более мрачными являются образы второй БПМ-2, названной Грофом “изгнание из рая”. Она, матрица, формируется на первой стадии родов, которая в биологическом отношении характеризуется изменением гормонального, фона и интенсивной мышечной деятельностью матки. Весь прежний мир эмбриона неожиданно рушится, что вызывает огромный физический дискомфорт. Психологический фон этой матрицы — ощущение сильной тревоги, угрозы, переживание агонии. Источник опасности, нависшей над всем миром, над Вселенной — загадка и непостижимая тайна. Доминирует чувство безнадежности, представление о времени отсутствует, поэтому мучение кажется вечным. Сопряженные с этой матрицей образы — гигантский водоворот, безжалостно затягивающий в самый центр; земля, которая разверзлась и втягивает в жуткие лабиринты; чудовище (тарантул, спрут), которое стремится поглотить весь мир; апокалипсис. Мир здесь всегда представляет враждебную среду, испорченную, зараженную, опасную: завалы и зловонные реки, дьявольские деревья с шипами и ядовитыми плодами, ледяные пустыни, огненные озера и реки крови. Сопутствующее БПМ-2 эмоциональное состояние — отчаяние, безнадежность, вина, смятение, растерянность, чувство собственной неполноценности; сюда же присоединяются различные страхи — умереть, никогда не вернуться назад, сойти с ума. Эта матрица дает начало СКО, которая позже может заявить о себе в таких болезненных состояниях, как паранойя, клаустрофобия, депрессия; во взрослой жизни ею обусловлены потеря инициативы, ощущение бесцельности, отсутствие интереса к жизни, неспособность чему-либо радоваться, а также чувство изоляции., отчуждения, беспомощности, метафизического одиночества.

Данная матрица рождает образы ада и Преисподней, присутствующие в большинстве религий. С ней связан специфически психологический смысл идеи вечности в связи со страданием, с наказанием — вечность выступает не столько в собственно временном значении, сколько как отсутствие возможности и надежды прекратить смертельную муку. Проявления такой матрицы Гроф усматривал в греческой мифологии и трагедии: идеи вечного проклятия, наследственной вины, карающей десницы судьбы, вечные муки героев (Сизиф, Тантал, Прометей). В этом же ряду стоят библейские события: изгнания из рая и связанное с ним проклитие “в муках рождать детей”, мучения Иова, унижение и страдания распятого Христа, переживания Будды, вызванные встречами со “знаками непостоянства”.

Третью матрицу — БПМ-3 — Гроф именовал “борьба смерти и возрождения”. Она соответствует второму этапу появления младенца на свет, когда он, проходя через родовые пути, испытывает колоссальное давление на голову и тело. Все болезненные и травмирующие переживания остаются, но пассивное страдание сменяется активным сопротивлением. Это период борьбы за достижение абсолютной по притягательности цели, в нем задействованы колоссальные конфликтующие энергии, вовлеченные в процесс рождения. Эмоциональные составляющие третьей матрицы — переход от беспомощности к свирепости, освобождение чудовищной агрессии, взрывное напряжение, обладающее саморазрушительными элементами. Актуализация соответствующей СКО у взрослого человека влечет за собой переживания и образы, связанные с насилием, враждебностью, а также сексуальные и садомазохистские мотивы; индивид может ощущать себя одновременно жертвой и палачом, убийцей.

В мифологиях с подобной матрицей связаны те сюжеты, которые отличает атмосфера колдовства и присутствие демонических сил. Образы зла, рисующие разрушение и смерть, а также сцены насилия или разгула — такие элементы религиозных представлений формируются на этой почве; Сюда, полагал Гроф, относятся демоны, ведьмы, вампиры, вурдалаки, ведьмовские, шабаши, религиозные оргии, дионисийский экстаз, фаллические культы, ритуалы плодородия, храмовая проституция, карнавалы, черная месса, титаны, противоборство добра и зла при сотворении мира, Страшный суд, разрушительные божества, символы смерти и перерождения и многое другое.

Последняя, четвертая матрица — БПМ-4 — (“переживание смерти и возрождения”). Она основывается на заключительной стадии рождения — появлении младенца на свет, первом вдохе, “включении” систем питания, дыхания, очищения. На психологи-ческом уровне эта фаза означает прекращение страдания, облегчение и начало жизни в мире, пусть и значительно менее уютном, чем мир эмбриона, но все же несущем в себе возможность выжить и достичь определенного комфорта. Переживания отчаяния, безнадежности, борьбы и умирания сменяются ощущениями смирения и избавления; наступает состояние примиренности с миром как внешним и иным, но не враждебным “Я”. Эта матрица актуализируется в таких жизненных ситуациях, как с трудом добытые успехи, торжество над опасностью, врагом, удачный выход из опасной ситуации, преодоление главного препятствия, победное завершение войны, а также утоление жажды и голода, избавление от дискомфорта. Ее эмоциональный фон составляют чувства спасения и прощения, любви к ближнему, покорности, освобождения от тягот, ощущения вины, агрессивности, тревожности. В мифологии и сфере религиозных образов БПМ-4 заявляет о себе мотивами умирания для возрождения: птица Феникс, боги растительности, Персефона, воскрешение Иисуса Христа, герои, побеждающие чудовищ, — Мардук, Тезей, Геракл, св. Георгий..

Как указывал Гроф, “та область бессознательного, которую мы связываем с этими четырьмя перинатальными матрицами, представляет интерфейс между нашей индивидуальной психикой и тем, что Юнг называл коллективным бессознательным”. Иначе говоря, будучи содержаниями нашего индивидуального опыта, матрицы непосредственно соприкасаются с теми содержаниями, которые образуют трансперсональный уровень психики. Последний представляет собой идеальный мир, объективный в том же смысле, что и коллективное бессознательное. Апеллируя к нему, Гроф стремился объяснить и “легализовать” всевозможные “загадочные явления”, столь волнующие воображение обывателей, — реинкарнацию, экстрасенсорное восприятие, медиумов, шаманов, Контакты с животными-духами, путешествие в мифические реальности, параллельные миры, инопланетян и НЛО, полтергейст, путешествия во времени и т. п. “Посредством нашего сознания, — писал он, — мы можем превзойти время и пространство, пересечь границы, отделяющие нас от других животных видов, пережить процессы, происходящие в царстве растений и в неорганическом мире, и даже исследовать мифологическую и другие реальности, о существовании которых нам ничего не было известно прежде”.

Заключение

Среди теоретиков и практиков психоанализа Карл Густав Юнг занимает совершенно особое положение.

Идеи Юнга чрезвычайно значительны и самобытны, именно поэтому они нашли своё практическое применение как в медицине, так и в психологии. Его современники писали о Юнге: «Следует признать, что в настоящее время нет вообще ни одного психолога, который мог бы сравниться с ним как в практической проницательности, так и в теоретической глубине, смелости и беспредрассудочности».

Его учение являет собой полнейший переворот в психологии, к которому фрейдианство дало лишь односторонний толчок. Нельзя не согласиться с одним французским критиком в том, что «среди многих никто не трудился с большим успехом, нежели Юнг, над тем, чтобы вывести психологию из грамматической темницы, в которой она была заточена».

Таким образом, в заключение своей работы мы пришли к следующим выводам.

Истинной отличительной чертой трансперсональной психологии является модель человеческой души, в которой признается значимость духовного и космического измерений и возможностей для эволюции сознания.

Почти во всех трансперсональных мировоззрениях выделяют следующие главные уровни: 1) физический уровень неживой материи, энергии; 2) биологический уровень живой, чувствующей материи/энергии; 3) психологический уровень ума, ЭГО, логики; 4) тонкий уровень парапсихологических и архетипических явлений; 5) причинный уровень, характеризующийся совершенной трансценденцией; 6) абсолютное сознание. Вселенная представляет собой интегральную и единую сеть этих взаимосвязанных, взаимопроникающих миров, поэтому не исключено, что при определенных обстоятельствах человек может восстановить свою тождественность с космической сетью и сознательно пережить любой аспект ее существования (телепатия, психодиагностика, видение на расстоянии, предвидение будущего и т. д.).

Трансперсональная психология наиболее глобально рассматривает человека, как космическое существо, связанное на уровне бессознательной психики со всем человечеством и всей Вселенной, обладающее возможностью доступа к общемировой космической информации, к информации человечества (коллективное бессознательное).

Согласно взглядам представителей этого направления, рождения проживание, смерти, возрождения, других событий в измененном состоянии сознания (что часто может быть связано со страданием и его преодолением) ведет к высвобождению, выходу за пределы себя (трансценденции) и вступлению в иные, более целостные отношения с миром.

Основными теоретическими источниками трансперсональной психологии, признаются, как правило, психоанализ и восточные философские системы, в частности, даосизм, с выработанными в них представлениями об энергетической основе мира.

Список использованной литературы

Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2006

Гроф С. Психология будущего. Уроки современных исследований сознания. — М.: АСТ, 2003.

Гроф С. За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. — М.: АСТ, 2005.

Джеймс У. Многообразие религиозного опыта. — М.: Наука, 1993.

Карл Густав Юнг и аналитическая психология. /под ред. проф. Аверченко П.И. – М.: ВЛАДОС, 2005.

Культура: теория и проблемы. /Под ред. Т.Ф. Кузнецовой. – М.: Просвещение, 1995.

Культурология. XX век: Энциклопедия: В 2-х т. – СПб.: Нева, 1998.

Лукьянец Алексей. Психологические типы. Типология. – М.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006.

Майков В., Козлов В. Трансперсональная психология. Истоки, история, современное состояние. — М.: АСТ, 2004.

Радугин А.А. Культурология. Учебное пособие. – М.: АСТ Москва, 2004.

Уилбер К. Око духа. Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира. — М.: АСТ, 2002

Уилбер К. Проект Атман. Трансперсональный взгляд на человеческое развитие. — М.: АСТ, 2004

Уилбер К. Проект Атман. Трансперсональный взгляд на человеческое развитие. — М.: АСТ, 2004.

Фрейд З. Разделение психической личности. – М.: АСТ-Пресс, 2005.

Фрейд З. Я и Оно. – М.: Просвещение, 1996. – 206 с.

Хрестоматия по культурологии: Учеб. пособие. /Составители: Лалетин Д.А., Пархоменко И.Т., Радугин А.А. Отв. редактор Радугин А.А. – М.: Издательство «Центр», 1998. 

Юнг К.Г. Архетип и символ. – М.: Гуманитарное Агентство «Академический проект», 2001.

Юнг К.Г. Воспоминания. Сновидения. Размышления. – Киев, 1994.

Юнг К.Г. Личное и сверхличное, или коллективное бессознательное. – М.: ПРИОР, 1999.




Предыдущий:

Следующий: