европейская соц.

Тема 1. «Европейская социология»: объект, предмет курса.

План:

Европейская социология. Объект, предмет курса.

Основные этапы становления и развития социологического знания в истории социологии.

Первый вопрос.

Среди наук, призванных дать нашему современнику рационалистическое понимание общественной жизни, социология имеет основополагающее значение. Общепризнанно её место как ведущей, базовой отрасли современного обществознания. Огромными интеллектуальными усилиями выдающихся учёных за относительно небольшой срок было создано огромное здание социологической науки, поражающей разнообразием концепций, подходов, направлений, ярких имен.

Курс «Европейская социология» опирается, несомненно, на полученный за последние годы опыт исследования и преподавания социологии в нашей стране и за рубежом. Этот курс отражает многообразие теорий, концепций, дающее плюралистическую интерпретацию социальной жизни, в рамках которого не оказывается предпочтений ни одной теории как единственно правильной.

Европейская социология не просто очерчивает путь развития познания социального, она даёт представление о многообразии точек зрения на общество, общественную жизнь и личность в ней, о различных, иногда диаметрально противоположных теоретических подходах, называемых в науке парадигмами.

Парадигма – концепция, принятая в данном сообществе в качестве образца постановки и решения исследовательских проблем. Но несмотря на острые дискуссии между сторонниками различных парадигм, теоретическая социология представляет собой единую систему. В ней каждая концепция, каждая теоретическая модель является элементом, взаимосвязанным с другими элементами.

В курсе европейской социологии показаны место концепции или теоретической модели в общей системе теоретической социологии, в каком социальном и интеллектуальном контексте создана концепция или модель, т.е. чьим последователем и чьи оппонентом был тот или иной теоретик. Все эти особенности дисциплины обусловили структуру курса.

Итак, курс «Европейская социология» дает представление об основных подходах, определяющих направление и характер социологического знания, об условиях становления и логике развития европейской социологии в XIX – нач. XXI в.

Предлагаемые материалы к лекциям по европейской социологии представляют собой одну из попыток обобщить, систематизировать обширный теоретический материал, содержащийся в зарубежной и отечественной литературе, по проблемам возникновения и развития социологии как самостоятельной науки.

Цель данного курса: способствовать дальнейшему углублению социологических знаний, формированию социологического мышления и культуры; оказать будущим специалистам помощь в постижении сущности и содержания сложных социальных явлений и процессов, происходящих в современном обществе. Освоение курса поможет сформировать у специалистов умения и навыки использования социологического подхода в качестве важнейшего средства и инструмента анализа сложных социальных проблем во всех сферах жизнедеятельности современного общества, а главное – в деятельности различных типов и видов деловых организаций. Как подчеркивает известный российский социолог Иванов Д. В., знание истории социологии (в том числе и европейской) это также знание тех условий, в которых теоретические модели создавались

Второй вопрос.

Процесс становления и развития социологии, в том числе и европейской, с момента возникновения её как самостоятельной науки об обществе до начала XXI в. был длителен. Уже в XVII в. впервые в теориях «социальной физики» возникает идея о том, что общество – это система. Социальные философы той эпохи рассматривают общество как часть природы (например, «естественное право» Т. Гоббса) и исходят из естественнонаучных представлений своего времени о природе. Известные тогда законы естественных наук, особенно в геометрии, механике и астрономии, наталкивались на многочисленные и противоречивые социальные факты. Этим обусловлена попытка формализации общественных закономерностей.

XVIII в., век ньютоновской физики, век Просвещения, сравнивает общество с машиной («механическая» модель), в которой каждый «винтик» выполняет свою работу (так трактуются межличностные связи, обмен).

Социология в качестве самостоятельной науки об обществе как целостной системе, о развитии и функционировании его элементов – социальных институтов – окончательно сформировалась в середине XIX в.

Быстрое развитие капиталистического общества и нарастающая динамика социальных конфликтов потребовали не только социально-филосовского, но и «позитивно – политического» (тезис О. Конта) объяснения социальных феноменов.

Быстро развиваются и другие, близкие социологии науки – экономика, история, статистика (особенно социальная статистика), а также естественные науки, которые постоянно оказывают огромное воздействие на общественные науки.

Середина и вторая половина XIX в. в интеллектуальной истории Запада — время почти всеобщего увлечения успехами естествознания и расцвета позитивистско-натуралистического мировоззрения, под определяющим влиянием которого развивалась тогдашняя социология.

Эволюционная теория Ч. Дарвина стала одним из основных факторов идейного климата второй половины XIX в. Эволюционизм как ведущее направление общественной мысли того времени опирался на представление о единстве законов истории природы и человека, о единстве метода естественных и общественных наук. В биолого-эволюционных школах социальную эволюцию стали рассматривать как продолжение или составную часть биологической эволюции.

В конце XIX в. кризис биолого-натуралистических теорий способствовал усилению психологической тенденции в социологии. Отказавшись от биологизации общества, психосоциологи пытались преодолеть ограниченность эволюционизма; их теоретические концепции приобретали всё более аналитический характер. Идея общего кризиса культуры и связанная с ней конфронтация рационалистического и исторического подходов к обществу острее всего формулировались и переживались в Германии.

Сторонникам рационалистического подхода, опиравшимся на идеи Просвещения, было свойственно признание естественных прав человека и самовластия народа, его права на установление разумных законов и разумного общественного устройства. Последователи исторического подхода подчёркивали важность традиционных норм и принципов человеческого общежития и необходимость существования исторически сложившихся форм государственного и правового регулирования общественной жизни.

В XIX – первой половине XX в. были заложены основы социологии как особой науки об обществе, определились её главные направления, оригинальные теоретические концепции и методологические принципы, составившие специфику социологического подхода к изучению общества. Дальнейшее развитие социологии опиралось на достижение указанного периода.

В конце XX – нач. XXI в. после продолжительных дебатов социологических школ, каждая из которых, углубляясь в исследование какой-либо из сторон социальной реальности, могла абстрагироваться от других её сторон, наука об обществе вновь возвращается к интегративной тенденции.

В курсе европейской социологии используется вариант эволюции социологии, предложенный Ивановым Д.В. За критерий выделения этапов эволюции социологического знания берётся изменение в проблематике, подходах полученных результатов работ основных представителей социологии с точки зрения современного видения вклада того или иного учёного в развитие социологии. На основе данного критерия можно выделить пять этапов эволюции социологии, в соответствии с которыми построена структура курса: протосоциология (сер. – кон. XIX в.), классическая (кон. XIX – нач. XX вв.), неоклассическая (сер. 20-50х гг. ХХ в.), постклассическая (1960-1970гг), современная социология, постмодернизм.

Тема 2. Становление социологии как самостоятельной науки. Протосоциология ( XVIII — сер. ХIХ вв.)

План

Предыстория социологии. Социально-исторические и научные предпосылки становления социологии.

Становление социологии как самостоятельной науки: проект науки об обществе О.Контра; социологические идеи Г.Спенсера; марксизм как альтернатива позитивизму; социал-дарвинизм в социологии.

Первый вопрос.

Начало изучения жизни общества уходит далеко в глубокую древность. От «Государства» Платона и «Политики» Аристотеля (V – IV вд. до н.э.) до « «О духе законов» Ш. Монтескье и «Об общественном договоре» Ж. Руссо (XVIII в.) – таков длинный и тернистый исторический путь обществознания вплоть до нового времени. Принципиальная отличительная особенность здесь состояла в том, что общество рассматривалось просто как часть природы, а знание о нем формировалось в рамках философии. И лишь к середине XIХ столетия утверждается понимание социологии в качестве самостоятельной науки об обществе наряду с физикой, химией и биологией. Это – заслуга прежде всего основателей социологии О. Конта и Г. Спенсера, первому из которых принадлежит честь введения в научный оборот самого понятия «социология».

Выделение социологии в самостоятельную науку было подготовлено всем предшествующим социально-политическим, экономическим и духовным развитием человечества. Достаточно напомнить, что первая половина XIX в. – это время бурного промышленного развития передовых стран, связанного прежде всего с овладением и использованием силы пара и внедрением машинной индустрии; фундаментальных открытий практически во всех областях естествознания; сложных, быстрых, масштабных и острых социально-политических конфликтов и перемен, особенно во Франции. На этом фоне обнаружилось серьезное отставание знания людей о самих себе и о том обществе, в котором они живут. И точно так же как высший для того времени уровень развития капиталистических отношений в Англии явился благоприятной почвой для появления классической экономической теории А. Смита и Д. Риккардо, так и наивысший уровень развития общественно-политических отношений во Франции того периода стал не менее плодородной почвой для рождения социологии О. Конта (равно как и более ранних учений Ш. Монтескье. Ж. Ж. Руссо, а затем А. Токвиля).

На развитие социальных наук, имеющих своим предметом изучение общественной жизни, влияет прежде всего наличие общественных потребностей в разрешении тех или иных проблем, возникающих в социальной системе, а также теоретико-методологических предпосылок, обеспечивающих необходимый уровень научного анализа. Применительно к формированию социологии эти предпосылки своими корнями уходят в эпоху Просвещения и исторические события Великой французской революции, ставшей во многом поворотным пунктом развития человеческой цивилизации.

Эпоха Просвещения породила таких мыслителей, как Монтескье (1689-1755), Вольтер (1694 — 1778), Руссо (1712 — 1778), Гельвеций (1715 -1771), Тюрго (1727 — 1781), Кондорсе (1743 — 1794) и ряд других, произведения которых с социально-политической и духовной точек зрения стали идейным основанием не только разрушения здания феодализма и его социальных институтов, но и во многом теоретической базой будущей науки социологии. Особую роль сыграл Шарль Луи Монтескье, труд которого «Дух законов» (1748) некоторые исследователи склонны рассматривать как социологический, а его самого как одного из основоположников социологической доктрины. Монтескье задается целью понять историю, превратить бесконечное многообразие обычаев, нравов, привычек, идей, различных социально-политических институтов и т.д. в осмысленный порядок. Или, говоря другими словами, он пытается за цепью событий, которые кажутся случайными, увидеть закономерности, которым эти события подвластны. Такой подход к фактам свойственен именно социологии.

Особое внимание в своих научных изысканиях Монтескье уделил политическим проблемам общественной жизни. С полным правом можно говорить о нем, как об одном из основоположников политической социологии. С социологической точки зрения особого внимания заслуживает идея, связанная с установлением принципа разделения властей и трех видов правления (демократия, аристократия, деспотия), которые впоследствии были положены в основу политического устройства буржуазно-демократических государств.

С именем Монтескье во многом связано возникновение и формирование социологической теории, вошедшей в историю социологии под наименованием «географический детерминизм». Монтескье широко изучал влияние климата, географической среды, численности населения на различные аспекты социально-политической и экономической жизни людей. Так, он ставил в зависимость характер политического режима от размеров территории, занимаемой обществом. Монтескье считал, например, что «республика по своей природе, требует небольшой территории», «монархическое государство должно быть средней величины», а «обширные размеры империи», по его мнению, — «предпосылки для деспотических режимов».

Второй вопрос.

Формирование социологии как самостоятельной науки происходило не только как развитие частных общественных наук (политологии, юриспруденции, политической экономии) и естественнонаучных методов познания, но и внесением в историю философского начала. Общее направление мысли в XVIII веке заставляло передовых историков задаваться вопросом о применении законов к исторической жизни человечества. Особенно было важным стремление уловить закономерность в общем ходе истории, которая уже тогда начинала рассматриваться как постепенное совершенствование человеческого рода. И в этом плане в качестве непосредственных предшественников Конта как основоположника социологии следует назвать: А. Р. Тюрго (1727 – 1781) – экономиста, социального философа и политического деятеля и Ж. А. Кондорсе (1743 – 1794) – историка и философа – просветителя, утвердивших в европейском социальном мышлении идею прогресса.

В истории общественной мысли французский ученый – О. Конт (1798 – 1857) известен прежде, всего как родоначальник позитивистской философии и позитивистской социологии, направленных на освобождение науки от умозрительной философии (метафизики) и теологии. Основные труды его: шеститомный «Курс позитивной философии» (1830 – 1842) и четырехтомная «Система позитивной политики. Или социологический трактат об основных религиях человечества» (1851 – 1854). Уже после его смерти было издано четырехтомное «Завещание Огюста Конта». Определенное влияние на его теоретические концепции оказало творчество Сен-Симона, у которого Конт в 1817 – 1824 гг. работал секретарем. Но из-за серьезных разногласий по коренным теоретическим, политическим и личным вопросам им пришлось расстаться. В своем понимании социального развития О. Конт исходил из закона о трех стадиях человеческого знания.

По Конту, наше знание проходит последовательно через три разных теоретических состояния: а) теологическое или фиктивное; б) метафизическое или абстрактное; в) научное или позитивное. Отсюда – три рода философии или общих систем взглядов на совокупность явлений, которые, по его мнению, взаимно исключают друг друга.

На первой ступени (теологической) человеческий ум объясняет мир и совершающиеся вокруг него процессы «прямым и постоянным действием сверхъестественных сил». В этот период человечество фантазирует. Этот период имеет этапы:

фетишизм (его высшая форма – поклонение небесным светилам);

политеизм (наибольший расцвет воображения – античная Греция);

монотеизм (признание единого духовного принципа ведет к единству многообразных форм духовной жизни, но приглушает воображение).

На второй ступени (метафизической) антропоморфные божества заменяются «отвлеченными силами, различного рода абстракциями, воплощенными в разных сущностях мира». Что касается третьей ступени (позитивной), то Конт характеризует ее тем, что «человеческий Ум, признав невозможность достигнуть абсолютных знаний, отказывается от решения вопроса о происхождении и назначений Вселенной, равно как от познания внутренних причин явлений», чтобы заниматься лишь «открытием путем соединения рассуждений и наблюдений действительных законов этих явлений, то есть неизменных отношений последовательности и сходства между ними». Начинается она с Ф. Бэкона, Декарта и открытий Галилея.

По Конту, и новая наука «социология» должна быть позитивной наукой. Суть позитивной науки заключается в том, чтобы рассматривать все явления как подчиненные неизменным естественным законам, сведенным, по возможности, к меньшему числу, признавая невозможность познания так называемых первых и конечных причин. Как он считал, до сих пор научно изучались лишь явления астрономические, физические, химические и биологические, и единственный пробел, который необходимо устранить, чтобы завершить позитивную философию, – это научно понять общественные явления, создать «социальную физику».

Учение О. Конта о социальной статике и социальной динамике – одна из центральных идей социологии О. Конта. В основе его социологии лежит деление этой науки на две части: социальную статику и социальную динамику, которые являются главными понятиями его социологии. Оба эти понятия заимствуются из биологии. Как отмечал Конт, в биологии мы делаем различение между точкой зрения чисто анатомической, относящейся к идее организации, и точкой зрения физиологической, в собственном смысле непосредственно присущей идее жизни. В социологии, по его мнению, разделение должно происходить аналогичным способом. Социальная статика и динамика – это как бы анатомия и физиология общественного организма, причем первая изучает явления общественного строения, вторая – процессы общественной жизни, ее развитие. Статическому и динамическому состоянию общества у Конта соответствуют понятия «порядок» и «прогресс» Задачей статической социологии Конт считал изучение взаимодействий, которые происходят постоянно между различными частями общественной системы. По его мнению, отдельные социальные элементы не имеют безусловного и независимого существования, а тесно связаны между собой. В этом отношении принцип солидарности и гармонии общественных явлений, взятый одновременно, составляет основной закон социальной статики.

Основной интерес Конта направлен на динамику. Первичный фактор социальной динамики – духовное, умственное развитие. «…Умственное развитие является преобладающим принципом развития человечества» (О. Конт). Ко вторичным относятся климат, раса, прирост населения, средняя продолжительность жизни. Таким образом, закон трех фаз умственного развития становится у Конта главным и основным законом всей эволюции человечества.

Огюст Конт считается основателем социологии, не только потому что он первый начал заниматься обществом и социальными процессами (социологические идеи имеют давнюю историю), но и потому, что своим проектом систематизации наук и включением в них социологии он заложил основы для произошедшего позднее академического закрепления социологии как отдельной науки.

Английский философ Г. Спенсер (1820–1903) – продолжатель контовской, позитивистской линии в философии и социологии, сделавший во второй половине XIX в. крупный шаг вперед на пути становления социологии как самостоятельной науки, особенно в области системного и структурно-функционального подхода к изучению общества.

Не располагая необходимыми непосредственными данными о функционировании общества как сложной социальной системы (эмпирическая социология появилась лишь в начале XX столетия), Спенсер старался провести последовательную аналогию между биологическим организмом и обществом как социальным организмом. Он утверждал, что непрерывный рост общества позволяет смотреть на него как на организм. Общество, как и биологические организмы, развиваются в «форме зародышей» и из небольших «масс» путём увеличениям единиц и расширения групп в еще большие группы. Первобытные общественные группы, подобно группам простейших организмов, никогда не достигают значительной величины путем «простого возрастания» Повторение процессов образования обширных обществ путем соединения более мелких приводит к соединению вторичных образований в третичные. Таким образом Спенсер осуществлял типологию обществ по стадиям развития.

Эволюция для английского социолога – универсальный процесс, одинаково объясняющий все изменения как природной всеобщности, так и самых частных, социальных и личностных феноменов. Он сторонник так называемого организмического подхода к социальным факторам и рассматривает общество по аналогии с единым биологическим организмом.

Социологическая теория Спенсера является предшественницей структурного функционализма. Спенсер первым применил в социологии понятия структуры и функции, системы, института. Изменения в структуре, по его мнению, не могут происходить без изменения функций: увеличение размеров социальных единиц неизбежно пробуждает в них прогрессирующую дифференциацию социальной активности, естественное разделение труда.

Спенсер подобно Дарвину выдвинул идею «естественного отбора» наиболее приспособленных. Увеличение населения стимулирует всё большую социальную активность: требуется все большая изобретательность, чтобы выжить. Наименее развитые группы и индивиды вымирают, поэтому общий уровень развития интеллекта должен постепенно возрастать. Выживут лишь те, кто превосходит других в интеллектуальном отношении. Но этот прогрессивный эволюционный механизм разрушится, если будет допущено государственное вмешательство.

Важной вехой на историческом пути становления социологии явилось социологическое учение Карла Маркса (1818 – 1883) и его соратника Фридриха Энгельса (1820 – 1895), опиравшееся на созданное ими диалектико-материалистическое понимание истории. На этой основе они обогатили социальную теорию, сделав марксизм одним из самых влиятельных социальных учений XIX и особенно XX вв. Несмотря на то, что их основные труды носят междисциплинарный характер, в них более или менее широко представлен и социологический подход и материал. Это относится и к «Немецкой идеологии», и к «Нищете философии» (1847), и к «Манифесту коммунистической партии» (1848), и к «Критике политической экономии» (1859), и к «Классовой борьбе во Франции» (1850), и к «Восемнадцатому брюмера Луи Бонапарта» (1852),и к «Капиталу» (1867) и к др., хотя вычленение собственно социологических аспектов марксизма представляет немалую трудность, тем более, что его социологические идеи чаще всего излагались в полемической форме.

В целом же в марксизме преобладает разработка теоретической социологии, хотя нельзя не замечать постоянного его стремления сочетать теоретический анализ с опорой на большой эмпирический материал.

Опираясь на социально-философскую теорию диалектико-материалистического понимания истории, К. Маркс и Ф. Энгельс внесли очень важный вклад в обогащение и развитие социологической мысли. Для марксизма общество – продукт многообразных взаимодействий между людьми, система их взаимосвязей, являющаяся результатом прежде всего их трудовой деятельности. Люди и создают общество и в то же время формируются им. Системный подход марксизма к изучению общества особенно ярко проявляется в связи с разработкой им центральной категории «общественная формация», как социальной системы, включающей ряд подсистем (экономическую, политическую, правовую, моральную и др.) при определяющей роли в конечном счете экономической (производственной) и находящейся в относительном равновесии. Именно способ производства, по Марксу является системообразующим компонентом социальной системы, определяет качественную характеристику данной формации и её существенное отличие от других. «В общественном производстве своей жизни, – писал К. Маркс, – люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной степени развития их материальных производственных отношений. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, накотором возвышается юридическая и политическая надстройка икоторому соответствуют определенные формы общественного сознания.Способ производства материальной жизни обусловливает социальный,политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людейопределяет их бытие, а наоборот их общественное бытие определяет ихсознание».

Во-вторых, Маркс и Энгельс одними из первых выдвинули фундаментальное положение социологической науки о том, что социологическое знание должно опираться на изучение самой социальной реальности, а не только тех идей и представлений, которые ее отражают. Их известное заявление, что об обществе, как и социальных группах, нельзя судить на основании тех представлений, которые они сами о себе создают, подобно тому, как о людях нельзя судить по тому, что они сами о себе думают и говорят, имело принципиальнее, методологическое значение для социологии. Изучая многообразные духовно-идеологические системы, их противоборство и смену, марксизм рассматривал этот процесс не как простую филиацию идей, а переносил центр тяжести на выяснение его социальной обусловленности, на понимание действия социальных факторов и механизмов и определение социальных последствий этого процесса. Он считал эти системы продуктом той страны и той эпохи, в которой они возникают и развиваются.

В-третьих, К. Марксу и Ф. Энгельсу удалось серьезно обогатить теорию социального развития. Их понимание социальной истории как естественно-исторического процесса, основанного на последовательной, поступательной и закономерной смене общественных формаций – первобытно-общинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической – представляло собой для своего времени крупный шаг вперед в развитие не только социальной философии, но и социологической мысли. Особенно велика в этом плане заслуга марксизма в обосновании зарождения, становления и развития капитализма как промышленного (индустриального) общества, прежде всего в «Капитале» К. Маркса. И хотя на иной основе специальная теория индустриального общества (Р. Арон, У. Ростоу и др.) появилась лишь в 50-х годах нашего столетия, фундамент теории такого общества закладывался за столетие до этого в трудах Сен-Симона. Маркса, Спенсера и др.

В теории социального развития Маркса немало общего с аналогичной теорией О. Конта: они исходят из положения о постоянном и всеобщем развитии всех обществ по одним и тем же законам и стадиям. И тот и другой считают, что общественное развитие носит прогрессивный характер, идет поступательно от низшего к высшему, более совершенному; оба верят в достижение идеального общественного устройства – позитивного состояния общества у Конта и коммунизма у Маркса. Но у них было и немало принципиально различного и даже противоположного: у Конта социальная эволюция базируется на интеллектуальном и моральном совершенствовании. А у Маркса – на совершенствовании прежде всего производительных сил и производственных отношений; для Конта нормальное социальное развитие – это постепенный и плавный рост, высокая преемственность, отсутствие резких перемен и тем более социальных взрывов, прогресс через консенсус при сохранении порядка, а для Маркса – это прежде всего классовая борьба, революционный переворот, решительный, качественный разрыв с прошлым, прогресс через разрушение существующих порядков и т.д. Не случайно поэтому революция находится в центре внимания марксистской теории социальных изменений, в то время как у Конта это отклонение от норм, патология социального развития. У Конта представления о социальном прогрессе носили достаточно прямолинейный и упрощенный характер, а Маркс видел сложность и многолинейность социального развития, учитывал своеобразие исторического развития отдельных обществ.

В-четвертых, К. Маркс и Ф. Энгельс — одни из основателей конфликтологического направления в социологии. Социальные противоречия и конфликты для них – это не временное или локальное, а постоянное и повсеместное состояние общественной жизни. Они пронизывают и общество в целом, и его отдельные сферы, уровни и структурные элементы. В экономике — это противоречия и конфликты между производительными силами и производственными отношениями; в социальной сфере – это борьба классов (рабовладельцев и рабов, феодалов и крепостных, буржуа и пролетариев); в политической области – это столкновение партий, движений, государств и иных политических институтов; в духовной сфере – это борьба идеологий и т.д. Если у Конта прогресс осуществлялся в основном бесконфликтно, непротиворечиво, мирно, через нахождение согласия, то у Маркса противоречия, конфликты — это подлинный источник социального развития, движитель истории, прогресса общества, заслуживающий не только признания, но и поддержки, всемерного распространения и углубления. Именно марксизм положил начало положительной оценке роли и значения конфликта в жизни и развитии общества. С этим связаны марксистские положения о том, что «насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым», а «революции — локомотивы истории».

В-пятых, Марксу и Энгельсу принадлежит несомненная заслуга осуществления одной из первых попыток создания теории социальной стратификации. Было бы, конечно, неверным считать, что только они впервые открыли факт существования в обществе классов и классовой борьбы. Как известно, это сделано до них многими социальными мыслителями прошлого (А.Р. Тюрго, А. Смит, Д. Риккардо, А. Сен-Симон, Ф. Гизо, Ф. Минье, А. Тьер, О. Тьерри и др.), часть из которых связывала классовое деление с социальным неравенством, в том числе и с различным отношением к средствам производства, к собственности. Заслуга марксизма здесь состоит в том, что он, опираясь прежде всего на новейшие историко-этнографические исследования первобытного общества Л. Г. Морганом, сделал общий вывод об историческом характере классов, которых не было в древности и не будет в будущем, в условиях коммунизма.

Особое внимание К. Маркс и Ф. Энгельс уделяли выделению в социально-классовой структуре общества основных и ведущих классов. Применительно к современному им капиталистическому обществу это были пролетариат и буржуазия, антагонизм между которыми, по их мнению, составлял основное содержание социальной жизни. Положению и социальной роли именно этих классов, прежде всего рабочего класса, они уделили первостепенное внимание. В частности, Маркс и Энгельс дали анализ рабочего класса и его структуры, показали, что пролетариат проходит различные ступени на пути становления как класса и достигает своей зрелости лишь тогда, когда превращается из «класса в себе» в «класс для себя», т.е. класс, осознающий свои особые, самостоятельные место, интересы и роль, существенно отличающиеся и даже противоположные, нежели у других классов.

Маркс и Энгельс твердо верили в необходимость и неизбежность победы пролетариата в классовой борьбе и в превращение его в господствующий класс. Принципиально новыми в этом отношении являлись положения марксизма о том, что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата и что сама эта диктатура представляет собой лишь переход к обществу без классов. По Марксу, историческая миссия пролетариата состоит в том, чтобы, освободившись самому от капиталистической эксплуатации, освободить и все общество. Но это невозможно сделать без завоевания им политической власти, т.е. без установления диктатуры пролетариата. Обоснование исторической миссии рабочего класса – важнейшая и ведущая тема социально-политической концепции марксизма.

Вместе с тем К. Маркс и Ф. Энгельс видели, что социально-классовая структура капиталистического общества не сводится лишь к классам – антагонистам, а включает также и другие классы и слои (крестьянство, землевладельцы, интеллигенция и др.), которым, правда, они уделяли несопоставимо меньшее внимание, прогнозируя их неизбежное постепенное исчезновение, растворение среди основных классов. То же относится и к проблеме внутриклассовых различий и внеклассовых явлений, процессов и конфликтов.

В-шестых, очень важное значение для социологических исследований личности имело обоснование Марксом положения о личности как субъекте, носителе своей совокупности общественных отношений. Этот тезис был направлен на то, чтобы изучать не личность вообще, а личность конкретного человека, что и стремился делать Маркс в своих социальных трудах. Он показал, что личность – это не только объект воздействия социальной среды, но и активный субъект ее изменения. Заслуга Маркса и в том, что он уделил большое внимание важнейшей социологической проблеме взаимодействия общества и личности, его механизма и исторически-детерминированного характера.

Оценивая место и роль марксизма в историческом развитии социологической мысли, нельзя в то же время не видеть и в этой области его ограниченностей и недостатков. Материалистическое понимание истории позволило марксизму четко выделить экономическую сферу жизни общества, раскрыть ее сущность, содержание, механизм развития и важную роль в жизнедеятельности людей и общества в целом. Но это же нередко сопровождалось более или менее явной недооценкой, а то и игнорированием важной роли и других, нематериальных факторов социального развития. Марксистское учение о классах и классовой борьбе позволило лучше понять одну из несомненно важных сторон строения, функционирования и развития общества. Но одновременно оно привело марксизм к сведению чуть ли не всей социальной истории борьбы классов, к гипертрофированию места и роли рабочего класса и недооценке значения других классов и социальных групп, к грубому и научно необоснованному выводу о том, что подлинная история человечества начинается лишь с коммунизма, а все, что было до этого, – это лишь предыстория.

Сегодня важно не допускать бытующих у нас крайностей в оценке марксизма и его социологической теории: одни, как говорится, «с порога» отвергают всякое научное их значение, объявляют их изначально ошибочными и вредными; другие по-прежнему, вопреки букве и духу действительного марксизма, рассматривают его в качестве «единственно верного и непререкаемого учения», которое не подлежит никакой критической переоценке.

Объективная, подлинно научная оценка места и роли социологии марксизма требует, во-первых; соблюдения принципа историзма, т.е. умения оценивать труды К. Маркса и Ф. Энгельса с позиций того времени, когда они жили и работали, по тому, насколько и в чем именно они обогатили социологическое знание по сравнению со своими предшественниками; во-вторых, умения отделять в социологии марксизма научное знание от политизированных и идеологизированных, часто публицистических положений и лозунгов, прогнозов и предначертаний; в-третьих, умения анализировать взгляды основоположников марксизма концептуально, а не отдельные их высказывания, взятые вне связи с другими и без учета их развития; и, в-четвертых, умения четко различать марксизм и его многочисленные интерпретации как последователями марксизма, так и исследователями марксизма, не отождествлять его с ленинизмом, неомарксизмом и тем более со сталинизмом, троцкизмом, маоизмом и др.

Все это позволит понять, что марксизму, наряду с другими основными направлениями, по праву принадлежит очень важное место в истории общественной, в том числе и социологической мысли. Его идеи и положения использовали многие крупнейшие социологи (Э. Дюркгейм, М. Вебер, Г. Зиммель и др.). Не случайно и сегодня во многих зарубежных солидных социологических изданиях и учебниках отмечается, что без Маркса не было бы Дюркгейма и Вебера, и ему отводится достойное место даже тогда, когда их авторы отнюдь не симпатизируют марксизму. В нем находят свои истоки целый ряд школ и направлений современной социологии.

Работа Ч. Дарвина «Происхождение видов», вышедшая в 1853 г. и совершившая целый переворот в биологии, оказала огромное влияние на мировоззрение вообще и, в частности, на многие отрасли знания. В числе наук, испытавших на себе влияние Дарвина, была и социология.

Социал-дарвинистская социология, как органистическая школа представляла из себя ни в социально-политических, ни в теоретических планах какого-то единого направления.

Здесь можно выделить крайнее направление, тяготеющее своим принципам к, идеологии расизма: Ж. Габино, X. Чемберлена, О. Амман и др. Другие наиболее известные представители социал-дарвинизма – Л. Гумплович, А. Смол, У. Семнер – хотя переносили механически биологические законы на общество, но видели в них скорее общую модель эволюционного процесса. В этом направлении отчетливо прослеживается попытка соединения биологизма с психологизмом. Так, большое значение придается групповым отношениям, социальным нормам, фактам духовной психологической жизни, регулирующим л объясняющим социальную деятельность, т.е. тем факторам которые явно или подспудно лежали в основании органистического направления в социологии и, прежде всего в работах Г. Спенсера начали приобретать если не доминирующее, то во всяком случае важное теоретическое положение в общей системе социологических взглядов. Именно они во многом «расчислили» путь к формированию следующих этапов и школ в социологии.

Одним из известных представителей социал-дарвинизма являлся австрийский социолог Людвиг Гумплович (1838 – 1909). По профессии Гумплович – теоретик права и государства, что обусловило его концепцию: общество он рассматривает исключительно с политической точки зрения. Его основные работы: «Раса и государство» (1875 г), «Расовая борьба» (1883 г.), «Основы социологии» (1885 г.), «Социология и политика» (1892 г.), также «Социологическая идея государства» (1892 г.)

По Гумпловичу, государство есть ничто иное, как организация господства меньшинства над большинством, причем с течением времени этнические группы заменяются социальными классами.

В отличие от Спенсера, основным элементом общества Гумплович признает социальную группу, а не личность. Борьба социальных групп выступает у него основным двигателем истории. В этом плане его идеи напоминают марксистскую концепцию. Однако это лишь внешнее сходство, и между марксизмом и взглядами Гумпловича существуют явные различия.

Марксизм исходит из экономического принципа понимания общественной жизни и своим идеалом рассматривает социалистическое устройство.

У Гумпловича же преобладает политическая точка зрения, и он является противником не только социализма, но и правового государства.

По Гумпловичу, государство не может быть ничем иным, кроме как организацией господства меньшинства над большинством, а само право, как он считал, имеет значение лишь для упорядочения неравенства. Он вообще не допускал того, что когда-нибудь прекратится классовая борьба. Для него она являлась естественным и основным законом.

Таким образом, проекты науки об обществе и попытки её разработки в середине-конце 19в представляют собой этап протосоциологии, т.к. они, заложив концептуальные основы развития, остались органичной частью философских и мировоззренческих доктрин (См.: Иванов Д. В. Социология: теория и история гл. 3.1)

Тема 3. Классическая социология (сер. ХIХ — нач. XX в.в.)

План

Классическая социология. Особенности нового этапа в историиэволюции социологии. Психологизм против натурализма Г. Тард, Г.Лебон.

Социология Э. Дюркгейма.

«Понимающая социология» М. Вебера.

Антипозитивизм в социологии и формирование немецкой социологической школы Ф. Теннис, В. Парето, Г. Зиммель.

Первый вопрос.

На рубеже XIX — XX веков социология переживает качественно новый этап: осознается ограниченность абстрактно – теоретических методов познания, которые преобладали на первом этапе предсоциологии, ставится вопрос о выделении социологии в качестве самостоятельной целостной науки. Наиболее яркие представители этого этапа развития социологии – М. Вебер, Г. Зиммель, Э. Дюркгейм. Их объединяет мысль о принципиальном отличии законов общественного развития от законов природы, о своеобразии социологических методов познания. Именно в результате их усилий социология превратилась в науку, имеющую свой предмет, свою теорию и возможности для эмпирических подтверждений различных аспектов этой теории. Этот этап в развитии социологии назван классическим. Для определения предмета и метода социологии как науки об обществе надо было отделить её предмет и метод от предметной области и методов таких социогуманитарных наук, как история, политическая экономия, этнография, психология. В конце XIX в. особенно была популярна, как отмечается в литературе, идея психической сущности социальных явлений и тождественности социологии и социальной психологии. Именно, как пишет российский социолог Иванов Д. В. (См. «Социология: теория и история», гл. 3.2.) полемика с психологизмом послужила отправной точкой формирования классической теоретической социологии. В конце XIX в. получила широкое распространение психологическая социология, ее различные направления (психологический эволюционизм, инстинктивизм, психология народов», групповая психология, интеракционизм). Она пришла на смену биолого-натуралистическим теориям, характерным для индивидуальной психологии. Интерес к психологическим теориям был вызван прежде всего необходимостью учёта сложной совокупности социальных факторов, а также объяснения мотивации человеческого поведения в обществе и его социальных механизмов. Всё это в значительной степени способствовало появлению множества разновидностей психологического направления в социологии. В то же время всех представителей данного направления объединял главный принцип – стремление искать ключ к объяснению всех общественных явлений и процессов с точки зрения психологического осмысления жизнедеятельности индивида и общества. Суть психологизма можно кратко свести к следующему. В природе человека заложены определенные психические особенности в виде потребностей, интересов, желаний, различного рода эмоций и идей, реализация которых неизбежно связана с общением людей друг с другом. Попытки интерпретировать социальные явления психологическими факторами и использовать психологию на «службе» социологии предпринимались и О. Контом, и Дж. С. Миллем и Г. Спенсером и др.

Следует подчеркнуть, что обращение социологов к анализу социальных процессов с психологической точки зрения было вызвано как внутренней логикой развития социологической теории, так и успехами психологической науки и, в частности, в области экспериментальной психологии. Психологический (социально-психологический) подход к исследованию общества показал, что его эволюция происходит не иначе, как под влиянием интеллектуальных, эмоциональных и волевых действий одних людей на других, а не путем фаталистического развития, очень популярного представления среди биологического направления. Переход от биологического детерминизма понимания общественной жизни к психологическому был значительным шагом вперёд в становлении социологии. Об этом говорят психологические концепции западноевропейской социологии: французского социолога и одного из основоположников социальной психологии Г.Тарда и его соотечественников Г. Лебона (См. Громов П., Мацкевич А., Семенов В. Западная теоретическая социология, гл. вторая, разд.; История социологии в Западной Европе л США, глава 3, разд.4.5).

Габриэль Тард (1843–1904), французский социолог и один из основоположников социальной психологии. Он внес значительный вклад в развитие науки о межличностных отношениях и их механизмах. Тард исследовал проблемы общественного мнения, психологии толпы, механизмы психологического заряжения и внушения, а также способствовал включению в арсенал социологии эмпирических методов исследования – анализа исторических документов и статистических данных.

Г. Тард – автор книг: «Законы подражания» (1890 г., рус. пер. 1892 г.); «Социальная логика (1895 г., рус. пер. 1901 г.); «Общественное мнение и толпа» (1902 г.); «Социальные этюды»» (1902 г.) и др.

Стремясь освободить социологию от биологизма и органицизма, Тард сравнивал общество с мозгом, клеткой которого является осознание отдельного человека. В то же время общество – это продукт взаимодействия индивидуальных сознаний, которое совершается, по Тарду, чрез передачу людьми друг другу и усвоение ими верований, убеждений, намерений и т.д. Исходя из этого, он поставил своей целью создать науку – социальную (коллективную) психологию, которая должна изучать взаимодействие индивидуальных сознаний и тем самым выступать в роли фундамента социологии.

От индивидуальной психологии социальная психология отличается, по Тарду, тем, что занимается исключительно отношениями одного «Я», к другим «Я», их взаимным влиянием. В этом действии одного духа на другой и следует видеть элементарный факт, из которого проистекает воя социальная жизнь.

Г. Лебон (1841 – 1931) тардовской концепции психологии придал вид целой социологической теории социально — исторического развития. Отождествляя массу с толпой, он предвещал наступление «эры масс» и следующий за этим упадок цивилизации.

По Лебону, в результате промышленной революции, роста городов и средств массовой коммуникации современная жизнь все более определяется поведением толпы, которая всегда представляет слепую разрушительную силу. Ибо, как уже отмечалось, в толпе индивиды утрачивают чувство ответственности и оказываются во власти рациональных чувств, догматизма, нетерпимости, всемогущества, как ими управляет закон «духовного единства толпы».

Лебон считал, что решающую роль в социальных процессах играет не разум, а эмоции. Он выступал против идеи социального равенства и демократии, доказывал, что все достижения цивилизации – результат деятельности элиты. Революцию он считал проявлением массовой истерии.

Психологическая социология привлекла большое внимание к исследованию общественного мнения, специфики коллективной (социальной) психологии, соотношения рационального и эмоционального моментов в общественной жизни.

Второй вопрос.

Если самые общие основы социологии как особой общественной науки были заложены ещё к середине XIX столетия, то её становление и утверждение завершается лишь на рубеже XIX и XX веков, когда понимание и научная разработка как общих, так и специальных проблем социологии поднимается на качественно новый, более высокий уровень, во многом определивший пути развития социологии всего XX столетия. Этот важнейший этап в развитии социологической мысли связан прежде всего с именами двух крупнейших социологов Э. Дюркгейма и М. Вебера, создавших качественно своеобразные, социологические системы, из которых берут свои истоки большинство школ и направлений современной социологии. Именно они нередко рассматриваются как основатели социологии в современном её понимании.

Эмиль Дюркгейм (1858 – 1917) — продолжатель контовской и спенсеровской позитивистской и эволюционистской линии в социологии, основатель французской социологической школы, первый профессор социологии во Франции, автор классических трудов по социологии: «О разделении общественного труда» (1893), «Правила социологического метода» (1895), «Самоубийство» (1897) и «Элементарные формы религиозной жизни» (1912). Особенно велика его заслуга в углубленней разработке проблем предмета и особенно метода социологии, структуры общества и функциональной роли её элементов, сущности и путей достижения социального порядка, социологии религии и др.

Взгляды Э. Дюркгейма нередко характеризуют одним словом –«социологизм», поскольку предложенный им теоретико-методологический способ изучения общества отличался сугубо социологическим характером, когда на первый план выдвигалась задача исследования законов особой, над-индивидуальной, социальной реальности, позволяющих понять сущность и природу всех общественных явлений и процессов, включая и самого индивида. Именно этим и призвана заниматься, по Дюркгейму, социология, В этом и состоит своеобразие предмета и метода социологии.

Наиболее наглядно социологизм Э. Дюркгейма проявился в его концепции особой и автономной социальной реальности как системы «социальных фактов», в его стремлении объяснить социальное социальным, одни социальные факты другими, в определении специфичности предмета и метода социологии, изучающей то, что не свойственно исследованию других наук, в признании социальной реальности высшим типом реальности и необходимости использования другими общественными науками (философией, историей, этикой, экономической теорией и др.) социологического метода. Он писал, что первое и основное правило его социологического метода состоит в том, что «социальные факты нужно рассматривать как вещи». Иными словами, социология должна подходить к социальной реальности так же, как это делает естествознание по отношению к вещам. А вещь, следовательно, и социальный факт, для Дюркгейма, – это «всякий объект познания, который сам по себе непроницаем для ума, это все, о чем мы не можем сформулировать адекватного понятия простым приемом мысленного анализа; это все, что ум может понять только при условии выхода за пределы самого себя, путем наблюдений и экспериментов, последовательно переходя от наиболее внешних и непосредственно доступных признаков к менее видимым и более глубоким».

Таким образом, наиболее характерные черты социальных фактов как вещей – это их объективность, т.е. независимое от индивидов существование и способность оказывать на них принудительное воздействие, давление, например, в виде устанавливаемых в обществе общих норм, требований, ожиданий и т.д.

Поступки, поведение людей, которые, по Дюркгейму, изучает социология, определяются не столько свойствами и особенностями личности, не индивидуальными причинами и факторами, а сложившейся совокупностью социальных фактов. При этом один социальный факт следует выводить из другого, из самого общества, а не из аналогий с физическими или биологическими явлениями и процессами.

Общество, социальная реальность рассматривается Э. Дюркгеймом, с одной стороны, как часть природы, подчиняющаяся действию определенных законов; а с другой – как реальность особого рода, несводимая к другим ее видам. «Общество, – писал Э. Дюркгейм, – не простая сумма индивидов, но система, образованная их ассоциацией и представляющая собой реальность sui generis, наделенную своими особыми свойствами. Конечно, коллективная жизнь предполагает существование индивидуальных сознаний, но этого необходимого условия недостаточно. Нужно ещё, чтобы эти сознания были ассоциированы, скомбинированы, причем комбинированы определенным образом». При этом провозглашается приоритет социальной реальности над индивидуальной, её решающая роль в детерминации сознания и поведения индивида.

Социальные факты французский социолог подразделял на морфологические (плотность населения, характер поселений, природные условия, пути сообщения и т.д.), образующие «материальный субстрат» общественной жизни, и духовные, нематериальные («коллективные представления», общественное сознание), за которыми признавалась решающая роль. В связи с этим Дюркгейм придавал особое значение изучению таких важнейших форм коллективного сознания, как религия, право, мораль, чему он сам уделял в своем творчестве наибольшее внимание. Тема выработки, проявлений и функций «коллективных верований», особенно социальной солидарности, проходит красной нитью через все его основные труды.

Проблема социальной солидарности (сплоченности, согласие, единства) выступает как ведущая в социологической теории Э. Дюркгейма, поскольку для него состояние общества определяется, прежде всего, уровнем этой солидарности, в свою очередь зависящей от разделения труда. Механической солидарности свойственны абсолютная власть группы, репрессивный тип правовых норм, высокая степень религиозности и т.д., в то время как для органической солидарности – простор для развития индивидуальности, реститутивный (восстановительный) тип правовых норм, возрастающая светскость и т.д. Эволюционизм у Дюркгейма органично связан с функционализмом. Изучение социальной роли, социальной функции того или иного явления он считал главной задачей социологии. Социальная функция для него — это отношение соответствия между структурным элементом общества как социальной системы и ее определенной потребностью. Он исходил из принципа функциональной обусловленности социальных явлений и впервые подробно разработал проблему социальных функций. Все это дает основание признать его основоположником структурно — функционального направления в социологии, получившего дальнейшую, более глубокую разработку и широкое признание в середине и второй половине XX в.

Рассматривая общество как ценностно-нормативную систему, Э. Дюркгейм серьезное внимание уделил исследованию и ненормальных, негативных, патологических её состояний, связанных с потерей социальной солидарности, например, изучению аномии, под которой он понимал кризисное, болезненное состояние общества, своего рода ценностно-нормативный вакуум, характерные для переходных и кризисных периодов общественной жизни, когда старые ценности и нормы перестают действовать, а новые ещё не утвердились. Это важное социологическое понятие было введено и разработано в науке именно Э. Дюркгеймом. С аномией он связал и такое аномальное социальное явление, как самоубийство. Он показал динамику самоубийств в различных европейских странах. Это позволило ему выявить связь этого социального явления с принадлежностью индивидов к определенным социальным группам, зависимость числа самоубийств от степени ценностно-нормативной интеграции общества, группы. Работа Э. Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни» базируется на обобщении большого эмпирического материала – на анализе этнографических описаний жизни австралийских аборигенов. Таким путём он стремился выявить социальные корни и социальную роль религии. Рассматривая религию как «связанную систему верований и обрядов» в священное, а не как веру в Бога, он считал, что религия упрочивает социальную солидарность и формирует социальные идеалы, ведет к поклонению обществу – «реальному обществу — «реальному» объекту всех религиозных культов. Э. Дюркгейму удалось одним из первых органически соединить эмпирическое и теоретическое, фундаментальное и прикладное в социологическом исследовании, в чем большая его заслуга перед социологической наукой. Он разработал не только общую теорию и методологию социологического исследования, но и его конкретные методы, правила и процедуры. Велик его вклад в разработку многих специальных отраслей социологии: социологии права, морали, религии, семьи, воспитания, отклоняющегося поведения и др. Все это и многое другое делает Э. Дюркгейма классиком социологии.

Третий вопрос.

Макс Вебер (1864 – 1920) – выдающийся немецкий социолог, экономист, историк и социальный философ, создатель «понимающей социологии» и теории социального действия, один из основателей социологии XX в.. Если в трудах Э. Дюркгейма берет свое непосредственное начало структурный функционализм, то в многочисленных трудах М. Вебера символический интеракционизм, феноменология, этнометодология и др. Наименование «понимающая социология» и «теория социального действия» учение Вебера получило в связи с тем, что в его основе лежало сосредоточение внимания социолога на выявлении смысла действия людей, их поведения, который они сами в них вкладывают. Социология, отмечал М. Вебер, – это «наука, которая хочет истолковывающим образом понять социальное действие и благодаря этому причинно объяснить его в его протекании и его последствиях». Иными словами, социология, по Веберу, – наука об осмысленном социальном действии. Идя именно таким путем, считал он, можно понять действительную сущность и общества в целом и его структуры. Среди его основных социологических трудов: «Протестантская этика и дух капитализма» (1904 – 1905), «О некоторых категориях понимающей социологии» (1913). «Хозяйственная этика мировых религий» (1915), «Хозяйство и общество» (1921 – посмертное издание).

Не всякое действие человека, по Веберу, является социальным действием. Вне связи друг с другом действия людей выступают не как социальные, а как индивидуальные, личностные. Ориентация на других выступает как реализация «ожиданий» других действующих субъектов. Таким образом, действие становится социальным только тогда, когда, во-первых, действующий субъект вкладывает в него свой определенный смысл, т.е. это действие субъективно мотивировано; а во-вторых, действие, поведение людей соотнесено с поведением, действиями других, сориентировано на других. Таким образом, у Вебера два основных признака социального действия: «субъективно подразумеваемый смысл» и «ориентация на другого или других». Социальным действием, отмечал он, является «действие», «субъективный смысл которого относится к поведению других людей». Именно это призвана изучать социология. Приводя пример с рубщиком дров, он показывает, что к этому действию можно подойти, например, и с позиции констатации физического факта, что дрова рубятся, и с позиции выяснения планов и мотивов действий рубщика дров. Последний подход и будет социологическим, с точки зрения М. Вебера. Не признавал он социальными и действия чисто подражательные, и те, что сориентированы не на поведение других людей, а на вещи или природные явления. Так, он писал, что «если на улице множество людей одновременно раскрывают зонты, когда начинается дождь, то при этом (как правило) действие одного не сориентировано на действие другого, а действие всех в равной мере вызвано потребностью предохраниться от дождя».

Сами социальные действия подразделяются М. Вебером на четыре категории: целерациональные, ценностно-рациональные, аффективные и традиционные. Положив в основу своей теории социального действия рациональность, он, естественно, почти все внимание обращает на два первых типа действий, поскольку только они являются по-настоящему осознанными, т.е. социальными. Целерациональное действие – это идеальный, абсолютно рациональный тип социального действия, при котором действующий субъект однозначно и ясно осознает его цели, рационально соответственной с отчетливо осмысленными средствами, адекватными с точки зрения действующего субъекта для достижения поставленной цели. В рамках такого действия понимание смысла действия совпадает с пониманием самого субъекта действия, благодаря чему понимание смысла действия означает в то же время понимание действующего, и наоборот. Целерациональное действие – это не слепок с реального действия какого-либо индивида или группы людей, а мысленная конструкция (модель, образец, ориентир, камертон), необходимая для изучения поведения людей, их групп в реальной жизни. Поскольку в ней поведение людей не совпадает полностью с этим идеалом, а в той или иной мере отклоняется от него. М. Вебер выделяет еще и ценностно-рациональный тип действия, т.е. тип действия, смысл которого не в достижении какой-либо внешней цели, а в соответственной вере действующего субъекта в безусловную ценность (самоценность) самого этого действия как такового! Такие действия имеют место тогда, когда они совершаются, не считаясь с предвиденными последствиями, на основе убеждений действующего и в соответствии с его пониманием требований своего долга, достоинства, красоты, религиозного предписания, важности чего-либо. Что же касается аффективного и традиционного типа действий, то рациональность в них представлена очень слабо, а чаще всего вообще отсутствует, субъективно они иррациональны. Первое крайне эмоционально, чувственно, а второе основывается на подражании, соблюдении обычаев и традиций по привычке.

Идея рациональности – основа не только теории социального действия М. Вебера, но и его понимания исторического процесса. На ранних стадиях человеческой истории, в традиционных, доиндустриальных обществах преобладали традиционные и аффективные действия, в то время как в индустриальных — целерациональные и ценностно-рациональные с тенденцией вытеснения вторых первыми. Весь исторический процесс представляется как все большая рационализация всех сторон общественной жизни. Не идеализируя капитализм, М. Вебер в то же время считал, что он представляет собой последовательное воплощение рациональности, а его развитие – универсальной рационализации тогдашнего общества. С его точки зрения, рационализуется все: способ хозяйствования и управление, образ мышления и образ жизни. Это находит свое проявление в возрастании социальной роли науки, в ее проникновении в производство, управление и быт.

Многие социологические проблемы М. Вебер разрабатывал на большом историческом материале путем сравнения жизни стран и народов в различные эпохи. В связи с этим его социология нередко характеризуется как историческая социология. И здесь проблема идеально-типического составляет основу его методологии. Центральное место в ней занимает категория «идеальный тип», введенная М.Вебером и призванная помочь социологу и историку выявить основы и тенденции социального развития, теоретически выразить «интерес эпохи». «Идеальный тип», по Веберу, – это абстрактно-теоретическое выражение идеальной модели, образца, эталона общих рациональных ценностных установок соответствующей эпохи, служащее средством познания социальной реальности.

«Идеальный тип» – это не сама объективная реальность и не снимок, слепок с нее, а мыслительная, логическая, исследовательская конструкция, позволяющая определить «общие правила событий», если бы они протекали в идеальных условиях своей эпохи. Не будучи прямым отражением какой-то определенной социальной реальности, эта абстракция не носит в то же время произвольного, спекулятивного характера, ибо является в конечном счете результатом изучения самой этой реальности, основывается на исследовании большого эмпирического, в том числе и исторического материала. «Идеальный тип» вырастает из сравнительного анализа и сопоставления эмпирических фактов социально-исторической деятельности. С помощью «идеального типа» социолог и историк, по Веберу, имеют возможность изучать ход реальных событий через выяснение степени отклонения их от этого типа. На этой основе он и разрабатывал проблему типологизации, рациональности социальных действий и социального поведения, а также хозяйства, власти, господства, бюрократии, религии и др.

Велика заслуга М. Вебера в применении рассмотренных общеметодологических и общетеоретических подходов к отдельным сферам и явлениям общественной жизни, в разработке отраслевых и специальныхсоциологий. Это прежде всего относится к социологии политической власти,экономической социологии, социологии религии и др. Так, большимвкладом в социологию политики явилась его теория легитимностиполитической власти. Очень важное место в политической социологииМ. Вебера заняли проблемы бюрократии как атрибута государства, оченьважного функционального элемента управления, особого социального слоя«высококвалифицированныхспециалистовдуховноготруда, профессионально вышколенных многолетней подготовкой, с высокоразвитой сословной честью, гарантирующей безупречность…».

В социологии религии М. Вебера интересует прежде всего не вопрос происхождения и сущности религии, а проблема роли религии, её этика в рационализации общественной жизни, особенно экономического хозяйства. В этой связи он первостепенное внимание уделил углубленному анализу исключительной, решающей роли протестантизма, его этических норм в становлении капиталистической экономики, в формировании у людей таких черт, как активность и трудолюбие, бережливость и расчетливость, честность и т.д. Позднее он на основе анализа мировых религий (индуизма, буддизма, конфуцианства, иудаизма, даосизма и др.) показал, как религиозно-этические установки влияют на характер и методы хозяйствования, на мотивы экономической деятельности, а с другой стороны, как различные типы ведения хозяйства изменят религиозно-этические принципы. Более того, М. Вебер показал взаимосвязь религии и форм политической власти, права, науки, философии, искусства и др. Следуя свей теории социального действия, он видел главную задачу социологии религии в выявлении смысла религиозных действий, т.е мотивации действующих лиц. Социология религии заняла исключительно важное место в его творчестве и сыграла особую роль в формировании его общей концепции.

Четвертый вопрос.

На рубеже двух веков позиция классического позитивизма испытывает значительные теоретико-методологические трудности в объяснении общественной жизни. Всё более основательными становятся тенденции подвести философское основание под отрицание принципов натурализма и естественнонаучных методов познания социально-исторической деятельности, найти специфические методы познания социогуманитарных наук. Уже в рамках психологического направления подчеркивалось, что в области социальных явлений имеем дело не с механической причинностью, свойственной природе, а с закономерностями человеческого бытия, имеющими телеологический характер, которые не связаны жестко с безусловной необходимостью. Таким образом, осознавалась и формировалась новая гносеологическая парадигма, которая начинает проводить резкую грань между миром природы и миром социокультурного бытия, а общество начинает рассматриваться не как организм, а как организация духовного порядка.

Широкое философское обоснование антипозитивистская тенденция получила прежде всего в Германии. Эта тенденция вышла за рамки собственно философии и оказала огромное влияние на формирование немецкой социологической школы и социологии в целом. Немецкая социология имела специфические условия и истоки, которые обусловливали её особое положение в истории данной науки. Если социологическая мысль в Англии, Франции, США в основном была связана с позитивистской методологией, то немецкая социология сохраняла тесную связь с принципами познания, наработанными в гуманитарных науках. В ней были значительны гносеологические традиции немецкой классической философии

Пересмотр сформулированных ранним позитивизмом теоретических и методологических предпосылок происходил по самым различным направлениям. Подчёркивая переориентацию социологического видения мира, нельзя не отметить, что эта переориентация во многом была вызвана как кризисом самого естественнонаучного мышления, так и значительными изменениями самой социокультурной ситуации в Европе того времени.

Одним из основоположников социологии в Германии являлся Ф. Теннис (1855 – 1936) – социолог, стоящий на грани двух эпох западной социологии. Одной стороной своего творчества он обращен в XIX в., он стремится разработать «философию» истории как социологию». Но с другой стороны, Теннис выдвинул ряд идей, получивших дальнейшую разработку и реализацию в западной европейской социологии XX в. Это – идея аналитического построения социологии, свидетельствующая о её стремлении самоопределиться, найти свой собственный подход к анализу общества, проблема социальной структуры, идея разработки формальной социологии. Но главное, что оставил Теннис современной социологии – это идея выделения двух типов социальных связей и отношений, воплощенных в понятиях общины и общества. (История социологии в Западной Европе и США (отв. ред. Осипов Г.В.), гл. 5).

Социология конца XIX – начала XX столетий представлена именами не только Э. Дюркгейма и М. Вебера, но и многих других, среди которых нельзя не выделить итальянского социолога-позитивиста и экономиста, одного из основоположников функционализма Вальфредо Парето (1848 – 1923) и немецкого философа и социолога, создателя формальной социология Георга Зиммеля (1858 – 1918). Не ставя их на один уровень с Э. Дюркгеймом и М. Вебером, следует подчеркнуть очень важную роль и этих выдающихся социологов в определении облика социологической науки того периода, её различных направлений.

По своим методологическим позициям В. Парето был продолжателем контовской позитивистской линии в социологии, активно выступавшим против умозрительных, априорных, метафизических подходов к обществу, за приоритет эмпирически обоснованного социологического знания, базирующегося на наблюдении и эксперименте, на описании фактов и формулирования законов, выражающих функциональную связь между ними. Общество, по Парето, – это находящаяся в состоянии динамического равновесия гетерогенная (неоднородная) система. Оно подразделяется на элиту, «лучших», управляющих, и не элиту, управляемых. Такое деление присуще всем обществам, а циркуляция, «круговорот», смена элит служит основой и движущей силой всего исторического развития. Так, причину и сущность социальных революций В. Парето видел в деградации, загнивании одной правящей элиты и замене её другой. История, по его мнению, – это «кладбище аристократий». В историю социально-политической мысли В. Парето, наряду с другим итальянским социологом и политологом Гаэтано Моска (1858 – 1941), вошел как один из основателей социологии элиты. Главные труды В. Парето: «Социалистические системы» (1901 – 1902), «Учебник политэкономии» (1907), «Добродетельный миф и безнравственная литература» (1911), «Трактат по общей социологии» (1916), «События и теории» (1920) и «Преобразования демократии» (1921).

Г. Зиммель, в противоположность эволюционизму, предметом своего исследования считал устойчивые, универсальные формы социального взаимодействия («формы обобществления») при абстрагировании от их конкретно-исторического содержания, по аналогии с тем, как «грамматика отделяет чистые формы языка от содержания, в котором живы эти формы». Абсолютизация роли формы и определила наименование его взглядов как формальной социологии. Все социальные проблемы Г. Зиммель рассматривал под углом зрения соотношения содержания и формы. Само общество он представлял как воплощение всей совокупности взаимодействия «содержания» и «формы». При этом под «содержанием» понимались исторически обусловленные мотивы и цели взаимодействия между людьми, а под «формой» – универсальный способ выражения содержания на различных этапах его развития. Задачу социологии Г. Зиммель видел в исследовании и классификации таких форм («социаций») и изучении их судеб. Это и есть чистая и формальная социология как теория «форм обобществления». Вместе с тем социология Г. Зиммеля включала особую «социологическую теорию познания» (учение о природе социальных фактов) и «социальную метафизику» («содержательный анализ эволюции форм социальной жизни людей, т.е. своего рода философия истории и культуры). В отличие от «чистой социологии», это – «общая социология», которая играет методологическую роль по отношению к другим общественным наукам, выступая как «теория познания частных социальных наук».

На социологические взгляды Г. Зиммеля серьезное влияние оказал К.Маркс, что особенно наглядно проявилось в области проблем социального конфликта. В его трудах рассматриваются и многие другие самые разнообразные социологические темы: социальная дифференциацим, социология города, власти, религии, семьи, морали, пола, моды и др. Наиболее важные труды Г. Зиммеля: «Проблемы философии истории» (1898), «Философия денег» (1900), «Социология» (1908), «Трактат по социологии» (1920).

Этап классической социологии ознаменовался также началом институционализации социологии. Институционализацией называется процесс распространения какой-либо деятельности и превращения её в социальный институт, т.е. в систему формальных правил и неформальных норм, выражающих признание общественной значимости данного вида деятельности и организующих ее в рамках специализированных учреждений.

Главными показателями институционализации социологии являются открытие кафедр и факультетов, а так же выпуск специализированных журналов и создание профессиональных ассоциаций. В Европе первая кафедра социальных наук была основана во Франции Э. Дюркгеймом в 1896 г. в университете г. Бордо. Первыми специализированными научно-исследова-тельскими организациями стали основанный французским ученым Рене Вормсом Международный институт социологии (1894) и созданное Э. Берджесом Общество социальных исследований (1920). Вормсу принадлежит и приоритет в создании социологического журнала: издание «международного журнала социологии» было начато в 1893 г. За ним последовали: основанный Э. Дюркгеймом «Социологический ежегодник» (1898) и основанный М . Вебером и В. Зомбартом «Архив социальной науки и социальной политики» (1903). Первая профессиональная ассоциация – Парижское общество социологов – была создана в 1895 г., в 1909 г. появилось Германское социологическое общество.

Итак, классическая социология предопределила развитие социологии как научной дисциплины и имеющей собственную предметную область и собственные методы исследовательской работы.

Тема 4. Неоклассическая социология, (сер. 20-х – к. 50-х гг. ХХв.)

План

Неоклассический этап эволюции социологии. Интегральная социология П. Сорокина.

Франкфуртская школа социологии М. Хоркхаймер., Г. Маркузе., Т. Адорно.

Первый вопрос.

В середине 20-х годов XX в. в социологии наметилась смена основной проблематики исследовательской работы. В предшествующий период сформировалась концептуальная традиция, которая определяла специфику социологии, ее самостоятельное положение среди других социогуманитарных дисциплин. Но созданные классификации форм социального взаимодействия, социальных общностей и групп не образовали единой концептуальной теории. В ходе эмпирических исследований шло накопление фактического материала, которое требовало систематизации. Актуальной становится проблематика теоретического синтеза, создания общесоциологической теории, которая объединяла бы теоретическое достижение классиков и смогла бы обобщить результаты эмпирической социологии. Эта проблематика доминировала на протяжении 1920-1950х годов и определяла направленность работ социологов, получивших признание в качестве новых классиков социологии. Этот период стал периодом неоклассической социологии, по мнению российского социолога Иванова Д. В., П. Сорокин, Хоркхаймер, Маркузе, Адорно и ряд других исследователей продолжили и развили концептуальную традицию, идущую от Конта, Спенсера, Маркса, Дюркгейма, Вебера и других основоположников социологии, но вместе с тем стремились избегать традиционных дебатов о предназначении социологии и сделали ее научной дисциплиной, отвечающей современным требованиям систематичности теоретических построений и практической полезности исследовательской работы.

Первым, кто стал успешно разрабатывать новую проблематику, был эмигрированньш из России в Европу, а затем в США П. А. Сорокин (1889–1968). В его работе «Современные социологические теории» (1928) дана систематизация всех классических концепций, и современная социология представлена как интегральный корпус идеи и методов, разработанных в XIX – нач. XX вв. Сорокин также настаивал на соединении теоретической и эмпирической социологии, критикуя отвлеченное теоретизирование, не базирующееся на эмпирических обобщениях, но и критикуя бессмысленный сбор при помощи научных методик тривиальных фактов – «социологию пустяков».

Свой подход, позднее названный им интегрализмом, Сорокин применил при разработке теории социальной стратификации и мобильности и теории социокультурной динамики. В книге «Социальная мобильность» (1927), оказавшей сильное влияние на исследования неравенства и характеристик системы социальных статусов в США, Сорокин рассматривает общество как социальное пространство – совокупность статусов, т.е. позиций, характеризуемых объемом доступных индивиду благ, набором прав и обязанностей. Социальное пространство стратифицировано: группы статусов, близких по своим характеристикам, образуют страты (слои), организованные в иерархический порядок. Указывая на относительную правоту исследователей неравенства, как Маркс, Вебер, Парето, Сорокин обобщает их подходы в концепции трех измерений и соответственно трех видов стратификации: экономической (по уровню богатства), политической (по уровню власти), профессиональной (по уровню престижа – общественного признания квалификации или рода занятий). В социальной пространстве индивиды и группы могут перемещаться, изменяя свой статус. Это и есть социальная мобильность. Стратификация и мобильность рассматриваются Сорокиным как два необходимых и взаимосвязанных аспекта общественной жизни. Их формы и флуктуации (колебание) Сорокиным прослежены на гигантском статическом и историческом материале. Концепция многомерности стратификации и предложенные Сорокиным способы эмпирического определения – измерения уровня статусов — вошли в практику исследований. Таким образом была достигнута интеграция теоретической и эмпирической составляющих социологии, когда содержание эмпирической социологии составляет фундамент теоретизирования, определяет основу развития социологии, а содержание теоретической социологии определяет достигнутый уровень развитая социологии и направление дальнейших исследований. В четырехтомном труде «Социальная и культурная динамика» (1937–1941) Сорокин представил масштабную теорию общественного развития как последовательности идеациональной, идеалистической и чувственной социокультурных систем. В основе каждой системы лежит особого типа «ментальность», которая в виде ценностей, мировоззрения, умонастроения определяет характер всех сфер жизнедеятельности: научного познания, религии, искусства, экономики, политики, права и т.д. (См. Иванов Д. В. Социология: теория и история, с. 118–119)

В историю социологической мысли П.А. Сорокин вошел как создатель интегрального направления в современной социологии, теории социальной стратификации и социальной мобильности, концепции флуктуации социокультурных систем. Творчество Сорокина представляло собой качественно новый этап в развитии мировой социологической науки как по широте охвата, так и по глубине и оригинальности разработки прежде всего макросоциологических проблем.

П. Сорокина по праву многие и сегодня называют классиком социологии XX в, а иногда даже говорят, что он совершил «коперниковскую революцию в социологии» И хотя все это в развернутом виде было реализовано лишь в американский период его творчества, основы этого были заложены именно в российский период, что прямо отмечалось и самим Сорокиным.

Второй вопрос.

Основная проблематика работ германских ученых М. Хоркхаймера (1895 – 1973) и его последователей Г. Маркузе (1898 – 1979) и Т. Адорно (1903 – 1969) совпадает с общей для социологии того периода проблематикой. Традиционная теория строилась на основе понимания теории как системы утверждений, которая должна исчерпывающим образом описывать и объяснять факты. Такое понимание теории было подвергнуто критике М. Хоркхаймером в работе «Традиционная и критическая теория» (1937) Хоркхаймер призвал исследователей обращаться не к видимости – совокупности разрозненных фактов, а к сущности – реальности общества как целостности. Факты, которыми оперирует социолог, и сам способ теоретизирования полностью предопределяются характером этой целостности: восприятие мира как совокупности единичных, но взаимосвязанных фактов – это способ адаптации индивидов к условиям буржуазного (индустриального, рыночного, индивидуалистического) общества, которое они своей деятельностью и создают. Традиционная социология является не столько изучением общества, сколько формой закрепления в сознании представлений о естественности, объективности существующего положения дел. Хоркхаймер выдвинул идею альтернативной – критической теории, которая должна была синтезировать прошлые теоретические достижения и интегрировать теоретические построения с эмпирическими исследованиями. Концепция критической теории стала основой исследовательской деятельности, сформированной усилиям и Хоркхаймера, Маркузе и Адорно Франкфуртской школы – сообщества германских .ученых, которое на протяжении 1920–1970-х гг. вело исследование социальных процессов, руководствуясь идеей обновления марксизма. Франкуртская школа начала складываться с созданием в 1923 г. Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне. После прихода фашистов к власти в Германии в 1933 г. сотрудники института вынуждены были эмигрировать, и главные работы, определившие вклад Франкфуртской школы в развитие социологии, создавались в США в 1940-х годах.

Роль универсальной теории социальных явлений и процессов в исследованиях Франкфурсткой школы играла теория цивилизации подавления, созданная в первой половине 1940-х гг. и представленная в книге Хоркхаймера и Адорно «Диалектика просвещения» (1947), а также в книге Маркузе «Эрос и цивилизация» (1955). Теория современной цивилизации была разработана Хоркхаймером, Адорно и Маркузе на основе синтеза идей трех выдающихся мыслителей: К. Маркса, М. Вебера, З. Фрейда (концепцию капитализма как системы эксплуатации, концепцию рационализма как «судьбы» Запада, концепцию подавления культурой бессознательных, инстинктивных импульсов (см: Иванов Д. В. Социология: теория и история, гл. 3.3.) На той же концептуальной основе, что и теория современной цивилизации, исследователями Франкфуртской школы была разработана теория авторитарной личности как «нового антропологического типа», который в XX в. стал массовым и в силу присущих ему установок мышления и поведения является социальной базой авторитарных и тоталитарных режимов.

Авторитарная личность – это социально-психологический тип человека, характеризующийся такими чертами, как конформизм, консерватизм, стереотипность мышления, лояльность к инстанциям власти, нетерпимость к «чужим» и «слабым» – представителям других экономических групп, оппозиционерам, маргиналам и т.п.

Тема 5. Постклассическая социология (1960–1970гг). Парадигмальный кризис.

План

Особенности нового этапа эволюции социологии. Сущность парадигмального кризиса.

Феноменологическая социология, А. Шюц.

Социальный акционализм. А. Турен.

Первый вопрос.

Период 1960 – 1970 гг. стал для социологии постклассическим периодом или периодом парадигмального кризиса. К 1950-м в исследованиях социальных явлений и процессов господствовали две парадигмы. В Европе и США наиболее распространенным способом постановки и решения исследовательских проблем был в то время структурный функционализм в духе Парсонса. В СССР и др. странах, где у власти находились коммунисты, единственной разрешенной формой объяснения социальных явлений являлась марксистская теория в интерпретации В. И. Ленина и И. Сталина. Многим европейским (как и американским) социологам в сер. XX в. перспектива развития социологии виделась в «конвергенции», т. е. соединении элементов структурного функционализма и исторического материализма в универсальной теоретико-методологической концепции. Однако на рубеже 1950–1960-х гг. господствующие подходы стали подвергаться критике всё большим числом социологов. Как следствие критики господствующих парадигм вновь приобрела актуальность проблематика предметной области и методов социологии. В ходе развернувшихся в 60–70 гг. ХХ века дискуссий о том, что и как должны изучать социологи, сложилась ситуация множественности парадигм. Каждая из конкурирующих парадигм претендовала на роль общесоциологической теории и методологии. Наряду с уже утвердившимися в социологии подходами, которые предлагали структурный функционализм, марксизм и неомарксизм, характер парадигмы приобрели концепции, разрабатывавшиеся как исследовательские подходы, ориентированные на изучение межиндивидуальных взаимодействий и потому альтернативные традиционным макросоциологическим парадигмам (феноменологическая социология, символический интеракционизм, социальный акционализм). В условиях нарастания числа концепций, претендующих на роль общесоциологической теории, встала проблема выбора одной, которая послужила бы универсальной методологической основой исследований социологов. Эта тенденция переживалась социологами как кризис.

Парадигмальный кризис – это перелом в развитии социологии произошедший в 60-70х гг. ХХ века и выразившийся в критике господствовавших макросоциологических, позитивистских и объективистских представлений о предмете, методах и предназначении социологии, а также в создании множества альтернативных концепций, претендующих на статус парадигмы. Парадигмальный кризис прервал поступательное развитие социологии, исследования социологов стали развиваться, как пишет Иванов Д.В. не в направлении теоретико-методологического консенсуса, а в направлении плюрализма. Поэтому исследования 1960 – 1970-х гг. могут быть обозначены как постклассическая социология.

Среди множества концепций наиболее распространенной в европейской социологии данного периода были феноменологическая социология и социальный акционализм.

Второй вопрос.

Феноменологическая социология – социология повседневного поведения, как контрпарадигма функционалистской и позитивистской социологии. Это направление еще раз подтверждает то, что в Европе социологическая мысль развивалась в тесной связи с философией, в то время как в США среди социологов получила широкое распространение социалистическая психология.

Основателем феноменологической философии был Эдмунд Гуссерль (1859 – 1938), чьи основные работы вышли в конце XIX – начале XX вв. Развивая радикальные концепции, он оставил своей задачей создание , философии, которая обращалась бы к корням нашего знания и опыта, считая, что научное знание все более отрывается от повседневности – источника наших познаний и что феноменология способна восстановить эту связь. Полвека спустя социологи использовали тот же самый аргумент, направив его против устоявшейся социальной теории, в частности против структурного функционализма, утверждая его оторванность от социального опыта и социальной жизни.

Одной из главных черт феноменологического подхода в философии явилось введение понятия «феноменологической редукции» иногда называемого «выведением за скобки» или в более специальной литературе опускания, выведения всего, что связано с оценкой. Понятие «феноменология» означает прежде всего стремление к беспристрастно-объективному описанию явлений, феноменов сознания. Мир вокруг нас есть творение нашего сознания. Конечно, внешний мир существует объективно, но для нас он начинает иметь значение только через осознание его. Мир, который мы воспринимаем, становится миром вокруг нас. Задачей каждого ученого, а тем более социолога, является не столько постижение реальною (внешнего) мира, сколько исследование путей и способов, которыми мы структурируем этот мир в нашем сознании Феноменологическая редукция оказывается инструментом, позволяющим нам сделать это.

Феноменологическая социология и этнометодология используют эти философские построения и обобщения, делая их исходной точкой анализа общества.

Австрийский социолог А. Щюц (1899–1959), один из учеников Э. Гуссерля, испытав сильное влияние идей американской прагматической философии символического интеракционализма, попытался объединить их с феноменологическим пониманием своего учителя в своём труде «Феноменология социального мира». Щюц в работе «Смысловая структура социального мира» (1932) сформировал концепцию социальной феноменологии как изучения тех представлений, которые образуют общество как «горизонт жизненного мира» – сферу опыта, доступного индивидам в их повседневной жизни. Жизненный мир не является предметом размышлений, люди просто переживают его как очевидную реальность. Объективность вещей, действий, событий в мире повседневности – это естественная установка индивидуального сознания. Субъективные переживания, индивидуальный опыт объективируются в языке, при помощи которого люди обозначают и определяют любые явления. В языке ситуации взаимодействия и их участники типизируются, т. е. подводятся под привычные и понятные категории: лекция, студент, преподаватель; покупатель, продавец; семья, родители, дети и т. д. Типизации придают смысл любым, даже новым явлениям и тем самым встраивают их в жизненный мир в качестве знакомых и потому понятных и «само собой разумеющихся». Между индивидуальное взаимодействие строится на основе взаимной типизации, т. е. приписывания участниками действиям друг друга типичных мотивов, варианты которых заданы жизненным опытом. Индивиды действуют на основе интерпретаций и при этом исходят из естественной установки, что имеют дело не с интерпретациями, а с реальными явлениями. Согласованность, координация поступков в таком случае возможна постольку, поскольку смысл явлений, заложенный в типизациях, истолковывается одинаково разными людьми. Единство интерпретации обеспечивается общностью жизненного мира. Жизненный мир не является объективной реальностью, поскольку образован переживаниями, опытом, типизациями, но он не является и субъективным миром индивидуального сознания. Жизненный мир – интерсубъективная реальность. Интерсубъективность – фундаментальная характеристика социальных феноменов.

Интерпретация ситуаций взаимодействия и действий его участников как типичных превращает взаимодействие в социальный порядок –устойчивую структуру. Социальная структура с точки зрения феноменологической социологии представляет собой всю сумму типизации и созданных с их помощью повторяющихся образцов взаимодействия.

Таким образом общество конструируется в результате взаимодействий в повседневной жизни. Однако сконструированный социальный порядок в силу естественной установки сознание воспринимается индивидами как объективная реальность — система норм и правил, которые необходимо усвоить и которым необходимо следовать.

Феноменологическая социология хорошо объясняет то, как люди взаимодействует в повседневной жизни, и в отличие от символического интеракционизма уделяет большое внимание и социальным структурам. Однако эти парадигмы недооценивают роль неравенства и конфликтов в формировании процессов межиндивидуального взаимодействия.

Третий вопрос.

В этом отношении альтернативой этим микросоциологическим парадигмам является социальный акционализм. Концепция социального акционализма разработана известным французским социологом А. Туреном (р. 1925). В книгах «Социология действия» (1965) и «Производство общества» (1973) он представил исследовательский подход, основывающийся на тезисе, что социальное действие порождает ценности и нормы, служащие для индивидов ориентирами в их деятельности, устойчивость и упорядоченность, т. е. образующие социальные структуры. Общество, по мысли Турена, не является системной – единой и четко структурированной совокупностью норм и поведенческих образцов, определяющих деятельность индивидов. Общество – это арена борьбы акторов (деятелей, действующих лиц) за утверждение их целей и представлений о том, как должны строиться отношения между людьми, в качестве ценностей и норм. Социальные структуры порождаются не всяким действием, а только «историчным», т. е. направленным на борьбу за поддержание или изменение общих условий жизни людей. Историчность – это характеристика, которую деятельность индивидов приобретает, если они становятся участниками социального движения – организованного коллективного поведения акторов, борющихся за интересы своего класса. Поскольку социальным, а значит, относящимся к предмету социологии, является не изолированное индивидуальное действие, а действия, реализующие цели социального движения, социологические исследования должны вестись особым способом, который Турен назвал социологической интервенцией (вмешательством). Исследователь должен быть участником изучаемого социального движения, участвовать в повседневных взаимодействиях, совместно с другими участниками данного движения формулировать цели движения и выяснять как действия соотносятся с целями, характеризуются ли они историчностью. Социологическое знание – это практическое знание акторов, осознание историчности и управление ею. Поэтому исследователи сами должны быть акторами, вмешиваться в социальные процессы а не занимать позицию нейтрального наблюдателя.

Социальный акционализм, как и феноменологическая социология и другие микросоциологические парадигмы, недооценивает влияние на жизнедеятельность людей факторов, не являющихся частью их взаимодействия, их жизненного мира и которым поэтому они могут не придавать никакого смысла, но которые при этом не перестают оказывать реальное воздействие. Макросоциальные явления как факторы, определяющие условия и характер взаимодействия, и связи междзу различными макросоциальными явлениями не входят в предмет феноменологической социологии, символического интеракционализма, социального акционализма. Это означает, что средствами одной парадигмы или одного типа парадигм все исследовательские проблемы решить не удаётся и что мультипарадигмальность в социологии отражает существование в ней данной проблемы.




Предыдущий:

Следующий: