ответы по соц психологии

ВОПРОС №2. Краткая история развития соц психологии.

Социальная психология прошла длительный путь развития. Родоначальниками накопления социально-психологических знаний считаются древнегреческие и древнекитайские ученые (Аристотель, Гераклит, Гиппократ, Демокрит, Платон, Конфуций, Суньцзы, Уцзы и др.), которые описывали некоторые социально-психологические особенности характеров людей и их предназначения в обществе, устанавливали определенные психологические закономерности социального поведения индивидов, выявляли мотивы объединения их в группы и т.д.

В средние века и позднее зарубежные и отечественные ученые (Н. Макиавелли, Т. Гоббс, И. Бентам, Ш. Монтескье, А. Токвиль, Н.Я. Данилевский, А.И. Герцен и др.) занимались психологическим описанием анатомии и патологии общественной жизни с ее характерными социальными взаимоотношениями и традициями, накапливали и обобщали результаты немногочисленных исследований закономерностей уже известных социально-психологических явлений и процессов — общения и взаимодействия представителей различных общностей.

В середине XIX в. за рубежом появились три социально-психологические теории —«психологии народов» (основатели — М. Лацарус, X. Штейнталь и В. Вундт), «психологии масс» (Г. Тард, С. Сигиле и Г. Лебон), «инстинктов социального поведения» (В. Макдаугалл), которые послужили предпосылкой для превращения социальной психологии в самостоятельную отрасль знаний. После этого началась активная разработка методологических и теоретических основ социальной психологии. На разработку их содержания направляются усилия представителей основных школ психологической науки на Западе: сначала бихевиоризма, гештальтпсихологии, а потом психоанализа, когнитивизма и интеракционизма. Выходят в свет первые учебники и пособия.

Следует различать понятия «общественная психология» как явление (нижний уровень) общественного сознания и «социальная психология» как наука, изучающая явления общественной психологии. На практике же чаще употребляется термин «социально-психологические явления», а не термин «общественно-психологические явления».

Огромный импульс развитию социально-психологических исследований и применению их результатов на практике придавали войны и военные конфликты, которыми изобиловал XX в. и во время которых особенно остро вставали вопросы, связанные с предотвращением и профилактикой отрицательных социально-психологических явлений и процессов (страх, паника, снижение сплоченности населения и военнослужащих в группах, социальная дезорганизация и дезинтеграция, социальные конфликты и т.д.), затрагивающих все стороны жизни и деятельности людей.

В 1920—1940-е гг. социальная психология постепенно превращается в сугубо экспериментальную науку, занимающуюся прикладными исследованиями и разрабатывающую специфические методики изучения социально-психологических феноменов, проявляющихся в разнообразных областях жизни и деятельности людей.

Внутри социальной психологии начинают зарождаться и в 1960—1990-е гг. наиболее продуктивно совершенствоваться ее новые отрасли: этнопсихология, политическая психология, психология управления, конфликтология и др. К сожалению, в СССР социальная психология в 1930—1950-е гг. по политическим причинам практически не развивалась. Сегодня социальная психология и у нас в стране, и за рубежом востребована во всех сферах жизнедеятельности людей.

Как и любая другая область знаний, социальная психология имеет свою структуру: объект, предмет, задачи, теоретические основы, категории и методы исследования, определенные функции, а также ее составные части — отрасли.

ВОПРОС №1. Предмет и задачи соц психологии.

Объектом  социальной психологии являются конкретные социальные общности (группы людей) и отдельные их представители.

Предметом ее выступают закономерности возникновения и функционирования социально-психологических явлений и процессов (общественно-психологических феноменов*), представляющих собой результат взаимодействия людей как представителей различных социальных общностей.

Социально-психологические явления и процессы можно классифицировать по разным основаниям: по принадлежности к различным социальным общностям и субъектам, по отнесенности к различным классам психологических явлений, по устойчивости, по степени осознанности и т.д.

Задачами социальной психологии выступают:

1. Выявление или уточнение вместе с другими общественными науками: а) специфики и своеобразия феноменов, составляющих психологические сущность и содержание общественного сознания людей и психологии их больших и малых групп; б) соотношения между различными их компонентами; в) влияния последних на развитие социального бытия и социальных отношений.

2. Всестороннее осмысление и обобщение данных:  а) об источниках и условиях возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов; б) об их воздействии на поведение и поступки людей как представителей различных социальных общностей.

3. Исследование наиболее значимых особенностей и отличий социально-психологических явлений и процессов от других психологических и социальных феноменов в различных группах.

4. Выявление закономерностей возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов в обществе.

5. Социально-психологический анализ взаимодействия, межгрупповых и межличностных отношений, общения, восприятия и познания людьми друг друга, а также факторов, обусловливающих специфику и эффективность влияния этих базовых общественно-психологических феноменов на их совместную деятельность и поведение.

6. Всеобъемлющее изучение социально-психологических особенностей личности и своеобразия ее социализации в различных общественных условиях.

7. Осмысление специфики функционирования социально-психологических явлений и процессов в малой группе и их влияния на возникновение конфликтов, формирование психологического климата и атмосферы в ней.

8. Обобщение имеющихся представлений о мотивационных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых, коммуникативно-поведенческих и других характеристиках представителей различных наций и классов.

9. Выявление роли и значения религиозной психологии в жизни общества, ее социально-психологического содержания и форм функционирования, а также особенностей ее влияния на взаимодействие и общение как верующих, так и неверующих.

10. Всестороннее изучение психологического содержания политической жизни и политической деятельности людей и их групп, своеобразия трансформации сознания общества под воздействием политических процессов, развивающихся в нем.

11. Исследование разнообразных массовидных социально-психологических явлений и процессов, их значения в общественной жизни, а также выявление их влияния на поступки и поведение людей в обычных, экстремальных и других условиях.

12. Социально-психологическая интерпретация сущности, содержания, форм и методов межгруппового и межличностного влияния людей друг на друга.

13. Прогнозирование политических, национальных и других процессов в развитии государства (общества) на основе учета социально-психологических факторов и закономерностей их формирования и развития.

ВОПРОС №3. Методы соц-психологического исследования.

Методы, применяемые в социальной психологии для сбора эмпирических данных, являются в известной мере междисциплинарными и применяются не только в социальной психологии, но и в других науках, например, в социологии, психологии, педагогике. Весь набор методов можно подразделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия. Последние относятся к специфической области социальной психологии, к так называемой «психологии воздействия». Методы исследования, в свою очередь, различаются на методы сбора информации и методы ее обработки.

Существует и много других классификаций методов социально-психологического исследования. Например, различают три группы методов:1) методы эмпирического исследования;2) методы моделирования;3) управленческо-воспитательные методы.

Среди методов сбора информации нужно назвать: наблюдение, изучение документов (в частности, контент-анализ), разного рода опросы (анкеты, интервью), различного рода тесты (в том числе наиболее распространенный социометрический тест), наконец, эксперимент (как лабораторный, так и естественный). В большинстве случаев эти методы идентичны тем, что применяются в социологии и психологии.

Наблюдение является самым «старым» методом социальной психологии и представляет собой преднамеренное, систематическое и целенаправленное восприятие явлений с целью изучения их специфических изменений в определенных условиях и отыскание смысла этих явлений, которые непосредственно не даны. В случае получения данных об открытом поведении, о действиях индивидов метод наблюдения играет весьма важную роль. Главная проблема, которая встает при применении метода наблюдения, заключается в том, как обеспечить фиксацию каких-то определенных классов характеристик, чтобы «прочтение» протокола наблюдения было понятно и другому исследователю, могло быть интерпретировано в терминах гипотезы.

Изучение документов имеет большое значение, поскольку при помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности. Особая проблема возникает здесь в связи с тем, что интерпретирует документ — исследователь, т. е. человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психологическими особенностями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста.

Для преодоления «субъективности» в интерпретации исследователем документа вводится особый прием, получивший название «контент-анализ» (буквально: «анализ содержания»). Это особый, более или менее формализованный метод анализа документа, когда в тексте выделяются специальные «единицы», а затем подсчитывается частота их употребления. Метод контент-анализа есть смысл применять только в тех случаях, когда исследователь имеет дело с большим массивом информации, так что приходится анализировать многочисленные тексты.

Опрос — представляет собой метод, при использовании которого человек отвечает на ряд задаваемых ему вопросов. Среди многочисленных видов опросов наибольшее распространение в социальной психологии получают интервьюирование и анкетирование (особенно при исследованиях больших групп).

Метод анкетирования — письменный опрос, при котором общение между исследователем и респондентом, являющимся источником необходимой информации, опосредуется анкетой.

Интервьюирование — метод сбора информации, предусматривающий устное обращение исследователя к определенной совокупности людей с вопросами, содержание которых представляет изучаемую проблему. В ходе интервью проявляются все описываемые в социальной психологии способы воздействии одного человека на другого, действуют все законы восприятия людьми друг друга, нормы их общения.

Главные методологические проблемы, которые возникают при применении этих методов, заключаются в конструировании вопросника. Первое требование здесь — логика его построения, предусмотрение того, чтобы вопросник доставлял именно ту информацию, которая требуется по гипотезе, и того, чтобы информация эта была максимально надежной.

Тест — это особого рода испытание, в ходе которого испытуемый выполняет или специально разработанное задание, или отвечает на вопросы, отличающиеся от вопросов анкет или интервью. Вопросы в тестах носят косвенный характер. Тесты не являются специфическим социально-психологическим методом, они широко применяются в различных областях психологии. Когда говорят о применении тестов в социальной психологии, имеют в виду чаще всего личностные тесты, реже — групповые тесты. Тестов, имеющих значение для диагностики группы, не так много. В качестве примера можно назвать получивший широкое распространение социометрический тест, который будет рассмотрен особо в разделе, посвященном малой группе.

Особой специфики применения этого метода в социально-психологическом исследовании нет: все методологические нормативы применения тестов, принимаемые в общей психологии, являются справедливыми и здесь.

Эксперимент выступает в качестве одного из основных методов исследования в социальной психологии. Специфика эксперимента заключается в том, что в нем целенаправленно и продуманно создается искусственная ситуация, в которой изучаемое свойство выделяется, проявляется и оценивается лучше всего. Другими словами в эксперименте создается имитация повседневных процессов. Варьируя одним—двумя факторами — называемыми независимыми переменными — экспериментатор выясняет, как их изменение влияет на людей. Полемика вокруг возможностей и ограниченностей экспериментального метода в этой области является одной из самых острых полемик по методологическим проблемам в настоящее время.

Ставя эксперименты, социальные психологи иногда создают ситуации, которые затрагивают эмоции людей. В этом случае ученые обязаны следовать профессиональным этическим правилам: получить согласие от испытуемых, следовать принципу «не навреди», после завершения эксперимента полностью раскрывать участникам любой временный обман.

В социальной психологии различают два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. Для обоих видов существуют некоторые общие правила, выражающие суть метода, а именно: произвольное введение экспериментатором независимых переменных и контроль за ними, а также за изменениями зависимых переменных. Общим является также требование выделения контрольной и экспериментальной групп, чтобы результаты измерений могли быть сравнимы с некоторым эталоном. Однако наряду с этими общими требованиями лабораторный и естественный эксперименты обладают своими собственными правилами.

ВОПРОС №4. Сущность, структура и функции общения.

Структура общения

Структуру общения можно охарактеризовать путем выделения в ней трех взаимосвязанных сторон: перцептивной, коммуникативной и интерактивной (рис. 16).

Что является обьектом соц психология ответ?

Рис. 16. Структура общения

Перцептивная сторона общения — процесс восприятия, познания и понимания людьми друг друга с последующим установлением на этой основе определенных межличностных отношений.

Коммуникативная сторона общения состоит во взаимном обмене информацией между людьми, передаче и приеме знаний, идей, мнений, чувств.

Интерактивная сторона общения заключается в обмене действиями, т.е. в организации межличностного.

Функции общения

Выступая мощным потребителем энергии человека, общение вместе с тем является бесценным биостимулятором его жизнедеятельности и духовных устремлений.

В соответствии с этим выделяются аффективно-коммуникативная, информационно-коммуникативная и регуляционно-коммуникативная функции общения.

Аффективно-коммуникативная (перцептивная) функция, в основе которой лежит восприятие и понимание другого человека, партнера по общению, связана с регуляцией эмоциональной сферы человека, поскольку общение является важнейшей детерминантой эмоциональных состояний человека. Весь спектр специфически человеческих эмоций возникает и развивается в условиях общения людей — происходит либо сближение эмоциональных состояний, либо их поляризация, взаимное усиление или ослабление.

Информационно-коммуникативная функция общения заключается в любом виде обмена информацией между взаимодействующими индивидами. Обмен информации в человеческом общении имеет свою специфику:

во-первых, обмен информацией осуществляется между двумя индивидами, каждый из которых является активным субъектом (в отличие от технического устройства);

во-вторых, обмен информацией обязательно предполагает взаимодействие мыслей, чувств и поведения партнеров.

Регуляционно-коммуникативная (интерактивная) функция общения заключается в регуляции поведения и непосредственной организации совместной деятельности людей в процессе их взаимодействия. В этом процессе человек может воздействовать на мотивы, цели, программы, принятие решений, на выполнение и контроль действий, т.е. на все составляющие деятельности своего партнера, включая взаимную стимуляцию и коррекцию поведения.

Роль и интенсивность общения в современном обществе возрастают: постоянно увеличивается число людей, занятых в профессиональной деятельности, связанной с общением. В свое время прагматичный Дж. Рокфеллер, хорошо понимая значение общения для деловой деятельности, говорил: «Умение общаться с людьми такой же покупаемый за деньги товар, как сахар или кофе. И я готов платить за это умение больше, чем за какой-либо другой товар в этом мире».

Но что означает уметь общаться? Это значит уметь разбираться в людях и на этой основе строить свои взаимоотношения с ними, что предполагает знание психологии общения.

сущность общения и его формы

Источником потребности в общении является коллективистская, социальная природа человека, свойственная ему потребность не только к индивидуальной, но и к совместной деятельности. Именно эта данная человеку природой родовая особенность и помогла ему выжить и утвердиться среди других более физически сильных, чем человек, животных.

Признается, что одной из национальных особенностей русских людей является как раз высокий уровень развития у них этого качества. Русские мыслители называли его общинностью, соборностью, дружинностью, братством (А.С. Хомяков, B.C. Соловьев, Н.Ф. Федоров и др.). Именно эта национальная черта русского духа помогала России устоять в самые трагические моменты ее истории. В этом духе коллективизма видели деятели русской культуры одно из главных отличий русского самосознания от западной культуры, основой которой является дух индивидуализма. Конечно, на рубеже XX-XXI вв., в годы постсоветских реформ, эта особенность русской духовности значительно ослабла, хотя, по-видимому, и не исчезла совсем.

Общение — сложный многоплановый процесс установления и развития контактов между отдельными людьми и их группами. Этот процесс порождается потребностями людей в совместной деятельности, которая многократно умножает их силы. В общении выделяются три составляющие:

коммуникативная сторона или обмен информацией;

интеракции или обмен действиями:

взаимная перцепция или восприятие и оценка партнера.

Все три стороны общения способствуют оптимизации совместной деятельности людей, ведут к сближению, а также развитию и совершенствованию их личных качеств.

Однако это сближение имеет свои пределы, границы. Оно не может быть беспредельным, потому что как бы ни сближались люди друг с другом в процессе их взаимодействия, они тем не менее всегда остаются отдельными системами и по своим интересам, и по формам поведения.

Каждая личность, в каком бы тесном контакте с другими людьми она ни находилась, сохраняет свою физическую и духовную автономию, самобытность, оставаясь, как говорили древние. «микрокосмосом». т.е. целым миром уникальных мыслей, чувств, интересов.

Поэтому любые контакты, общение людей редко протекают без трудностей, проблем, конфликтов. Эти проблемы возникают как в малых социальных группах, семье, в трудовых коллективах, так и на уровне общества в целом, между большими социальными группами, классами и этносами. И разрешаются эти проблемы и трудности опять-таки только в процессе того же общения, в котором могут участвовать и управленческие структуры различного уровня.

В связи с множеством трудностей и конфликтов, возникающих в ходе взаимодействий людей, формы человеческого общения оказываются бесконечно многообразными.

Формы общения классифицируются на основе разных критериев. Так, если за основу классификации взять критерий направленности общения, то его можно подразделить на два вида:

общение по вертикали, например между родителями и детьми, начальником и подчиненными;

общение по горизонтали, примером которого может служить общение братьев, близких по возрасту; общение коллег по работе, равных по статусу.

Если же за базу классификации видов общения взять характер его целей, то в качестве его форм можно выделить:

общение как самоцель. например общение между друзьями, родственниками;

общение как средство достижения какой-то внешней по отношению к нему цели: именно таким является любое деловое, в том числе управленческое, педагогическое общение. Здесь цель находится за пределами самого процесса общения: она состоит в достижении целей организации, предприятия, учебного заведения и т.д. И наконец, можно выделить разновидности общения и по критерию состава его участников.

Тогда основные типы общения будут выглядеть следующим образом:

общение по схеме «человек-природа», примером которого могут быть такие занятия, как охота, рыбалка, туризм, отдых на даче, общение с домашними животными и т.п.

общение по схеме «человек-вещь», характерными примерами которого является исполнительская деятельность в сфере материального производства, торговли, такие занятия, как коллекционирование; эта форма общения может принимать болезненные формы в виде чрезмерной страсти к приобретению и накоплению вещей, так называемый «вещизм»:

общение по схеме «человек-человек», являющееся наиболее психологически насыщенным и сложным. Поскольку эта форма общения отличается особой одухотворенностью, динамизмом, живостью, о ней иногда говорят как о высшей роскоши, доступной человеку. Но с этой же формой общения связаны и наибольшие сложности общения.

Множество разнообразных проблем возникает в процессе семейного общения, а также в ходе взаимоотношений людей в трудовых коллективах Известно, что «сквозной» функцией руководителей трудовых коллективов является психологическое воздействие на отдельных работников и группу в целом, их побуждение к активной деятельности по достижению целей организации в процессе постоянного и многообразного управленческого общения с людьми.

Содержание человеческого общения может быть весьма многообразным.

ВОПРОС№5. Понятие и виды общения.

Общение — взаимодействие двух или более людей, состоящее в обмене между ними информацией познавательного или аффективно-оценочного характера. Обычно общение включено в практическое взаимодействие людей, обеспечивает планирование, осуществление и контролирование их деятельности. Вместе с тем общение удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми. Удовлетворение этой потребности, появившейся в процессе общественно-исторического развития людей, связано с возникновением чувства радости

Деловое общение обычно включено как частный момент в какую-либо продуктивную совместную деятельность людей и служит средством повышения качества этой деятельности

Личностное общение, напротив, сосредоточено в основном вокруг психологических проблем внутреннего характера, тех интересов и потребностей, которые глубоко и интимно затрагивают личность человека: поиск смысла жизни, определение своего отношения к значимому человеку, к тому, что происходит вокруг, разрешение какого-либо внутреннего конфликта 

Инструментальным можно назвать общение, которое не является самоцелью, не стимулируется самостоятельной потребностью, но преследует какую-то иную цель, кроме получения удовлетворения от самого акта общения.

Целевое – это общение, которое само по себе служит средством удовлетворения специфической потребности, в данном случае потребности в общении. 

Невербальное общение не предполагает использование звуковой речи, естественного языка в качестве средства общения. Невербальное – это общение при помощи мимики, жестов и пантомимики, через прямые сенсорные или телесные контакты. Это тактильные, зрительные, слуховые, обонятельные и другие ощущения и образы, получаемые от другого лица. Большинство невербальных форм и средств общения у человека являются врожденными и позволяют ему взаимодействовать, добиваясь взаимопонимания на эмоциональном и поведенческом уровнях, не только с себе подобными, но и с другими живыми существами

Вербальное общение присуще только человеку и в качестве обязательного условия предполагает усвоение языка. По своим коммуникативным возможностям оно гораздо богаче всех видов и форм невербального общения, хотя в жизни не может полностью его заменить. Да и само развитие вербального общения первоначально непременно опирается на невербальные средства коммуникации.

ВОПРОС №6. Уровни общения.

Во всем многообразии диалогов, их вариаций выделяют шесть уровней общения.ПримитивныйСобеседник настраивает контакт, не особо беспокоясь, насколько адекватно и правильно вы его воспримете. Пьяный без стеснения исповедуется незнакомому ему человеку в автобусе. Собеседник предпочитает больше говорить, чем слушать, он не заботится о рождении нужных чувств у окружающих. Подобное также можно наблюдать, когда приходится иметь дело с бюрократической системой или с невежливым продавцом. Заметьте, что словарный запас у таких людей обычно довольно скуден; темп речи непомерно быстр, потому как единственная цель – подавить вас, сбить с толку; а отношение к общению с вами, как к разговору со стулом, на котором вы сейчас сидите, т.е. никакое. Ваше обращение к такому собеседнику должно быть направлено на то, чтобы умерить его пыл, при этом не повышайте тон, говорите размеренно. Если вы проявите учтивость, но при этом будете тверды и где-то даже жесткими в своем обращении, сложно будет ответить на это агрессией. МирСоветов хотел бы подчеркнуть, что юмор с вашей стороны будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хоть и какого-никакого, но вашего собеседника.Обычно главная ошибка людей состоит в том, что они используют не тот уровень общения, который требуется в конкретной ситуации. Например, часто чересчур воспитанные люди пытаются говорить с хулиганами дружелюбно и доверительно, что конечно, делать нельзя. Будьте жестким и даже невежливым, когда это необходимо. Юмор будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хулиганов.

МанипулятивныйСобеседник на этом уровне общения воспринимается как инструмент для достижения каких-либо целей, подобный уровень общения – неотъемлемая часть многих профессий (дипломат, менеджер по продажам). Зачастую манипуляция необходима для некоторых бытовых процессов (жена косвенно дает мужу понять, что ей нечего надеть, вынуждая его, таким образом, по своей воле приобретать новую шубу). Часто манипуляция характеризуется имитацией – заинтересованности, учтивости. Угроза и лесть тоже являются крайними формами манипулятивного уровня общения.

Манипулятивный уровень может надевать личину любого другого из уровней. Распознать манипуляцию можно по общей неестественности ситуации, например, человек, всем внешним видом определяемый как носитель примитивного типа общения, говорит на духовно-доверительном уровне.

ДеловойСобеседник внимателен к вашим личным взглядам, вкусам, он обращает внимание на ваш характер, возраст. Объединяющая вас цель обуславливает ваши взаимоотношения – поэтому это не является манипуляцией (впрочем, грамотный игрок сможет легко совместить сразу несколько уровней общения, исходя из его задач). Деловой уровень общения в повседневной жизни применим к людям, с которыми необходимо соблюдать определенную дистанцию. МирСоветов обращает ваше внимание на то, что деловитость – это еще и сознательное, серьезное восприятие собеседника, поэтому этот уровень общения в какой-то мере применим не только в деловых предпринимательских отношениях.

В семейной жизни этот уровень позволит избежать примитивных контактов. Например, спор из-за мытья посуды в семье будет улажен быстрее, если решать эту проблему на деловом уровне общения.- Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!- А я разве не устаю, когда каждый день хожу на работу?Это – неправильная формула поведения, проблема не решается, контакт происходит на примитивном уровне, уровне чисто личных эмоций. Правильной формулой будет следующее поведение.- Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!- Я тебя понимаю, но я еще и ежедневно хожу на работу. Давай договоримся так, я буду мыть посуду на выходных, когда я свободен. Или, если хочешь, мы можем распланировать график, и чередоваться по четным и нечетным числам.

ИгровойУровень общения, основывающийся на импровизационных формах, которые могут быть несерьезными, шутливыми, даже гротескными. Так, несколько приятелей, оживленно разговаривая и обмениваясь шутками, не замечают, как выстраивается достаточно длинная логическая цепочка. Кокетство женщин – также один из ярчайших примеров общения на уровне взаимной игры.Этот уровень общения напрямую связан с чувством юмора, он очень важен для любых неформальных отношений. Например, семейные отношения вряд ли будут достаточно гармоничными и постоянно обновляющимися без взаимной игры и юмора.

Бывает, что люди с определенным типом характера и темперамента применяют игровой уровень в разговорах, требующих совсем другого уровня общения. Вовсе не значит, что эти люди не способны к серьезным действиям, просто это следствие определенного склада психики. Такие люди принадлежат к психотипу гипертимов (жизнерадостные, энергичные люди). К слову сказать, если нас чрезмерно раздражают подобные оптимисты, может это нам стоит задуматься, не слишком ли мы серьезно относимся к жизни?

ДуховныйНазвание показывает, что данный уровень общения характеризуется наибольшей степенью раскрытия своей личности и погружения в личность собеседника. Этот уровень требует порою немалых внутренних усилий, на которые далеко не все способны. Духовный уровень общения используется некоторыми особенно близкими родственниками, друзьями. Исповедь священнику, искренний рассказ о себе непременно потребует особенно глубокого духовного уровня общения.Особой чертой духовного уровня общения является неспешный темп речи, причиной которого является особое доверительное отношение к собеседнику, к общению с ним.

Ситуация: Она показывает Ему тетрадку своих школьных стихов, а Он, вместо того чтобы проявить заинтересованность, отпускает реплику: «Я-то думал, что ты о чем-то серьезном». Эта модель поведения в корне неверна. Она предлагает Ему общение на духовном уровне, Он же воспринимает это на уровне примитивно-деловом. «Хм, а у тебя получались неплохие сонеты» – должен сказать он, даже если это будет не совсем правдой.

Уровень масокКаждый может насчитать у себя много масок. Собеседник поневоле надевает маску приветливости, серьезности, вежливости, так как иногда просто психологически невозможно вкладывать в общение все свои умственные ресурсы, обаяние. Также следует учесть контакты не только вербальные – ничуть не реже мы сталкиваемся с кем-то просто взглядом, молча жмем кому-то руку, на это тоже уходит энергия, и мы защищаемся при помощи масок (более подробно Мир Советов рассказывал об этом в материале «Невербальные средства общения»). Заметьте, что когда вы говорите не совсем искренний комплимент, вы одеваете маску, чтобы не получить травму от собственной неискренности. Такое понятие как ложь непосредственно связано с системой масок. В уровень масок входит также и понятия «Формального уровня», «Уровня поддержания контакта», «Уровня стандартной беседы» (по Бюдженталю). Формальный уровень характеризуется поддержанием о себе определенного впечатления и сохранением определенной дистанции. Уровень поддержания контакта – общение людей в более непринужденной манере, общение на уровне фактов и мнений. Уровень стандартной беседы представляет собой повседневный диалог между близкими и знакомыми людьми.Если необходимо – пользуйтесь масками, иногда ваше истинное настроение не стоит показывать собеседникам, так как любое отступление от нормы может быть неправильно воспринято. Ваше дурное настроение при общении с клиентом, или ваше излишне приподнятое настроение на поминках будут не совсем уместны.

Стоит отметить, что постоянное общение в маске зачастую очень мешает проявлениям собственного «Я». Предположим, если уместно быть вежливым и сдержанным на улице, то в общении с любимой, друзьями это будет даже опасно.В буддистской и даосской философиях хорошо разработаны техники «надевания масок», и таким образом маска является путем к самосовершенствованию – подавление недостатков своего «Я» с помощью маски. Например, если вы хотите избавиться от застенчивости, вы надеваете на себя маску смелого, решительного, даже несколько наглого человека.

Общение в критической ситуацииСуществует также особый уровень – общение в критической ситуации. Подобные ситуации способствуют снятию масок, более плодотворному субъективному контакту, совместному принятию решений.

Чем быстрее человек определяет, на каком уровне нужно общаться с собеседником, тем успешнее будет контакт. Определить то, на каком уровне произойдет беседа подчас невозможно, однако одежда и манеры человека – первое, что следует учитывать. При знакомстве лучше всего начинать беседу в маске сдержанной вежливости, в меру открытым и доброжелательным, но не в коем случае ни с панибратства, ни с угрюмой замкнутости. Очень важен момент рукопожатия. Оно не должно быть ни вялым, ни таким, чтоб у собеседника трещали кости – не стоит ставить цель заранее подавить партнера по общению. Женщинам руку лучше не жать, хотя это делается довольно часто, лучше ограничиться легким поклоном головы.

Конечно, общение является чрезвычайно сложной исследовательской задачей. Однако не стоит смотреть на проблему общения со страниц научных публикаций о психологии, возможно, следует подумать о том, что общаться – это еще и просто приятно!

ВОПРОС №7. Функции общения по Руденскому, Деркачу, Кузьминой, Карпенко.

Л. Карпенко по критерию «цель общения» выделяет еще восемь функций, которые реализуются в любом процессе взаимодействия и обеспечивают достижение в нем определенных целей:

контактную - установление контакта как состояния взаимной готовности к приему и передаче сообщения и поддержания связи во время взаимодействия в форме постоянной взаимо ориентированности;

информационную - обмен сообщениями (информацией, мнениями, решениями, замыслами, состояниями), т.е. прием — передача каких данных в ответ на полученный от партнера запрос;

побудительную - стимулирование активности партнера по общению, что направляет его на выполнение тех или иных действий;

координационную - взаимное ориентирование и согласование действий для организации совместной деятельности;

понимание - не только адекватное восприятие и понимание сущности сообщения, но и понимания партнерами друг друга;

амотивную - вызов у партнера по общению нужных эмоциональных переживаний и состояний, изменение с его помощью собственных переживаний и состояний;

установления отношений - осознание и фиксирование своего места в системе ролевых, статусных, деловых, межличностных и других связей, в которых предстоит действовать индивиду;

осуществления воздействия - изменение состояния, поведения, личностно-содержательных образований партнера (стремления, мнений, решений, действий, потребностей активности, норм и стандартов поведения и т.п.).

А. Деркач, Н. Кузьмина выделили следующие функции:

Социально-психологического отражения. Общение возникает как результат и как форма сознательного отражения партнерами особенностей протекания взаимодействия. 

Регулятивную. В процессе общения осуществляется непосредственное или косвенное влияние на члена группы с целью изменения или сохранения на том же уровне его поведения, действий, состояния, общей активности, особенностей восприятия, системы ценностей и отношений. 

Познавательную. Названая функция заключается в том, что в результате систематических контактов в ходе совместной деятельности члены группы овладевают различными знаниями о самих себе, своих друзьях, способах наиболее рационального решения поставленных перед ними задач. 

Экспрессивную. Различные формы вербального и невербального общения являются показателями эмоционального состояния и переживания члена группы часто вопреки логике и требованиям совместной деятельности.

Социального контроля. Способы решения задач, определенные формы поведения, эмоционального реагирования и отношений имеют нормативный характер, их регламентация посредством групповых и социальных норм обеспечивает необходимую целостность и организованность коллектива, согласованность совместных действий.

Социализации. Эта функция — одна из важнейших в работе субъектов деятельности. Приобщаясь к совместной деятельности и общения, члены группы осваивают коммуникативные умения и навыки, что позволяет им эффективно взаимодействовать с другими людьми. 

А. Панфилова, Е. Руденский выделили следующие функции лбщения:

-инструментальная функция характеризует общение как социальный механизм управления, что дает возможность получить и передать информацию, необходимую для осуществления определенного действия, принятия решения и т.п.;

-интегративной - используется как средство объединения деловых партнеров для совместного коммуникативного процесса;

самовыражения помогает самоутвердится, продемонстрировать личностный интеллект и психологический потенциал;

-трансляционная - служит для передачи конкретных способов деятельности, оценок, мнений и др.;

-социального контроля призвана регламентировать поведение, деятельность, а иногда (когда речь идет о коммерческой тайне) и языковые акции участников делового взаимодействия;

-социализации способствует развитию навыков культуры делового общения; с помощью экспрессивной функции деловые партнеры пытаются выразить и понять эмоциональные переживания друг друга.

ВОПРОС №8. Функции общения по Реану, Брудному, Ломову.

Так, Б.Ломов выделяет в общении три функции:

информационно-коммуникативную (заключается в любом обмене информацией), охватывает процессы формирования, передачи и приема информации, ее реализация имеет несколько уровней: на первом осуществляется выравнивание различий в исходной информированности людей, которые вступают в психологический контакт; второй уровень предусматривает передачу информации и принятие решений (здесь общение реализует цели информирование, обучение и др.); третий уровень связан со стремлением человека понять других (общение, направленное на формирование оценок достигнутых результатов). 

регуляционно-коммуникативную (регуляция поведения и регуляция совместной деятельности в процессе взаимодействия), заключается в регуляции поведения. Благодаря общению человек осуществляет регуляцию не только собственного поведения, но и поведения других людей, и реагирует на их действия, то есть происходит процесс взаимного налаживания действий. При таких условиях проявляются феномены, свойственные совместной деятельности, в частности, совместимость людей, их сработанность, осуществляется взаимная стимуляция и коррекция поведения. Эту функцию выполняют такие феномены, как имитация, внушение и др. 

аффективно-коммуникативную (регуляция эмоциональной сферы человека), характеризует эмоциональную сферу человека, в которой выявляется отношение индивида к окружающей среде, в том числе и социальное.

Можно привести другую, немного подобную предыдущей, классификацию – четырех элементную модель (А. Реан), в которой общение образует : когнитивно-информационный (прием и передача информации), регулятивно-поведенческий (заостряет внимание на особенностях поведения субъектов, на взаимной регуляции их действий),

аффективно-эмпатический (описывает общение как процесс обмена и регуляции на эмоциональном уровне)

социально-перцептивний компоненты (процесс взаимного восприятия, понимания и познания субъектов). 

Ряд исследователей пытается расширить количество функций общения за счет их уточнения. В частности А. Брудный отличает

инструментальную функцию, необходимую для обмена информацией в процессе управления и совместной работы;

синдикативную которая находит свое отражение в сплочения малых и больших групп;

трансляционную, необходимую для обучения, передачи знаний, способов деятельности, оценочных критериев;

функцию самовыражения, сориентированную на поиск и достижение взаимного понимания. 

ВОПРОС №9. Трудности и барьеры общения.

Трудности общения

Так, с позиции общей психологии трудности общения обычно сводят до тех характеристик психических процессов, состояний и свойств человека, которые не соответствуют показателям психологически оптимального общения.

При этом под психологически оптимальным общением понимают такой процесс, при котором реализуются цели участников общения согласно мотивам, что их предопределяют и способов общения, которые не вызывают у партнёров чувство неудовлетворённости. Т.е. исследуют как типичные для всех нормальных людей феномены общения, закономерности и механизмы его протекания, так и те, которые не соответствуют критериям нормы.

Известны такие психологические причины, которые не способствуют достижению целей, вызывают недовольство частичным или не достигнутым результатом:

нереальные цели;

неадекватная оценка партнера, его способностей и интересов;

неверное представление о своих собственных возможностях;

использование таких способов общения, которые не подходят в данной ситуации .

Характер названных трудностей во многом зависит от содержания или направленности мотивации, воздействие которой проявляется в нарушении определенной функции общения.

В плоскости возрастной психологии также изучаются трудности общения, которые возникают из-за принадлежности его участников к разным возрастным группам. Непохожесть их жизненного опыта накладывает отпечаток не только на представление собеседников о мире, его природе, обществе, но и на конкретное поведение индивидов в реальных ситуациях жизнедеятельности.

Относительно процесса общения, то непохожесть жизненного опыта проявляется в неидентичных уровнях развития и проявлениях познавательных процессов, неодинаковых запасах и характерах переживаний и богатствах поведенческих форм, которые в свою очередь по-разному соотносятся с мотивационно- потребностной сферой, которая отличается своей спецификой в разных возрастных группах. В связи с этим в анализе такого рода трудностей психологи советуют учитывать психологические характеристики каждой возрастной группы для того, чтобы делать поправку на их проявление у ребенка, подростка или человека пожилого возраста.

Педагогическая психология рассматривает нечто другие трудности общения, связывая их с «полосой отчуждения», т.е. с возникновением напряженности между учителем и учеником, которое характеризуется, прежде всего, неспособностью учителя контролировать свои действия и поступки, свою оценку, свое отношение к детям. И как следствие, ребенок выпадает из поля зрения учителя, ведь последний ее не воспринимает и не осознает отчуждения.

Когда же отчуждение осознается, то учитель старается выделить признаки неприятия, которые обычно характеризуются негативными оценками, а положительные отыскиваются сознательно. В конце концов отчуждение может возникнуть и как средство собственной защиты личности учителя. Такие учителя отличаются повышенной тревожностью за свой статус, введением жестких требований и т.д. При таких условиях поступки детей расцениваются как умышленные, приводящие к нарушению порядка.

На почве «полосы отчуждения» возникают трудности педагогического общения, которые объединяют в следующие группы:

информационные (проявляются в неумении сообщить информацию, высказать свое мнение, завершить сообщение и др.);

регуляционные (связанные с неумением стимулировать активность воспитанников) ;

трудности реализации аффективных функций (неумение одобрять мнение ученика, соглашаться с ним и т.д.).

Была выявлена зависимость проявления этих трудностей от степени сформированности у учителя способности направлять на учеников собственные состояния и психические свойства. В условиях, когда у педагога наблюдается дефицит качеств эмпатии, идентификации, рефлексии, то общение с ним приобретает конфигурации формального взаимодействия, что приводит к деформации развития эмоциональной сферы у детей.

Если взрослые не удовлетворяют потребность ученика в доверчивом общении, то возникает эмоциональная несбалансированность реакции ребенка на обращение к нему людей, которые его окружают, появлению у ученика признаков агрессивности и деструкций в поведении. Однако избыток доверчивого общения ведет к инфантилизму.

С позиции психологии управления трудности общения рассматриваются в контексте делового взаимодействия. Как основные можно выделить трудности, связанные с вхождением личности в группу, трудовой коллектив.

Практика управления подтверждает, что не каждому руководителю, особенно новичку, сразу удается адаптироваться к условиям жизни в организации, завоевать уважение и доверие подчиненных.

Назовем причины этого:

обманутые ожидания ;

недостаток внимания от высшего руководства, отсутствие возможности отличится в глазах других руководителей успешным решением сложной задачи;

социально-психологическая глухота (пренебрежение социально-психологическими особенностями управленческой деятельности, которое приводит к конфликтам с подчиненными и организацией в целом);

пассивность;

игнорирование реальных критериев оценки;

неприятие другого человека;

внутренняя скованность и т. п.

Еще одна группа трудностей связана с развитием отношений с членами организации:

неприятие помощи от партнеров;

попытка занять во взаимодействии позицию эксперта;

отсутствие гибкости в ролевом поведении;

напряженность в отношениях между руководителями-начинающими и опытными (речь идет о так называемом возрастном конфликте);

чувство соперничества и ревности между формальным и неформальным лидером.

Третью группу трудностей составляют коммуникативные проблемы, связанные с неумением высказать собственное мнение, провести дискуссию, совещание, аргументированно доказать свою правоту.

Четвертая группа трудностей в общении содержит субъективные ограничения (факторы, затрудняющие и сдерживающие результаты управленческого общения):

неумение управлять собой;

незнание своих психофизиологических возможностей,социально-профессионального потенциала;

размытые личные ценности;

невыразительные цели;

заторможенное саморазвитие;

неумение решать проблемы;

недостаток творческого подхода;

неумение влиять на людей;

недостаточное понимание особенностей управленческой деятельности;

слабые навыки руководства;

неумение обучать;

низкая способность формировать группу.

Юридическая психология также рассматривает трудности общения. Речь идет о общении следователя и подозреваемого, следователя и потерпевшего, общение разворачивающиеся между участниками судебного процесса, между лицами, которые находятся в местах лишения свободы. Часто трудности возникают в общении с несовершеннолетними правонарушителями, особенно с теми, которые постоянно конфликтуют с окружением, что выражается в агрессии, либо в уклонении от любых контактов.

С позиции психологии личности трудности в общении рассматриваются в контексте индивидуально-личностных различий. Различные индивидуальные особенности по-разному деформируют общение.

Назовем эти индивидуальные особенности:

эгоцентризм (человек, который чрезмерно сконцентрирован на себе и своих собственных мыслях, переживаниях и т.п., не способен адекватно воспринимать другого участника взаимодействия, что проявляется в отсутствии сочувствия к собеседнику, в отсутствии координации действий с партнером);

когнитивная сложность личности ( низкий уровень когнитивной сложности личности вызывает повышенную враждебность и агрессивность в общении, когнитивно сложные люди чаще испытывают радость по поводу общения, чем когнитивно простые, которые нередко переживают непонимание их окружением);

чрезмерная уязвимость (при имеющейся потребности в общении такие люди не реализуют ее через исключительную сдержанность, повышенный уровень тревожности, высокую степень самоотрицания, самоунижения);

чрезмерная стеснительность, отрешенность, одиночество и др.

С позиции социальной психологии все перечисленные выше группы трудностей, в той или иной степени рассматриваются.

Барьеры общения

Детально изучаются также всякого рода барьеры в общении. В частности коммуникативные барьеры, т.е. такие психологические препятствия, которые устанавливаются на пути получения информации. Среди них выделяют логический, стилистический, семантический, фонетический барьеры.

Известны научные труды, в которых анализируются психологические барьеры в общении, под которыми понимаются устойчивые установки, психологические настроения личности, состояния человека, которые при определенных обстоятельствах препятствуют общению, приводят к его сбоям. Есть исследования, где рассматриваются социально-перцептивные (связанные с неадекватным восприятием, пониманием, оценкой партнеров друг друга) и интерактивные(связанные со сложностями во взаимодействии) барьеры.

Результатом усилий многих ученых (философов, социологов, психологов, этнографов, культурологов, психотерапевтов) стало возникновение направления в психологии, получившего название социальная психология затрудненного общения.

Это сложный феномен, который имеет как объективную, так и субъективную природу и формируется в пространстве координат «культура — личность — общение». Данное понятие используется как в широком, так и в узком смысле.

Широкий контекст категории «затрудненное общение» включает такие явления, как трудности, сбои, барьеры, конфликты, преграды и т.п., а узкий — фиксирует незначительные трудности общения, которые преодолеваются партнерами в процессе взаимодействия.

Широкий контекст категории «затрудненное общение» включает такие явления, как трудности, сбои, барьеры, конфликты, преграды и т.п., а узкий — фиксирует незначительные трудности общения, которые преодолеваются партнерами в процессе взаимодействия.

К важным характеристикам затрудненного общения принадлежат также степень выражения трудностей, их глубина и интенсивность. Иными словами, в узком смысле слова затрудненное общение характеризуется незначительными сбоями в сфере межличностного взаимодействия. Ему свойственны:

непрерывность контактов между партнерами;

определенная степень осознания участниками взаимодействия имеющихся трудностей;

поиск причин, которые ведут к осложнению общения;

попытка самостоятельно преодолеть социально-перцептивные, коммуникативные, интерактивные затруднения.

А широкий смысл этого понятия включает все виды и формы общения, которые вызывают деструктивные изменения в поведении партнеров, прерывание контактов и прекращение общения, снижение уровня осознания трудностей в общении, уменьшение попыток самостоятельного выхода из трудностей, которые возникли. И как результат — у собеседников может сформироваться тревожное отношение к любой ситуации общения.

Затрудненное общение рассматривается исследователями в нескольких плоскостях:

как социально-психологический феномен, который проявляется только в ситуации взаимодействия, социального общения;

как явление объективное, что представлено в несоответствии цели и результата, выбранной модели общения и реального процесса взаимодействия;

как явление субъективное, которое проявляется у разного рода переживаний индивидов, в основе которых могут быть неудовлетворенные потребности, внутри-личностные конфликты.

Что касается трудностей, которые возникают в общении (причины затрудненного общения), то их классифицируют следующим образом:

объективные, порожденные реальным взаимодействием, и субъективные, касающиеся различных аспектов функционирования личности или группы;

первичные, то есть природные условия жизни группы, и вторичные, порожденные различными психогенными и социогенными воздействиями;

осознанные, реально присутствующие в ситуации общения и неосознанные, те, что субъективно не переживаются личностью и группой;

ситуативные и устойчивые;

межкультурные и культурно-специфические;

общевозрастные и гендерные, половые;

индивидуально-психологические , личностные, социально-психологические;

когнитивно-эмоциональные, мотивационные и инструментальные (навыки общения, нормы, правила этикета, ритуалы и т.д.);

компоненты структуры списания (социально-перцептивные, коммуникативные, интерактивные);

вербальные и невербальные.

Взаимосвязь личности и общения базируется на процессе взаимодетерминации: личностные образования влияют на результаты общения, а те, в свою очередь, влияют на личность, формируя ее социально-перцептивную сферу, систему отношений, навыки и умения коммуникативного поведения и т.д.

В зависимости от того, какими являются интегральные личностные образования и как они влияют на общение, меняя его характеристики, возникает совокупность признаков затруднено или незатрудненного общения.

Известные характеристики, для ситуаций затруднено взаимодействия:

наличие барьера на пути достижения целей партнеров;

увеличение нервно-психического напряжения;

демонстрация непонимания;

сбои в интеракции.

При этом ситуация затруднено взаимодействия предусматривает такую ситуацию, при которой один или оба партнера являются субъектами затрудненного общения. Они по-разному осознают социальные нужды другого, мешающие достижению целей общения, в результате чего один или оба участника общения испытывают острые эмоциональные переживания, которые сопровождаются демонстрацией непонимания, нервно-психическим напряжением и т.п.

Представление о личности как о субъекте затрудненного общения лежит в плоскости изучения общих характеристик субъекта общения, наделенного способностью субъектности (т.е. всеми характеристиками субъекта), что проявляется в преобразовательной активности участников общения и в установлении субъективных связей индивида с другими людьми.

К интегральным свойствам субъекта общения относятся: автономность, свобода, деятельность, гармоничность, целеустремленность, осознанность, целостность, преобразовательная активность (ее интенсивность, направленность, качество), «нормальность» — «анормальность», которые соотносятся с явлениями разрушения или созидания и проявляются в системе отношений.

Исходя из указанного, имеются два фундаментальных типа личности как субъектов общения: субъект затрудненного общения и субъект не-затрудненного общения, преобразовательная активность которых различается по трем параметрам (направленность, качество, интенсивность) и представлена в системе отношений к другому .

Ученые (В. Лабунская и др.) сгруппировали социально-психологические и психологические характеристики личности (направленность, установки, ценностные ориентации, систему отношений личности, стили, стратегии взаимодействия, соииально-перцептивные образования, навыки и умения в области коммуникативной деятельности, роли, статусные позиции личности и соответствие ее поведения социокультурным и моральным нормам), на основе чего описали психологический портрет субъекта как затрудненного, так и незатрудненного общения.

Относительно проблемы выхода из ситуации затрудненного общения, то, как считают исследователи, он возможен при условии:

соблюдения принципов равенства (связь двух или более равно активных, равно уникальных субъектов),

взаимной детерминации (взаимодействие субъектов, которые влияют друг на одного),

осознания себя и окружения через свою представленность в других (способность быть субъектом преобразования поведения и сознания окружения через свою представленность в них),

неравенства взаимной детерминации (речь идет о личностном способе существования каждого из партнеров),

неодинаковости (признается право партнера быть индивидуальностью).

Важным условием выхода из ситуаций затрудненного общения является рефлексия и механизм осознания себя. Поэтому человек, который не осознает себя в качестве субъекта общения, не имеет четкого внутреннего образа, так или иначе обречен на трение и сбои в общении.

При этом низкий уровень рефлексивного анализа своей системы отношений к другому, особенностей общения, превращает субъекта затрудненного общения в «тяжелого» партнера, который:

наделен низким уровнем осознания себя в роли «объективной» детерминанты, что затрудняет как свое собственное общение, так и других;

особенностями своей индивидуальности приводит к возникновению трудностей в процессе взаимодействия с ним большинства партнеров;

видит причину трудностей, которые он переживает, в особенностях индивидуальности и общения партнера, и перекладывает ответственность за причины возникновения, ход и последствия ситуации на другого.

Однако, будучи «сложным» партнером для другого, человек в большинстве случаев не осознает себя источником затрудненного общения.

Как видим, понятие «субъект затруднено общения» и «тяжелый партнер общения» не совпадают. Затрудненное общение, прежде всего, рассматривается как такое, которое сопровождается эмоциональным напряжением. То есть «эффективность» и «затруднение» не являются противоположными характеристиками общения.

Вот почему возможны такие варианты:

затрудненное, но эффективное общение (партнеры переживают эмоциональное напряжение, но достигают положительных результатов);

затрудненное и неэффективное общение (характеризуется эмоциональным напряжением и несоответствием достигнутых результатов заданным целям);

незатрудненное и эффективное общение (отсутствует эмоциональное напряжение, и результаты общения совпадают с заданными целями);

незатрудненное и неэффективное общение (отсутствует эмоциональное напряжение и не совпадает результат с заданными целями).

Только в связи с другим человеком субъект затрудненного общения может занимать статус «тяжелого» партнера, помощь которого заключается в создании для него специальных условий, что приводят к развитию рефлексии по поводу себя как субъекта общения (психотерапевтическая работа, группы тренинга , индивидуальное консультирование и т.д.).

Кроме рассмотренных путей предотвращения трудностей общения, рекомендуются и другие средства, в частностикоррекция общения. Она должна строиться на основе диагностики трудностей мотивационного характера. Речь идет о том, что менять необходимо не только внешнюю, операциональную сторону общения, но и вскрывать глубинные причины затруднений. Такое сочетание позволит гармонизировать, оптимизировать и гуманизировать человеческое взаимодействие.

Итак коррекционная работа должна учитывать возраст, пол, индивидуальные особенности человека, специфику социализации, вид деятельности. Ее следует направлять не столько на отработку необходимых навыков общения, сколько на коррекцию отношения к другим людям и связанной с этим самооценкой, преодолением внутренних конфликтов, самосознания. Для этого специалисты советуют применять такие формы, как обучение самоанализу, применение группового социально-психологического тренинга. При этом в поведенческом тренинге следует применять ролевую игру, групповую дискуссию, различные инновационные игры.

ВОПРОС №10. Общение как познание людьми друг друга. Механизмы взаимопонимания в процессе общения.

Общение как познание людьми друг друга.

В процессе общения должно присутствовать взаимопонимание между участниками этого процесса. Само взаимопонимание может быть истолковано по-разному:

или как понимание целей, мотивов, установок партнера по взаимодействию

или как не только понимание, но и принятие, разделение этих целей, мотивов, установок, что позволяет не только просто «согласовывать действия», но и устанавливать особого рода отношения: близости, привязанности, выражающиеся в чувствах дружбы, симпатии, любви. 

Две эти стороны взаимопонимания дают основу двум направлениям исследований: в первом случае – в плане анализа взаимодействия, во втором – в плане анализа так называемой «аттракции». Однако и в том и в другом случаях большое значение имеет тот факт, как воспринимается партнер по общению. Иными словами, процесс восприятия одним чел-ком другого выступает как обязательная составная часть общения и условно может быть назван перцептивной стороной общения.Возможны 8 типов восприятия. в 4 субъектом выступает чел-к, в 4-х — группа. Социальная перцепция – процесс восприятия одним чел-ком другого. Процесс восприятия так называемых социальных объектов, под которыми подразумевались другие люди, социальные группы, большие социальные общности. Когда субъектом восприятия выступает индивид (И), то он может воспринимать другого индивида, принадлежащего к «своей» группе (1); другого индивида, принадлежащего к «чужой» группе (2); свою собственную группу (3); «чужую» группу (4). Если в качестве субъекта восприятия интерпретируется не только отдельный индивид, но и группа (Г), то к составленному перечню процессов социальной перцепции следует еще добавить: восприятие группой своего собственного члена (5); восприятие группой представителя другой группы (6); восприятие группой самой себя (7), наконец, восприятие группой в целом другой группы (8). Особое значение имеет активное участие субъекта восприятия, а также роль ожиданий, желаний, намерений, прошлого опыта субъекта как специфических детерминант перцептивной ситуации.Восприятие другого чел-ка означает восприятие его внешних признаков, соотнесение их с личностными хар-ками воспринимаемого индивида и интерпретацию на этой основе его поступков.

Механизмы взаимопонимания в процессе общения.

Поскольку человек вступает в общение всегда как личность, постольку он воспринимается и другим человеком — партнером по общению — также как личность. На основе внешней стороны поведения мы как бы «читаем» другого человека, расшифровываем значение его внешних данных . Впечатления, которые возникают при этом, играют важную регулятивную роль в процессе общения. Во-первых, потому, что, познавая другого, формируется и сам познающий индивид. Во-вторых, потому, что от меры точности «прочтения» другого человека зависит успех организации с ним согласованных действий.Представление о другом человеке тесно связано с уровнем собственного самосознания. Связь эта двоякая: с одной стороны, богатство представлений о самом себе определяет и богатство представлений о другом человеке, с другой стороны, чем более полно раскрывается другой человек (в большем количестве и более глубоких характеристик), тем более полным становится и представление о самом себе. Этот вопрос в свое время на философском уровне был поставлен Марксом, когда он писал: «Человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку». По существу ту же мысль, на уровне психологического анализа, находим у Л.С. Выготского: «Личность становится для себя тем, что она есть в себе, через то, что она представляет собой для других». Как мы видели, сходную по форме идею высказывал и Мид, введя в свой анализ взаимодействия образ «генерализованного другого». Однако, если у Мида этот образ характеризовал лишь ситуацию непосредственного взаимодействия, то в действительности, по мысли Б.Ф. Поршнева, «Петр познает свою натуру через Павла только благодаря тому, что за спиной Павла стоит общество, огромное множество людей, связанных в целое сложной системой отношений».Если применить это рассуждение к конкретной ситуации общения, то можно сказать, что представление о себе через представление о другом формируется обязательно при условии, что этот «другой» дан не абстрактно, а в рамках достаточно широкой социальной деятельности, в которую включено взаимодействие с ним. Индивид «соотносит» себя с другим не вообще, а прежде всего преломляя это соотнесение в разработке совместных решений. В ходе познания другого человека одновременно осуществляется несколько процессов: и эмоциональная оценка этого другого, и попытка понять строй его поступков, и основанная на этом стратегия изменения его поведения, и построение стратегии своего собственного поведения.Однако в эти процессы включены как минимум два человека, и каждый из них является активным субъектом. Следовательно, сопоставление себя с другим осуществляется как бы с двух сторон: каждый из партнеров уподобляет себя другому. Значит, при построении стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только потребности, мотивы, установки другого, но и то, как этот другой понимает мои потребности, мотивы, установки. Все это приводит к тому, что анализ осознания себя через другого включает две стороны: идентификацию и рефлексию. Каждое из этих понятий требует специального обсуждения.Термин «идентификация», буквально обозначающий отождествление себя с другим, выражает установленный эмпирический факт, что одним из самых простых способов понимания другого человека является уподобление себя ему. Это, разумеется, не единственный способ, но в реальных ситуациях взаимодействия люди часто пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера строится на основе попытки поставигь себя на его место. В этом плане идентификация выступает в качестве одного из механизмов познания и понимания другого человека. Существует много экспериментальных исследований процесса идентификации и выяснения его роли в процессе общения. В частности, установлена тесная связь между идентификацией и другим, близким по содержанию явлением — эмпатией.Описательно эмпатия также определяется как особый способ понимания другого человека. Только здесь имеется в виду не рациональное осмысление проблем другого человека, а, скорее, стремление эмоционально откликнуться на его проблемы. Эмпатия противостоит пониманию в строгом смысле этого слова,термин используется в данном случае лишь метафорически: эмпатия есть аффективное «понимание». Эмоциональная ее природа проявляется как раз в том, что ситуация другого человека, партнера по общению, не столько «продумывается», сколько «прочувствуется». Механизм эмпатии в определенных чертах сходен с механизмом идентификации: и там, и здесь присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Однако взглянуть на вещи с чьей-то точки зрения не обязательно означает отождествить себя с этим человеком. Если я отождествляю себя с кем-то, это значит, что я строю свое поведение так, как строит его этот «другой». Если же я проявляю к нему эмпатию, я просто принимаю во внимание линию его поведения (отношусь к ней сочувственно), но свою собственную могу строить совсем по-иному. И в том, и в другом случаях налицо будет «принятие в расчет» поведения другого человека, но результат наших совместных действий будет различным: одно дело — понять партнера по общению, встав на его позицию, действуя с нее, другое дело — понять его, приняв в расчет его точку зрения, даже сочувствуя ей», но действуя по-своему.Впрочем оба случая требуют решения еще одного вопроса: как будет тот, «другой», т.е. партнер по общению, понимать меня. От этого будет зависеть наше взаимодействие. Иными словами, процесс понимания друг друга осложняется явлением рефлексии. В отличие от философского употребления термина, в социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отражений друг друга, «глубокое, последовательное взаимоотражение, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире в свою очередь отражается внутренний мир первого исследователя».Традиция исследования рефлексии в социальной психологии достаточно стара. Еще в конце прошлого века Дж. Холмс, описывая ситуацию диадического общения некоих Джона и Генри, утверждал, что в действительности в этой ситуации даны как минимум шесть человек: Джон, каков он есть на самом деле; Джон, каким он сам видит себя; Джон, каким его видит Генри. Соответственно три «позиции» со стороны Генри. Впоследствии Т. Ньюком и Ч. Кули усложнили ситуацию до восьми персон, добавив еще: Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри, и соответственно то же для Генри. В принципе, конечно, можно предположить сколь угодно много таких взаимных отражений, но практически в экспериментальных исследованиях обычно ограничиваются фиксированием двух ступеней этого процесса. Г. Гибш и М. Форверг воспроизводят предложенные модели рефлексий в общем виде. Они обозначают участников процесса взаимодействия как А и Б. Тогда общая модель образования рефлексивной структуры в ситуации диадического взаимодействия может быть представлена следующим образом.Есть два партнера А и Б. Между ними устанавливается коммуникация А X Б и обратная информация о реакции Б на А, Б А. Кроме этого, у А и Б есть представление о самих себе А и Б’, а также представление о «другом»; у А представление о Б — Б» и у Б представление об А — А». Взаимодействие в коммуникативном процессе осуществляется так: А говорит в качестве А, обращаясь к Б». Б реагирует в качестве Б’ на А». Насколько все это оказывается близко к реальным А и Б, надо еще исследовать, ибо ни А, ни Б не знают, что имеются несовпадающие с объективной реальностью А, Б’, А» и Б», при этом между А и А», а также между Б и Б» нет каналов коммуникации. Ясно, что успех общения будет максимальным при минимальном разрыве в линияхА —А —А» и Б —Б’ —Б»Значение этого совпадения легко показать на примере взаимодействия оратора с аудиторией. Если оратор (А) имеет неверное представление о себе (А), о слушателях (Б») и, главное, о том, как его воспринимают слушатели (А»), то его взаимопонимание с аудиторией будет исключено и, следовательно, взаимодействие тоже. Приближение всего комплекса этих представлений друг к другу — сложный процесс, требующий специальных усилий. Одним из средств является здесь разновидность социально-психологического тренинга, ориентированного на повышение перцептивной компетентности.Построение моделей типа рассмотренной играет важную роль. В ряде исследований делаются попытки анализа рефлексивных структур группы, объединенной единой совместной деятельностью. Тогда сама схема возникающих рефлексий относится не только к диадическому взаимодействию, но к общей деятельности группы и опосредованных ею межличностных отношений.

ВОПРОС № 11. Речь как средство коммуникации.

Как ни были важны чувства, эмоции, отношения людей, но общение предполагает не только и не столько передачу эмоциональных состояний, сколько передачу информации. Содержание информации передается при помощи языка, т. е. принимает вербальную или словесную форму.          Вряд ли можно сомневаться в том, что знания основ ораторского искусства необходимо каждому, кто участвует в общественной жизни. Детальность человека, профессия которого связана с постоянным произнесением речей, чтением лекций, докладов, просто немыслима без основательных знаний принципов и правил ораторского искусства.          Публичная речь может рассматриваться как своеобразное произведение искусства, которая воздействует одновременно и на чувства, и на сознание. Если действует только на способность логического восприятия оценки явлений, не затрагивая чувственной сферы человека, она не способна производить сильное впечатления. Мастерство публичной речи состоит в умелом использовании общих форм человеческого мышления: логической и образной. Искусство есть мышление образами – этот закон может быть применим и к ораторскому искусству. Идея речи, ее содержание доходит до сознания через эмоциональную сферу. Задача оратора состоит в том, чтобы воздействовать на чувства слушателей. Сильное чувство, переживание человека всегда затрагивают и разум, оставляя неизгладимые впечатления. Речь есть нечто большее, чем механически производимый ряд звуков, который выражает мимолетные наблюдения и настроения, занимающие в данную минуту того, кто говорит. Речь – это человек в целом. Каждое высказывание и фактически, и в сознании воспринимающего ее представляет собой мгновенное раскрытие всего опыта и характера, намерений и чувств человека. Речь – неотъемлемая часть характера и самым широким образом определяют личность. В наши дни речь, более чем когда либо прежде, представляет собой главное средство, с помощью которого люди живут вместе и сотрудничают в местных, национальных и даже международных масштабах. Для мира, перед любой грозящей ему опасностью, слово будет тем средством, которым люди добьются победы, если оно восторжествует.          Слово является средством передачи информации, но не всегда происходит ее полная передача от одного человека другому.          При передаче информации частично искажается ее смысл, частично происходит ее потеря. Этот процесс шутливо проиллюстрировал А. Моль в примере передачи указаний по цепочке капитан – адъютант – сержант – капрал – рядовые солдаты:          Видно, что сам процесс словесного оформления мысли и их понимание с неизбежностью порождает деформацию смысла сообщения. И все же люди понимают друг друга. Понимание постоянно корректируется, поскольку общение – это не просто передача информации (знания, фактических сведений, указаний, приказаний, деловых сообщений), а обмен информацией, предполагающей обратную связь.          Высказывание без ориентации на собеседника носит форму монолога. Сумма потерь информации при монологическом сообщении может достигать 50%, а в некоторых случаях и 80% от объема исходной информации. Монологичность в общении воспитывает людей с малоподвижной психикой, низким творческим потенциалом. Исследования же показывают, что наибо-лее эффективной формой общения является диалог.          Диалог предполагает свободное владение речью, чуткость к невербальным сигналам, способность отличать искренние ответы от уклончивых. В основе диалога – умение задавать вопрос себе и другим. Вместо того, чтобы произносить безапелляционные монологи, гораздо эффективнее преобразовать свои идеи в форму вопросов, апробировать их в беседе с коллегами, посмотреть, поддерживаются они или нет. Уже сам факт вопроса демонстрирует желание участвовать в общении, обеспечивает его дальнейшее течение и углубление.          Культура поведения в любом общении не мыслима без соблюдения правил вербального этикета, связанного с формами и манерами речи, словарным запасом, т. е. со всем стилем речи, принятым в общении людей.          1. В разговоре надо уметь дать ответ на любой вопрос.          2. В вербальном общении людей деловой этикет предполагает применение различных психологических приемов. Один из них – “формула поглаживания”. Это словесные обороты типа: “Удачи вам!”, “Желаю успеха!”, “Ни пуха, ни пера!”, приносимые с любыми оттенками.          3. В речевом этикете деловых людей большое значение имеют комплименты – приятные слова, выражающие одобрение, положительную оценку деятельности.          Передача информации может иметь различную форму – это может быть и разговор, и беседа, и сопор, и даже лекция. Таким образом, виды вербальных коммуникаций очень разнообразны. Выбор того или иного средства зависит от целей высказывания, количества участников.          В своем реферате я хотела бы сказать всего лишь несколько слов о таких видах вербальных коммуникаций, как разговор, беседа, собеседование и подробно остановиться на таких видах, как спор, и менее распространенных – дискуссии, полемике, дебатах.          Разговор – это словесный обмен мнениями, сведениями. Разговор часто употребляется как синоним к слову беседа. Разговор, беседа, обсуждение предполагают наличие 2-х или нескольких участников, которые в непринужденной обстановке высказывают свои мнения, соображения по тому или иному поводу. Обсуждение ведется по какой-либо определенной теме и каждый участник высказывает свою точку зрения. Участники разговора задают друг другу вопросы, чтобы узнать точку зрения собеседника или прояснить непонятные моменты обсуждения. Беседа особенно эффективна в том случае, если возникает необходимость разъяснить какой-либо вопрос, осветить проблему. Собеседование – специально организованная беседа на общественные, научные темы.          Спор. Слово спор служит для обозначения процесса обмена противоположными мнениями. Под спором понимается всякое столкновение мнений, разногласия в точках зрения по какому либо вопросу, предмету, борьба, при которой каждая из сторон отстаивает свою правоту.          В русском языке есть и другие слова для обозначения данного явления: диспут. дискуссия, полемика, дебаты, прения. Довольно часто они употребляются как синонимы к слову спор.          Слово диспут пришло к нам из латинского (disputar – рассуждать, disputatio – прение) и первоначально обозначало публичную защиту научного сочинения, написанного для получения ученой степени. Сегодня в этом значении слово диспут не употребляется. Этим словом называют публичный спор на научную и общественно важную тему.          Дискуссией (лат. discusso исследование, рассмотрение разбор) называется такой публичный спор, целью которого являются выяснение и сопоставления разных точек зрения, поиск, выявление истинного мнения, нахождение правильного решения спорного вопроса. Дискуссия считается эффективным способом убеждения, так как ее участники сами приходят к тому или иному выводу.          Дискуссия– это обмен мнениями по вопросам в соответствии с более или менее определенными правилами процедуры и с участием всех или только некоторых присутствующих на собрании. При массовой дискуссии все члены, за исключением председателя, находятся в равном положении. Здесь не выделяют особых докладчиков и все присутствуют не только в качестве слушателей. Специальный вопрос обсуждается в определенном порядке, обычно в соответствии со строгим или несколько видоизмененным регламентом и под председательством должностного лица.          Собрание, не обставленное формальностями и посвященное обсуждению какого-либо частного вопроса, обычно называется массовым митингом. Заседание комиссии– наиболее частый вид массового обсуждения. Регулярные деловые сессии большинства общественных организаций проводятся также, как дискуссии этого вида. Массовые дискуссии подчиняются правилам парламентской процедуры. Но иногда процедура бывает совершенно простой, неформальной. Однако и в таких случаях имеется председатель, который следит, чтобы обсуждение шло нормально и только по повестке дня, чтобы никто при обсуждении не занимал преимущественного положения и чтобы высказалось по возможности как можно больше компетентных участников собрания.          Групповая дискуссия заключается в обсуждении вопросов специальной выделенной группой перед аудиторией. Как и любая форма обсуждения перед слушателями, она представляет диспут. Цель групповой дискуссии – представить возможное решение проблемы или обсудить противоположные точки зрения по спорным вопросам. Но обычно она не разрешает спора и не склоняет аудитории к какому-либо единообразии действий.          В групповой дискуссии принимает участие от 3 до 8 членов, не считая председателя. Её вариант– диалог, включает только двух участников. Участники должны быть хорошо подготовлены, иметь при себе заметки со статистическими и другими необходимыми данными. Они должны обсуждать вопросы непринужденно. В оживленной манере. Задавая вопросы и делая краткие замечания.          Симпозиум – ряд выступлений группы людей с короткими речами на одну и ту же тему. Как и в групповой дискуссии её цели сводятся обычно не к разрешению проблемы или спора а к изложению различных точек зрения для расширения кругозора аудитории и оказании на неё воздействия. Число выступающих не должно превышать четыре или пять, чтобы не затянуть собрание и не лишить каждого участника группы возможности развить точку зрения по обсуждаемому вопросу. В большинстве случаев на симпозиуме принята процедура обоих видов дискуссии. На симпозиуме иногда допускаются комментарии или вопросы со стороны слушателей.          Лекция, представляя собой единственное выступление с последующими вопросами слушателей и ответами на них лектора, иногда рассматривается как дискуссия. Но говорить о ней более уместно в разделе о симпозиуме. Лекционная форма часто находит применение на занятиях по искусству речи, поскольку она не связана определенной формой и временем.          Другой характер носит полемика. Об этом свидетельствует и этимология данного термина. Древнегреческое слово polemicos означает “воинственный, враждебный”. Полемика-это не просто спор, а такой, при котором имеется конфронтация, противостояние, противоборство сторон, идей и речей. Полемику можно определить как борьбу принципиально противоположных мнений по тому или иному вопросу, публичный спор с целью защитить, отстоять свою точку зрения и опровергнуть мнение оппонента.          Полемика отличается от дискуссии и диспута именно своей целевой направленностью. Участники дискуссии и диспута, сопоставляя противоречивые суждения, стараются прийти к единому мнению, найти общее решение, установить истину. Цель полемики иная : надо одержать победу над противником, отстоять и утвердить собственную позицию.

ВОПРОС № 12. Невербальное общение. Классификация невербальных средств общения.

Невербальная коммуникация — это сторона общения, состоящая в обмене информацией между индивидами без помощи речевых и языковых средств, представленных в какой-либо знаковой форме.

Классификация невербального общения:

1. Кинесика — общая моторика различных частей тела, отображающая эмоциональные реакции человека. К кинесике относятся выразительные движения, проявляющиеся в жестах и мимике, в пантомимике (моторика всего тела, включающие в себя позу, походку, осанку и др.), а также визуальном контакте.

1.1. Походка — это стиль передвижения человека. Ее составляющими являются: ритм, динамика шага, амплитуда переноса тела при движении, масса тела. По походке человека можно судить о самочувствии человека, его характере, возрасте.

1.2. Поза — это положение тела. Человеческое тело способно принять около 1000 устойчивых различных положений. Поза показывает, как данный человек воспринимает свой статус по отношению к статусу других присутствующих лиц. 

1.3. Жесты — это разнообразные движения руками и головой. Язык жестов — самый древний способ достижения взаимопонимания. В различные исторические эпохи и у разных народов были свои общепринятые способы жестикуляции. В настоящее время даже предпринимаются попытки создать словари жестов.

1.4. Мимика — движения мышц лица, и это главный показатель чувств. Исследования показали, что при неподвижном или невидимом лице собеседника теряется до 10-15% информации. 

1.5. Визуальный контакт является исключительно важным элементом общения. Смотреть на говорящего означает не только заинтересованность, но и помогает нам сосредоточить внимание на том, что нам говорят. Общающиеся люди обычно смотрят в глаза друг другу не более 10 секунд.

2. Голосовые характеристики

2.1. Просодика — это общее название таких ритмико-интонационных сторон речи, как высота, громкость голоса, его тембр.

2.2.Экстралингвистика — это включение в речь пауз и различных психофизиологических явлений человека: плача, кашля, смеха, вздоха и т.д.

3. Такесика изучает прикосновения в ситуации общения. К такесическим средствам общения относятся динамические прикосновения в форме рукопожатия, похлопывания, поцелуя. 

4. Проксемика. Одним из первых пространственную структуру начал изучать американский антрополог Эдуард Т. Холл, который в начале 60-х годов ввел термин «проксемика» (proximity — «близость»). Сам Э. Холл называл проксемику «пространственной психологией». К проксемическим характеристикам относятся ориентация партнеров в момент общения и дистанция между ними.

4.1. Дистанция Нормы приближения двух людей друг к другу описал Э. Холл. Данные нормы определены четырьмя расстояниями

4.2. Ориентация. Следует отметить также такие проксемические компоненты невербальной системы, как ориентация и угол общения. Ориентация выражается в повороте тела и носка ноги в направлении партнера или в сторону от него, что сигнализирует о желании общаться.

4.3. Невербальные средства повышения делового статуса. В процессе разговора собеседники невольно обращают внимание на окружающую их обстановку. В этом смысле кабинет руководителя является своего рода его визитной карточкой. Интерьер офиса говорит о многом: о достатке фирмы, ее основательности и надежности. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы место, где руководитель принимает посетителей, производило наилучшее впечатление, а атмосфера повышала его деловой статус.

5. Особенности невербального общения в разных странах. Пользуясь ежедневно десятками жестов, мы почти не задумываемся об их смысле. Известно, что основные коммуникационные жесты во всем мире не отличаются друг от друга: когда люди счастливы, они улыбаются, когда печальны — хмурятся, когда не знают или не понимают, о чем идет речь — пожимают плечами.

ВОПРОС №13. Казуальная атрибуция. Понятие, виды атрибуции.

В социальной психологии существует целый раздел, посвященный изучению закономерностей восприятия причин поступков — каузальная атрибуция. Механизм каузальной атрибуции относится к ситуации социального познания и означает причинное объяснение поступков. Способность толкования поведения присуща каждому человеку, она составляет багаж его житейской психологии. В любом общении мы каким-то образом, даже не задаваясь специальными вопросами, получаем представление о том, «почему» и «зачем» человек что-то сделал. Можно сказать, что человеку дано одновременно с восприятием поступка другого человека воспринимать и его «настоящую» причину.

Приписывание осуществляется либо на основе сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то другим образцом, имевшимся в прошлом опыте субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации (в этом случае может действовать механизм идентификации). Но, так или иначе, возникает целая система способов такого приписывания (атрибуции).

В социальной психологии существует целый раздел, посвященный изучению закономерностей восприятия причин поступков, — каузальная атрибуция. В этом разделе четко выделяются теоретическая и экспериментальная линии изучения процесса каузальной атрибуции. Теория пытается возвести в ранг научного анализа те неосознаваемые когнитивные процессы, которые происходят в голове у «наивного испытуемого», занимающегося причинным приписыванием. Наиболее известны схемы каузального анализа, созданные Э. Джонсом и К. Дэвисом, а также Г. Келли.

Мера и степень приписывания в процессе межличностного восприятия зависит от двух показателей:1) степени уникальности или типичности поступка;2) от степени его социальной «желательности» или «нежелательности».

Атрибуция (лат. attributioв филологии — определение подлинности или подложности рукописного текста и установление его автора. Атрибуция в искусствоведении — определение авторства художественного произведения. Атрибуция в музееведении — описание предмета (экспоната) по ряду признаков, к числу которых принадлежат: название, назначение, форма, конструкция, материал, размеры, техника изготовления, авторство и т. п.[1]. Атрибуция в филологии и искусствоведении понимается не совсем так, как в музееведении: если в первом случае на переднем плане находится решение проблемы авторства произведения, т. е. поиск ответа на вопрос «кто создал это произведение?», то во втором случае самое главное — это описание, характеристика музейного предмета хранения.

Виды атрибуции

художественного произведения (в филологии и искусствоведении — определение авторства; в музееведении — описание произведения искусства как предмета хранения);

материального бытового предмета (в музееведении);

изображения материального предмета (в музееведении);

и т. д.

Атрибуция некоторого произведения (текста в семиотическом понимании этого термина, то есть любого связанного набора знаков, в том числе фильма, картины, аудио-произведения, письма) затрагивает следующие аспекты его исследования:

авторство этого произведения;

создание произведения («Что? Где? Когда?» — типа и сути, места и времени);

обнародование (опубликование) произведения.

Атрибуцией текста принято называть, с одной стороны, исследование по определению его авторства, а с другой стороны — результат этого исследования, т. е. сформулированное с той или иной долей вероятности утверждение об авторстве текста. Проблема установления авторства в литературе связана с существованием анонимных и псевдонимных текстов и представляет собой одну из древнейших филологических задач, входящих в область текстологии. В последние десятилетия в задачах атрибуции применяются математические методы, предпринимаются попытки автоматизировать эксперимент по определению авторства. В СПбГУ под руководством М. А. Марусенко выполняются исследования, основанные на идеях теории распознавания образов [2]. В лаборатории общей и компьютерной лексикологии и лексикографии МГУ им. М. В. Ломоносова разработана методика атрибуции, основанная на представлении элементов текста как реализации цепи А. А. Маркова (автор — Д. В. Хмелёв). Методы иерархического кластерного анализа (и некоторые другие) применяются для атрибуции в исследованиях, выполненных в ПетрГУ под руководством В. Н. Захарова [3][4].

Атрибуцией иконы является обоснование принадлежности иконы к определённой школе или окружению, мастерской какого-либо иконописца.

ВОПРОС №14. Общение как взаимодействие, типы взаимодействия.

Типы взаимодействий

Закономерности общения и взаимодействия

Типы взаимодействий

 Общение как взаимодействие

Существует еще один описательный подход при анализе взаимодействия — построение классификаций различных его видов. Интуитивно ясно, что практически люди вступают в бесконечное количество различных видов взаимодействия. Для экспериментальных исследований крайне важно как минимум обозначить некоторые основные типы этих взаимодействий. Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных видов взаимодействий на два противоположных вида: кооперация и конкуренция. Разные авторы обозначают эти два основных вида различными терминами. Кроме кооперации и конкуренции, говорят о согласии и конфликте, приспособлении и оппозиции, ассоциации и диссоциации и т.д. За всеми этими понятиями ясно виден принцип выделения различных видов взаимодействия. В первом случае анализируются такие его проявления, которые способствуют организации совместной деятельности, являются «позитивными» с этой точки зрения. Во вторую группу попадают взаимодействия, так или иначе «расшатывающие» совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для нее.Кооперация, или кооперативное взаимодействие, означает координацию единичных сил участников (упорядочивание, комбинирование, суммирование этих сил). Кооперация — необходимый элемент совместной деятельности, порожденный ее особой природой. А.Н. Леонтьев называл две основные черты совместной деятельности: а) разделение единого процесса деятельности между участниками; б) изменение деятельности каждого, т.к. результат деятельности каждого не приводит к удовлетворению его потребности, что на общепсихологическом языке означает, что «предмет» и «мотив» деятельности не совпадают (Леонтьев, 1972. С. 270—271).Каким же образом соединяется непосредственный результат деятельности каждого участника с конечным результатом совместной деятельности? Средством такого соединения являются развившиеся в ходе совместной деятельности отношения, которые реализованы прежде всего в кооперации. Важным показателем «тесноты» кооперативного взаимодействия является включенность в него всех участников процесса. Поэтому экспериментальные исследования кооперации чаще всего имеют дело с анализом вкладов участников взаимодействия и степени их включенности в него.Что касается другого типа взаимодействий — конкуренции, то здесь чаще всего анализ сконцентрирован на наиболее яркой ее форме, а именно на конфликте. При изучении конфликта социальной психологией прежде всего необходимо определение собственного угла зрения в этой проблеме, поскольку конфликты выступают предметом исследования и в ряде других дисциплин: социологии, политологии и пр.Социальная психология сосредоточивает свое внимание на двух вопросах: с одной стороны, на анализе вторичных социально-психологических аспектов в каждом конфликте (например, осознание конфликта его участниками); с другой — на выделении частного класса конфликтов, порождаемых специфическими социально-психологическими факторами. Обе эти задачи могут быть успешно решены лишь при наличии адекватной понятийной схемы исследования. Она должна охватить как минимум четыре основные характеристики конфликта: структуру, динамику, функцию и типологию конфликта (Петровская, 1977. С. 128).Структура конфликта описывается по-разному разными авторами, но основные элементы практически принимаются всеми. Это — конфликтная ситуация, позиции участников (оппонентов), объект, «инцидент» (пусковой механизм), развитие и разрешение конфликта. Эти элементы ведут себя различно в зависимости от типа конфликта. Обыденное представление о том, что всякий конфликт обязательно имеет негативное значение, опровергнуто рядом специальных исследований. Так, в работах М. Дойча, одного из наиболее видных теоретиков конфликта, называются две разновидности конфликтов: деструктивные и продуктивные.Определение деструктивного конфликта в большей степени совпадает с обыденным представлением. Именно такого типа конфликт ведет к рассогласованию взаимодействия, к его расшатыванию. Деструктивный конфликт чаще становится не зависимым от причины, его породившей, и легче приводит к переходу «на личности», чем и порождает стрессы. Для него характерно специфическое развитие, а именно расширение количества вовлеченных участников, их конфликтных действий, умножение количества негативных установок в адрес друг друга и остроты высказываний («экспансия» конфликта). Другая черта — «эскалация» конфликта означает наращивание напряженности, включение все большего числа ложных восприятий как черт и качеств оппонента, так и самих ситуаций взаимодействия, рост предубежденности против партнера. Понятно, что разрешение такого типа конфликта особенно сложно, основной способ разрешения — компромисс — здесь реализуется с большими затруднениями.Продуктивный конфликт чаще возникает в том случае, когда столкновение касается не несовместимости личностей, а порождено различием точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения. В таком случае сам конфликт способствует формированию более всестороннего понимания проблемы, а также мотивации партнера, защищающего другую точку зрения — она становится более «легитимной». Сам факт другой аргументации, признания ее законности способствует развитию элементов кооперативного взаимодействия внутри конфликта и тем самым открывает возможности его регулирования и разрешения, а значит, и нахождения оптимального решения дискутируемой проблемы.Представление о двух возможных разновидностях конфликтного взаимодействия дает основание для обсуждения важнейшей общетеоретической проблемы конфликта: пониманию его природы как психологического феномена. В самом деле: есть ли конфликт лишь форма психологического антагонизма (т.е. представленное™ противоречия в сознании) или это обязательно наличие конфликтных действий (Кудрявцев, 1991. С. 37). Подробное описание различных конфликтов в их сложности и многообразии позволяет сделать вывод о том, что оба названные компоненты есть обязательные признаки конфликта.Проблема исследования конфликта имеет много практических приложений в плане разработки различных форм отношения к нему (разрешение конфликта, предотвращение конфликта, профилактика его, ослабление и т.д.) и прежде всего в ситуациях делового общения: например в производстве (Бородкин, Каряк, 1983).При анализе различных типов взаимодействия принципиально важна проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. Так можно констатировать кооперативную форму взаимодействия не только в условиях производства, но, например, и при осуществлении каких-либо асоциальных, противоправных поступков — совместного ограбления, кражи и т.д. Поэтому кооперация в социально-негативной деятельности не обязательно та форма, которую необходимо стимулировать: напротив, деятельность, конфликтная в условиях асоциальной деятельности, может оцениваться позитивно. Кооперация и конкуренция лишь формы «психологического рисунка» взаимодействия, содержание же и в том и в другом случае задается более широкой системой деятельности, куда кооперация или конкуренция включены. Поэтому при исследовании как кооперативных, так и конкурентных форм взаимодействия недопустимо рассматривать их обе вне общего контекста деятельности.

ВОПРОС №15. Место взаимодействия в структуре общения. Трансактный анализ Берна.

Интерактивная сторона общения – это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности. Исследование проблемы взаимодействия имеет в социальной психологии давнюю традицию. Интуитивно легко допустить несомненную связь, которая существует между общением и взаимодействием людей, однако трудно развести эти понятия и тем самым сделать эксперименты более точно ориентированными. Часть авторов просто отождествляют общение и взаимодействие, интерпретируя и то и другое как коммуникацию в узком смысле слова (т.е. как обмен информацией), другие рассматривают отношения между взаимодействием и общением как отношение формы некоторого процесса и его содержания. Иногда предпочитают говорить о связанном, но все же самостоятельном существовании общения как коммуникации и взаимодействия как интеракции. Часть этих разночтений порождена терминологическими трудностями, в частности тем, что понятие «общение» употребляется то в узком, то в широком смысле слова. Если придерживаться предложенной при характеристике структуры общения схемы, т.е. полагать, что общение в широком смысле слова (как реальность межличностных и общественных отношений) включает в себя коммуникацию в узком смысле слова (как обмен информацией), то логично допустить такую интерпретацию взаимодействия, когда оно предстает как другая – по сравнению с коммуникативной – сторона общения. Какая «другая» – на этот вопрос еще надо ответить.

Если коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, то обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее, что и позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

В ходе ее для участников чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую деятельность. При этом планировании возможна такая регуляция действий одного индивида «планами, созревшими в голове другого» (Ломов, 1975. С. 132), которая и делает деятельность действительно совместной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный индивид, а группа. Таким образом, на вопрос о том, какая же «другая» сторона общения раскрывается понятием «взаимодействие», можно теперь ответить: та сторона, которая фиксирует не только обмен информацией, но и организацию совместных действий, позволяющих партнерам реализовать некоторую общую для них деятельность. Такое решение вопроса исключает отрыв взаимодействия от коммуникации, но исключает и отождествление их: коммуникация организуется в ходе совместной деятельности, «по поводу» ее, и именно в этом процессе людям необходимо обмениваться и информацией, и самой деятельностью, т.е. вырабатывать формы и нормы совместных действий.

В истории социальной психологии существовало несколько попыток описать структуру взаимодействий. Так, например, большое распространение получила так называемая теория действия, или теория социального действия, в которой в различных вариантах предлагалось описание индивидуального акта действия. К этой идее обращались и социологи: (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и социальные психологи. Все фиксировали некоторые компоненты взаимодействия: люди, их связь, воздействие друг на друга и, как следствие этого, их изменения. Задача всегда формулировалась как поиск доминирующих факторов мотивации действий во взаимодействии.

Примером того, как реализовалась эта идея, может служить теория Т. Парсонса, в которой была предпринята попытка наметить общий категориальный аппарат для описания структуры социального действия. В основе социальной деятельности лежат межличностные взаимодействия, на них строится человеческая деятельность в ее широком проявлении, она – результат единичных действий. Единичное действие есть некоторый элементарный акт; из них впоследствии складываются системы действий. Каждый акт берется сам по себе, изолированно, с точки зрения абстрактной схемы, в качестве элементов которой выступают: а) деятель, б) «другой» (объект, на который направлено действие); в) нормы (по которым организуется взаимодействие), г) ценности (которые принимает каждый участник), д) ситуация (в которой совершается действие). Деятель мотивирован тем, что его действие направлено на реализацию его установок (потребностей). В отношении «другого» деятель развивает систему ориентации и ожиданий, которые определены как стремлением к достижению цели, так и учетом вероятных реакций другого. Может быть выделено пять пар таких ориентации, которые дают классификацию возможных видов взаимодействий. Предполагается, что при помощи этих пяти пар можно описать все виды человеческой деятельности.

Эта попытка оказалась неудачной: схема действия, раскрывающая его «анатомию», была настолько абстрактной, что никакого значения для эмпирического анализа различных видов действий не имела. Несостоятельной она оказалась и для экспериментальной практики: на основе этой теоретической схемы было проведено одно-единственное исследование самим создателем концепции. Методологически некорректным здесь явился сам принцип – выделение некоторых абстрактных элементов структуры индивидуального действия. При таком подходе вообще невозможно схватить содержательную сторону действий, ибо она задается содержанием социальной деятельности в целом. Поэтому логичнее начинать с характеристики социальной деятельности, а от нее идти к структуре отдельных индивидуальных действий, т.е. в прямо противоположном направлении (см., например: Леонтьев, 1972). Направление же, предложенное Парсонсом, неизбежно приводит к утрате социального контекста, поскольку в нем все богатство социальной деятельности (иными словами, всей совокупности общественных отношений) выво Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которое оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским социологом Я. Щепаньским. Для Щепаньского центральным понятием при описании социального поведения является понятие социальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление: а) пространственного контакта, б) психического контакта (по Щепаньскому, это взаимная заинтересованность), в) социального контакта (здесь это – совместная деятельность), г) взаимодействия (что определяется, как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вызвать соответствующую реакцию со стороны партнера…»), наконец, д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий) (Щепаньский, 1969. С. 84). Хотя все сказанное относится к характеристике «социальной связи», такой ее вид, как «взаимодействие», представлен наиболее полно. Выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимодействию, не является слишком строгим: пространственный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимодействия, и потому схема не снимает погрешностей предшествующей попытки. Но включение в число предпосылок взаимодействия «социального контакта», понятого как совместная деятельность, во многом меняет картину: если взаимодействие возникает как реализация совместной деятельности, то дорога к изучению его содержательной стороны остается открытой. Довольно близкой к описанной схеме является схема, предложенная в отечественной социальной психологии В.Н. Панферовым (Панферов, 1989).

Наконец, еще один подход к структурному описанию взаимодействия представлен в транзактном анализе – направлении, предлагающем регулирование действий участников взаимодействия через регулирование их позиций, а также учет характера ситуаций и стиля взаимодействия (Берн, 1988). С точки зрения транзактного анализа каждый участник взаимодействия в принципе может занимать одну из трех позиций, которые условно можно обозначить как Родитель, Взрослый, Ребенок. Эти позиции ни в коей мере не связаны обязательно с соответствующей социальной ролью: это лишь чисто психологическое описание определенной стратегии во взаимодействии (позиция Ребенка может быть определена как позиция «Хочу!», позиция Родителя как «Надо!», позиция Взрослого – объединение «Хочу» и «Надо»). Взаимодействие эффективно тогда, когда транзакции носят «дополнительный» характер, т.е. совпадают: если партнер обращается к другому как Взрослый, то и тот отвечает с такой же позиции. Если же один из участников взаимодействия адресуется к другому с позиции Взрослого, а тот отвечает ему с позиции Родителя, то взаимодействие нарушается и может вообще прекратиться. В данном случае транзакции являются «пересекающимися».

Жена обращается к мужу с информацией: «Я порезала палец» (апелляция к Взрослому с позиции Взрослого). Если он отвечает: «Сейчас перевяжем», то это ответ также с позиции Взрослого (I). Если же следует сентенция: «Вечно у тебя что-то случается», то это ответ с позиции Родителя (II), а в случае: «Что же я теперь должен делать?», демонстрируется позиция Ребенка (III). В двух последних случаях эффективность взаимодействия невелика (Крижанская, Третьяков, 1990). Аналогичный подход предложен и П.Н. Ершовым, который, обозначая позиции, говорит о возможной «пристройке сверху» и «пристройке снизу» (Ершов, 1972).

Второй показатель эффективности – адекватное понимание ситуации (как и в случае обмена информацией) и адекватный стиль действия в ней. В социальной психологии существует много классификаций ситуаций взаимодействия. Уже упоминалась классификация, предложенная в отечественной социальной психологии А.А. Леонтьевым (социально-ориентированные, предметно-ориентированные и личностно-ориентированные ситуации). Другие примеры приведены М. Аргайлом и Э. Берном. Аргайл называет официальные социальные события, случайные эпизодические встречи, формальные контакты на работе и в быту, асимметричные ситуации (в обучении, руководстве и пр.). Э. Берн уделяет особое внимание различным ритуалам, полуритуалам (имеющим место в развлечениях) и играм (понимаемым весьма широко, включая интимные, политические игры и т.п.) (Берн, 1988).

Каждая ситуация диктует свой стиль поведения и действий: в каждой из них человек по-разному «подает» себя, а если эта самоподача не адекватна, взаимодействие затруднено. Если стиль сформирован на основе действий в какой-то конкретной ситуации, а потом механически перенесен на другую ситуацию, то, естественно, успех не может быть гарантирован. Различают три основных стиля действий: ритуальный, манипулятивный и гуманистический. На примере использования ритуального стиля особенно легко показать необходимость соотнесения стиля с ситуацией. Ритуальный стиль обычно задан некоторой культурой. Например, стиль приветствий, вопросов, задаваемых при встрече, характера ожидаемых ответов. Так, в американской культуре принято на вопрос: «Как дела?» отвечать «Прекрасно!»,как бы дела ни обстояли на самом деле. Для нашей культуры свойственно отвечать «по существу», притом не стесняться негативных характеристик собственного бытия («Ой, жизни нет, цены растут, транспорт не работает» и т.д.). Человек, привыкший к другому ритуалу, получив такой ответ, будет озадачен, как взаимодействовать дальше. Что касается использования манипулятивного или гуманистического стиля взаимодействия, то это отдельная большая проблема, особенно в практической социальной психологии (Петровская, 1983).

Важно сделать общий вывод о том, что расчленение единого акта взаимодействия на такие компоненты, как позиции участников, ситуация и стиль действий, также способствует более тщательному психологическому анализу этой стороны общения, делая определенную попытку связать ее с содержанием деятельности.

Э. Берн создал популярную концепцию, корни которой уходят в психоанализ. Однако концепция Берна вобрала в себя идеи и понятия как психодинамического, так и бихевиориального подхода, сделав акцент на определении и выявлении когнитивных схем поведения, которые программируют взаимодействие личности с собой и другими.

Современный трансактный анализ включает в себя теорию личности, теорию коммуникаций, анализ сложных систем и организаций, теорию детского развития. В практическом применении он представляет собой систему коррекции как отдельных людей, так и супружеских пар, семей и различных групп.

Структура личности, по Берну, характеризуется наличием трех состояний «Я», или «эго-состояний»: «Родитель», «Ребенок», «Взрослый».

«Родитель» — «эго-состояние» с интериоризованными рациональными нормами долженствований, требований и запретов. «Родитель» — это информация, полученная в детстве от родителей и других авторитетных лиц: правила поведения, социальные нормы, запреты, нормы того, как можно или должно вести себя в той или иной ситуации. Есть два основных родительских влияния на человека: прямое, которое проводится под девизом: «Делай как я!» и косвенное, которое реализуется под девизом: «Делай не как я делаю, а как я велю делать!».»Родитель» может быть контролирующим (запреты, санкции) и заботящимся (советы, поддержка, опека). Для «Родителя» характерны директивные высказывания типа: «Можно»; «Должно»; «Ни за что»; «Итак, запомни»; «Какой вздор»; «Бедняжка»…

В тех условиях, когда «родительское» состояние полностью блокировано и не функционирует, человеклишается этики, моральных устоев и принципов.

«Ребенок» — эмотивное начало в человеке, которое проявляется в двух видах:1. «Естественный ребенок» — предполагает все импульсы, присущие ребенку: доверчивость, непосредственность, увлеченность, изобретательность; придает человеку обаяние и теплоту. Но при этом он капризен, обидчив, легкомыслен, эгоцентричен, упрям и агрессивен.3. «Адаптированный ребенок» — предполагает поведение, соответствующее ожиданиям и требованиям родителей. Для «адаптированного ребенка» характерна повышенная конформность, неуверенность, робость, стыдливость. Разновидностью «адаптированного ребенка» является «бунтующий» против родителей «Ребенок».Для «Ребенка» характерны высказывания типа: «Я хочу»; «Я боюсь»; «Я ненавижу»; «Какое мне дело».Взрослое «Я-состояние» — способность человека объективно оценивать действительность по информации, полученной в результате собственного опыта и на основе этого принимать независимые, адекватные ситуации, решения. Взрослое состояние способно развиваться в течение всей жизни человека. Словарь «Взрослого» построен без предубеждения к реальности и состоит из понятий, при помощи которых можно объективно измерить, оценить и выразить объективную и субъективную реальность. Человек с преобладающим состоянием «Взрослого» является рациональным, объективным, способным осуществлять наиболее адаптивное поведение.

Если «Взрослое» состояние блокировано и не функционирует, то такой человек живет в прошлом, он не способен осознать изменяющийся мир и его поведение колеблется между поведением «Ребенка» и «Родителя».Если «Родитель» — это преподанная концепция жизни, «Ребенок» — концепция жизни через чувства, то «Взрослый» — это концепция жизни через мышление, основанная на сборе и обработке информации. «Взрослый» у Берна играет роль арбитра между «Родителем» и «Ребенком». Он анализирует информацию, записанную в «Родителе» и «Ребенке», и выбирает, какое поведение наиболее соответствует данным обстоятельствам, от каких стереотипов необходимо отказаться, а какие желательно включить. Поэтому коррекция должна быть направлена на выработку постоянного взрослого поведения, ее цель: «Будь всегда взрослым!».

Для Берна характерна специальная терминология, которая обозначает события, происходящие между людьми в общении.

«Игра» — фиксированный и неосознаваемый стереотип поведения, в котором личность стремится избегнуть близости (т.е. полноценного контакта) путем манипулятивного поведения. Близость- это свободный от игр, искренний обмен чувствами, без эксплуатации, исключающий извлечение выгоды. Под играми понимается продолжительный ряд действий, содержащих слабость, ловушку, ответ, удар, расплату, вознаграждение. Каждое действие сопровождается определенными чувствами. Ради получения чувств часто и совершаются действия игры. Каждое действие игры сопровождается поглаживанием, которых в начале игры больше, чем ударов. Чем дальше разворачивается игра, тем интенсивнее становятся поглаживания и удары, достигая максимума в конце игры.

Выделяют три степени игр: игры 1-й степени приняты в обществе, они не скрываются и не приводят к тяжелымпоследствиям; игры 2-й степени скрываются, не приветствуются обществом и приводят к ущербу, который нельзя назвать непоправимым; игры 3-й степени скрываются, осуждаются, ведут к непоправимому ущербу для проигравшего. Игры могут разыгрываться человеком с самим собой, зачастую — двумя игроками (при этом каждый игрок может исполнять несколько ролей), и иногда игрок устраивает игру с организацией.

Психологическая игра представляет собой серию следующих друг за другом трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом, со скрытой мотивацией. В качестве выигрыша выступает какое-либо определенное эмоциональное состояние, к которому игрок бессознательно стремится.

«Поглаживания и удары» — взаимодействия, направленные на передачу положительных или отрицательных чувств. Поглаживания могут быть:• позитивными: «Вы мне симпатичны», «Какая вы милая»;• негативными: «Ты мне неприятен», «Ты сегодня плохо выглядишь»;• условными (касаются того, что человек делает и подчеркивают результат): «Вы хорошо это сделали», «Ты бы мне больше нравился, если бы…»• безусловными (связаны с тем, кем человек является): «Вы специалист высшего класса», «Я принимаю тебя таким, какой ты есть»;• фальшивыми (внешне они выглядят как позитивные, а на самом деле оказываются ударами): «Вам, конечно же, понятно, что я вам говорю, хотя вы и производите впечатление недалекого человека», «Вам очень идет этот костюм, обычно костюмы на вас висят мешками».

Любое взаимодействие людей содержит поглаживания и удары, они составляют банк поглаживаний и ударов человека, который во многом определяет самооценку и самоуважение. Каждый человек нуждается в поглаживаниях, особенно остро эту потребность испытывают подростки, дети и старики. Чем меньше физических поглаживаний получает человек, тем более он настроен на психологические поглаживания, которые с возрастом становятся более дифференцированными и изощренными. Поглаживания и удары находятся в обратной зависимости: чем больше человек принимает позитивных поглаживаний, тем меньше отдает ударов, и чем больше человек принимает ударов, тем меньше он отдает поглаживаний.

«Трансакции» — все взаимодействия с другими людьми с позиции той или иной роли: «Взрослого», «Родителя», «Ребенка». Различают дополнительные, перекрестные некрытые трансакции. Дополнительными называются трансакции, соответствующие ожиданиям взаимодействующих людей и отвечающие здоровым человеческим отношениям. Такие взаимодействия неконфликтогенны и могут продолжаться неограниченное время.

Перекрестные трансакции начинаются взаимными упреками, едкими репликами и заканчиваются хлопаньем дверью. В этом случае на стимул дается реакция, активизирующая неподходящие «эго-состояние». Скрытые трансакции включают более двух «эго-состояний», сообщение в них маскируется под социально приемлемым стимулом, но ответная реакция ожидается со стороны эффекта скрытого сообщения, что составляет суть психологических игр.

«Вымогательство» — способ поведения, с помощью которого люди реализуют привычные установки, вызывая у себя отрицательные чувства, как бы требуя своим поведением, чтобы их успокаивали. Вымогательство — это обычно то, что получает инициатор игры в ее конце. Так, например, обильные жалобы клиента направлены на получение эмоциональной и психологической поддержки со стороны окружающих.

«Запреты и ранние решения» — одно из ключевых понятий, означающее послание, передающееся в детстве от родителей к детям из «эго-состояния» «Ребенок» в связи с тревогами, заботами и переживаниями родителей. Эти запреты можно сравнить с устойчивыми матрицами поведения. В ответ на эти послания ребенок принимает то, что называется «ранние решения», т.е. формулы поведения, вытекающие из запретов. Например, «Не высовываться, надо быть незаметным, а иначе будет плохо». — «А я буду высовываться».

«Жизненный сценарий» — это жизненный план, напоминающий спектакль, который личность вынуждена играть. Он включает в себя:родительские послания (социальные нормы, запреты, правила поведения). Дети получают от родителей вербальные сценарные сообщения как общего жизненного плана, так и касающиеся различных сторон жизни человека: профессиональный сценарий, сценарий женитьбы-замужества, образовательный, религиозный и т.д. При этом родительские сценарии могут быть: конструктивными, деструктивными и непродуктивными;• ранние решения (ответы на родительские послания);• игры, которые реализуют ранние решения;• вымогательства, которыми оправдываются ранние решения;• ожидание и предположение того, чем закончится пьеса жизни.

«Психологическая позиция или основная жизненная установка» -совокупность основных, базовых представлений о себе, значимых других, окружающем мире, дающих основание для главных решений и поведения человека. Выделяют следующие основные позиции:1. «Я благополучен — ты благополучен».2. «Я неблагополучен — ты неблагополучен».3. «Я неблагополучен — ты благополучен».4. «Я благополучен — ты неблагополучен».

1. «Я благополучен — ты благополучен» — это позиция полного довольства и принятия других. Человек находит себя и свое окружение благополучным. Эта позиция удачливой, здоровой личности. Такой человек поддерживает добрые отношения с окружающими, принят другими людьми, отзывчив, вызывает доверие, доверяет другим и уверен в себе. Такой человек умеет жить в изменяющемся мире, внутренне свободен, избегает конфликтов и не тратит время на борьбу с самим собой или с кем-то из окружающих. Человек с такой позицией считает, что жизнь каждого человека стоит того, чтобы жить и быть счастливым.

2. «Я неблагополучен — ты неблагополучен». Если человек был окружен вниманием, теплом и заботой, а затем в силу каких-то жизненных обстоятельств отношение к нему радикально меняется, то он начинает ощущать себя неблагополучным. Окружение также воспринимается в негативном ключе.

Эта позиция безнадежного отчаяния, когда жизнь воспринимается бесполезной и полной разочарований. Такая позиция может складываться у ребенка, лишенного внимания, заброшенного, когда окружающие безразличны к нему, или у взрослого, который понес большую утрату и не располагает ресурсами для собственного восстановления, когда окружающие отвернулись от него и он лишен поддержки. Многие люди с установкой «Я неблагополучен — ты неблагополучен» проводят большую часть жизни в наркологических,психиатрических и соматических стационарах, в местах лишения свободы. Для них типичны все нарушения здоровья, вызванные саморазрушающим поведением: непомерное курение, злоупотребление алкоголем и наркотическими веществами. Человек с такой установкой считает, что и его жизнь и жизнь других людей вообще ничего не стоит.

3. «Я неблагополучен — ты благополучен». Человек с негативным образом собственного «Я» отягощен происходящими событиями и принимает на себя вину за них. Он недостаточно уверен в себе, не претендует на успех, низко оценивает свой труд, отказывается брать на себя инициативу и ответственность. Он ощущает себя полностью зависимым от окружающих, которые представляются ему огромными, все сильными, благополучными фигурами. Человек с такой позицией считает, что его жизнь немногого стоит в отличие от жизни других, благополучных людей.

4. «Я благополучен — ты неблагополучен». Эта установка надменного превосходства. Данная фиксированная эмоциональная установка может сформироваться как в раннем детстве, так и в более зрелом возрасте. Формирование установки в детстве может складываться по двум механизмам: в одном случае семья всячески подчеркивает превосходство ребенка над другими ее членами и окружающими. Такой ребенок растет в атмосфере почитания, всепрощения и принижения окружающих. Другой механизм развития установки срабатывает, если ребенок постоянно пребывает в условиях, угрожающих его здоровью или жизни (например, при плохом обращении с ребенком), и когда он восстанавливается после очередного унижения (или для того, чтобы просто выжить), он заключает: «Я благополучен» — чтобы освободиться от своих обидчиков и тех, кто не защитил его «Ты не благополучен». Человек с такой установкой считает свою жизнь весьма ценной и не ценит жизнь другого человека.

Трансактный анализ включает:• Структурный анализ — анализ структуры личности.• Анализ трансакций — вербальных и невербальных взаимодействий между людьми.• Анализ психологических игр, скрытых трансакций, приводящих к желаемому исходу -выигрышу.• Анализ сценария (скрипт-анализ) индивидуального жизненного сценария, которому человек невольно следует.

В основе коррекционного взаимодействия лежит структурный анализ «эго-позиции», который предполагает демонстрацию взаимодействия с помощью техники ролевых игр.

Особо выделяются две проблемы: 1) контаминации, когда смешиваются два разных «эго-состояния», и 2) исключения, когда «эго-состояния» жестко отграничены друг от друга.

В трансактном анализе используется принцип открытой коммуникации. Это означает, что психолог и клиент разговаривают на простом языке, обычными словами (это значит, что клиент может читать литературу по трансактному анализу).

Цели коррекции. Главная цель — помощь клиенту в осознании своих игр, жизненного сценария, «эго-состояний» и при необходимости принятие новых решений, относящихся к поведению построения жизни. Сущность коррекции заключается в том, чтобы освободить человека от выполнения навязанных программ поведения и помочь ему стать независимым, спонтанным, способным к полноценным отношениям и близости.

Целью также является достижение клиентом независимости и автономии, освобождение от принуждения, включенность в настоящие, свободные от игр взаимодействия, допускающие откровенность и близость.Конечная цель — достижение автономии личности, определение своей собственной судьбы, принятие ответственности за свои поступки и чувства.

Позиция психолога. Основная задача психолога — обеспечить необходимый инсайт. А отсюда требование к его позиции: партнерство, принятие клиента, сочетание позиции учителя и эксперта. При этом психолог обращается к «эго-состоянию» «Взрослый» в клиенте, не потакает капризам «Ребенка» и не успокаивает разгневанного «Родителя» в клиенте.

Когда психолог использует излишне много терминологии, непонятной клиенту, считается, что этим он стремится защититься от собственной неуверенности от проблем.

Требования и ожидания от клиента. Основным условием работы в трансактном анализе является заключение контракта. В контракте четко оговариваются: цели, которые клиент ставит перед собой; пути, по которым эти цели будут достигаться; предложения психолога по взаимодействию; список требований к клиенту, который тот обязуется выполнять.

Клиент решает, какие убеждения, эмоции, стереотипы поведения он должен изменить в себе, чтобы достигнуть намеченных целей. После пересмотра ранних решений клиенты начинают думать, вести себя и чувствовать по-другому, стремясь приобрести автономию. Наличие контракта предполагает взаимную ответственность обеих сторон: психолога и клиента.

Техники1. Техника семейного моделирования включает в себя элементы психодрамы и структурного анализа «эго-состояния».Участник группового взаимодействия воспроизводит свои трансакции с моделью своей семьи. Проводится анализ психологических игр и вымогательств клиента, анализ ритуалов, структурирование времени, анализ позиции в общении и, наконец, анализ сценария.2. Трансактный анализ. Очень эффективен в групповой работе, предназначен для кратковременной психокоррекционной работы. Трансактный анализ предоставляет клиенту возможность выйти за рамки неосознаваемых схем и шаблонов поведения, и, приняв иную когнитивную структуру поведения, получить возможность произвольного свободного поведения.

ВОПРОС №16. Виды трансакций.

Трансакции (ТА) - это единица общения. Она начинается с трансакционного стимула — того или иного знака, осведомляющего о том, что присутствие одного человека воспринято другим. Человек, к которому обращен стимул, отвечает каким-то действием — трансакционной реакцией. Цель трансакционного анализа — выяснить, какое именно состояние. Все ТА делятся на дополнительные, перекрестные и скрытые. Кроме этого, последователями Э. Берна позднее были выделены прямые, непрямые и смазанные ТА.

Виды трансакций

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ТРАНСАКЦИИ (рис.8).Тест по соц психологии с ответами

Основная особенность дополнительных ТА в том, что векторы общения параллельны и никогда не пересекаются. Пока ТА дополнительны — процесс коммуникации между людьми будет протекать гладко и неопределенно долго. Это правило не зависит ни от природы ТА, ни от их содержания.

Дополнительная ТА имеет под собой совпадение ожиданий, при этом Я-состояние, в которое обращаются, является источником реакции.

ПЕРЕКРЕСТНЫЕ ТРАНСАКЦИИ

возникают, когда на определенный стимул следует неожиданная реакция (рис. 9). Именно этот тип ТА доставляет Наибольшие хлопоты в общении.

Что является обьектом соц психология ответ?При перекрестной ТА векторы не параллельны друг другу, а Я- состояние, в которое обращаются, не является источником реакции. Например, стимул рассчитан на взаимоотношения Взрослый — Взрослый: «Ты не видела, где мои запонки?». Дополняющим здесь может быть признан ответ: «Запонки лежат на столе». Однако собеседник может вспылить: «Вечно я у тебя во всем виноват!» (Детский вариант) или «Ищи их там, куда сам положил!» (Родительский вариант). После пересекающейся ТА процесс коммуникации временно прекращается. Начинается позиционная борьба, которая длится до тех пор, пока векторы будут приведены в порядок. Для восстановления контакта одному собеседнику или обоим в паре необходимо изменить свое Я-состояние.

СКРЫТЫЕ ТРАНСАКЦИИ

являются более сложными. Это связано с тем, что поведение людей не всегда соответствует их социальному положению. На социальном уровне, например, начальник может быть и маленьким мальчиком и покровительствующим отцом. Скрытые ТА требуют одновременного участия более, чем двух состояний, одно из которых маскируется. Открытое сообщение происходит на внешнем социальном уровне, скрытое — на психологическом уровне. Скрытые Тест по соц психологии с ответамиТА — это шифровка, секрет, по крайней мере, для Я- состояния Взрослого. Соответственно, результат такой ТА определяется на психологическом, а не на социальном уровне. Это можно рассмотреть на примере торговой ситуации (рис.10).

Виды трансакций

Продавец: Эта модель лучше, но боюсь, что она вам не по карману.

Покупательница: Вот ее-то я и возьму.

Продавец на уровне Взрослого констатирует два факта: «Эта модель лучше» и «Она вам не по карману». На социальном уровне слова продавца кажутся обращенными к Взросломупокупательницы, поэтому она должна была бы ответить: «Вы, безусловно, правы и в том, и в другом». Однако скрытый, психологический вектор был умело направлен опытным Взрослым продавца к Дитя покупательницы. Ответ, который дал Дитя, показывает правильность анализа. Покупательница думает: «Несмотря на финансовые последствия, я покажу этому наглецу, что я ничуть не хуже других его покупателей». Эта ТА дополнительна на обоих уровнях, поскольку продавец как бы принимает ответ покупательницы за чистую монету, то есть как ответ Взрослого, решившего сделать покупку.

Более поздние исследователи выделяют ПРЯМЫЕ, НЕПРЯМЫЕ, СМАЗАННЫЕ ТА.

Прямые — это Я-Ты трансакции, при которых человек обращается напрямую к собеседнику. Непрямые — Я-Он, при которых кто-то говорит с кем-то о третьем лице. Смазанные — Я-Вы Все, при которых человек обращается к группе людей.

Как правило, проводя групповой тренинг, тренер использует только прямые ТА и просит участников придерживаться именно этого типа ТА. Многие семейные пары начинают работу с непрямых ТА, играя в игру «суд»: «Он никогда ничего не делает по дому». В этой игре психологу отводится роль судьи или присяжного, и ожидается, что он втянется в эту игру. Когда психолог просит пару говорить друг с другом, судебное разбирательство закрывается, а они становятся доступнеепсихологической работе. Пока они говорят друг о друге в третьем лице, интимность и близость для них становится практически недоступна, пусть даже провозглашенная ими цель — перестать ссорится и стать ближе друг к другу.

Смазанные ТА могут использоваться при сообщении организационной информации: «Все знают, что сегодня вечером семинар?». В других случаях их применение усложняет общение. К сожалению, даже психологи используют смазанные ТА неаккуратно. Например, обычным является вопрос тренера к психологической группе, после того, как один из участников что-то сказал: «Что группа чувствует по этому поводу?» или даже хуже: «Что группу заставляют чувствовать его слова?». Проблема с первым вопросом состоит в том, что «группа» ничего не чувствует, ибо является социальным единством, а не эмоциональным. Один из участников может злиться, другой расстраиваться, третьему станет больно, четвертый запутается, пятый заскучает. Со вторым вопросом вязана дополнительная проблема — ни один человек не может ничего заставить другого; каждый из нас несет ответственность за свои чувства.

ВОПРОС №17. Классификация соц ролей. Влияние ситуации на поведение людей.

Основные классификации социальных ролей. Существует множество классификаций социальных ролей. Остановимся на 4 основных.1. Формальные и неформальные (в отношении формальных ролей имеются более единые и чёткие представления о правах и обязанностях носителей этих ролей, которые часто бывают зафиксированы в письменной форме, чем о правах и обязанностях носителей неформальных ролей).2. Конвенциональные (в отношении которых у членов общества имеются общепринятые представления о том, каково должно быть поведение исполнителей этих ролей) и межличностные (в отношении которых нет подобных более или менее единых представлений).3. Предписанные (внешне заданные, не зависящие от усилий индивида) и достигнутые (достигнутые благодаря личным усилиям данного индивида).4. Активные и латентные. Индивид участвует во многих отношениях и является одновременно носителем многих ролей. Но в каждый данный момент он может активно выполнять лишь одну роль. Именно она будет активной, а другие будут оставаться латентными. Каждая из которых может стать активной в зависимости от вида деятельности индивида и конкретных обстоятельств.

ВЛИЯНИЕ СИТУАЦИИ НА ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Значение ситуации в поведении человека.Открытия социальной психологии последних лет выявили, что представление о человеке, как о существе руководствующемся в поведении личностными свойствами и качествами, не всегда соответствует действительности. Дело в том, что, когда один человек наблюдает другого в качестве действующего лица, он представляется ему «фигурой», а ситуация «фоном», на котором проявляются результаты его действий. Наблюдатель не тратит умственную энергию в попытке определить, какие стимулы ситуации могут влиять на то или иное поведение, какие препятствия мешают той или иной реакции. Человек — существо в большей степени ситуационное. Его поведение может направляться ситуацией, где социально значимые люди могут становиться частью этой ситуации. Ситуация запускает в действие множество автоматизмов и стереотипных реакций и является эффективным инструментом изменения не только поведения, но и таких глубоких личностных структур, как система ценностей. Так как при определённым образом выстроенной ситуации (социальном давлении и т. п.), личность может подчиняться, даже не осознавая направленное на неё влияние. Подробности, характеризующие специфичность ситуации имеют принципиальное значение. Неспособность осознавать тонкий ситуационный контекст, фундаментальная ошибка атрибуции, могут привести человека, посредством автоматического реагирования на чётко выстроенный набор социально значимых стимулов к зависимому положению, как от отдельной личности, так и от группы людей. Происходит это посредством того, что в повседневном социальном опыте характеристики конкретных людей и ситуаций, с которыми они сталкиваются, обычно смешиваются. Причём этот процесс происходит так, что возникает впечатление согласованности поведения. Известно явление, суть которого заключается в том, что люди иногда чувствуют себя обязанными или даже призванными поступать в соответствии с тем, чего ожидают от них другие. Возможно, причиной этого являются играемые ими социальные роли, принятые в социуме поощрения и санкции наказания за определённое поведение, обещания, даваемые другим или даже требования предъявляемые к себе. Все эти факторы активно эксплуатируются в деструктивном культе, для повышения контроля над членами группы и увеличения их уязвимости. Таким образом, можно сделать вывод, что достаточно один раз грамотно выстроить ситуацию, которая заставит человека вынужденно и быстро принять конкретное решение (новое, либо даже несколько противоречащее его диспозициям), которое он воспримет, как внутренний выбор, как это станет отправной точкой к тотальному изменению личности. Принцип ситуационизма: канальные факторы и напряженные системы.Автором принципа ситуационизма в психологии является Курт Левин, считавший поведение функцией личности и ситуации. Предметом особого интереса К. Левина была способность ситуационных факторов и социальных манипуляций влиять на поведение, которое традиционно принято считать отражением личностных диспозиций и предпочтений. В 1939 году Левин провёл эксперимент по формированию авторитарного, либо демократического группового климата в клубах отдыха, путём изменения стилей лидерства. Данная переменная оказалась достаточно эффективной, чтобы появились значительные различия в отношениях людей, к тем, кто наделён властью больше или меньше. Левин выяснил, что феномен «козла отпущения», подчинения авторитету, может подавляться или поощряться путём кратковременной манипуляции переменными непосредственного окружения человека. Эксперимент Левина выявил, что при попытке заставить людей изменить привычные для них способы действия, социальное давление со стороны неформальной референтной группы и налагаемые этой группой ограничения представляют собой наиболее мощную силу (как сдерживающую изменения, так и вызывающую их). Таким образом, основным положением ситуационизма К. Левина является тезис, что социальный контекст пробуждает в человеке силы, стимулирующие или ограничивающие его поведение. Важной частью теории Левина является интерес к внешне заметным, но в действительности важным деталям ситуации, которые Левин обозначил как «канальные факторы». Канальный фактор - это внешне незначительное обстоятельство, производящее огромный поведенческий эффект. Оно является стимулом или «проводящим путём» для реакции, служащим появлению или сохранению поведенческих намерений особо высокой интенсивности или устойчивости. Канальные факторы приобретают особое значение, когда человек воспринимает ситуацию как неопределённую. Манипуляция с помощью предоставления желательной модели поведения (очевидный канальный фактор) в заданном ситуационном контексте, может вызвать у человека необходимость реагировать именно заданным образом, не оставляя за ним свободного выбора стратегии поведения. Более того, человек склонен будет не осознавать действие канального фактора и приписывать выбранную форму поведения, собственным диспозиционным особенностям (мотивации, чертам личности и т. п.). Существует несколько классических исследований, иллюстрирующих и подтверждающих действие канальных факторов. В исследовании Левенталя, Сингера и Джонса от испытуемых требовали сделать специальную вакцину. Только 3% откликнулись на простую просьбу и 28% — при наличии канального фактора (определённого плана, чтобы перейти к практическим действиям). Последователи Курта Левина, исходя из предположения, что эффективность социального влияния зависит не только от готовности придерживаться определённых взглядов, но и от наличия лёгких очевидных путей действия, провели эксперимент, в процессе которого выявилась огромная роль непосредственного обращения. С помощью прямого убеждения в ходе непосредственного личного или телефонного общения, вынуждающего ответить «да» или «нет» немедленно, они склоняли людей к нужному действию (покупке облигаций военного займа). Таким образом создавался поведенческий канал, с высокой надёжностью трансформирующий давно вынашиваемое, но смутное намерение в конкретное действие. Этот приём активно используется представителями деструктивных культов. Так, адепт какой-либо секты предполагает немедленно совершить единственный конкретный поступок (принять бесплатное приглашение, поставить роспись, сделать взнос и т. д.) в свою пользу, за которым следует принятие дальнейших обязательств. Роль канального фактора может сыграть социальная модель, влияние которой на человека огромно. Присутствие определённой социальной модели в состоянии изменить такие вещи, как, например, уровень потребления алкоголя или степень выражения тех или иных эмоций. Наличие бросающейся в глаза социальной модели оказывается особо сильным канальным фактором при побуждении людей проявлять социально желательное поведение. Большое значение может иметь и простая социальная демонстрация. Феномен социальной модели эффективно эксплуатируется деструктивными сообществами, так как склонить человека прямым убеждением к не адекватным для него действиям или эмоциям (восторг, трепет, благоговение и т. п.) в определённом контексте труднее, чем использовать периферийный путь, когда человек, ориентируясь (подражая) на социальную реальность производит те или иные действия. К. Левин предлагал также рассматривать и индивидуальную психику, и коллективные образования, как системы пребывающие в состоянии напряжения. Отсюда следует, что анализ любой стимулирующей ситуации должен происходить с учётом того, что поведение — результат огромного количества одновременно сосуществующих фактов. Эти факты имеют характер силового поля, поскольку состояние каждой части данного поля зависит от любой другой его части. Понятие напряжённая система, введённое Левином имеет три следствия:1. Анализ сдерживающих факторов так же важен для понимания и прогнозирования эффекта, как и анализ стимула, которым детерминирован данный эффект.2. Побуждающие силы можно добавлять и развивать (увеличивая напряжённость в системе, так как влияние соответствующих сдерживающих сил также будет возрастать), либо устранять (или ослаблять) сдерживающие силы, препятствующие желаемым изменениям (уменьшая, таким образом напряжение).3. Системы иногда пребывают в неустойчивом равновесии. Равновесие в системе с трудом поддаётся изменению по причине баланса противостоящих друг другу сил. Однако внедрение в систему или замена в ней внешне незначительных сил, при определённых условиях, может привести к масштабным изменениям. Деструктивный культ можно рассматривать как систему целиком направленную на постоянную минимизацию напряжения, которое угрожает распаду группы. Поддерживается исключительно гомогенное состояние мнений и мыслей, поэтому «разрушить» деструктивный культ «изнутри» практически невозможно.




Предыдущий:

Следующий: