чс соц характера

ЧС социального характера несовершеннолетних

ЧС соц характера

Исходя из рассмотренных подходов, опасные и чрезвычайные ситуации социального характера могут быть классифицированы по следующим признакам.

По природе: а) связанные с психическим воздействием на человека

(шантаж, мошенничество, воровство, шарлатанство и т.д.);

б) связанные с физическим насилием (войны и вооруженные

конфликты, массовые беспорядки, разбой, бандитизм,

террор, изнасилование, заложничество и пр.);

в) связанные с употреблением веществ, негативно действующих

на психическое и физическое состояние организма человека

(наркомания, алкоголизм, табакокурение);

г) связанные с массовыми заболеваниями (СПИД, венерические

заболевания, инфекционные заболевания и т.д.);

д) связанные с суицидами (самоубийствами)

Классификация видов опасных ситуаций социального характера

Многообразие опасностей, угроз и источников их возникновения требует классификации, которая раскрывается в работе В. И. Ярочкина [16, c. 44-48], где социальные опасности группируются по следующим признакам:

* по объектам воздействия — человек, общество, государство, а также среда обитания социума;

* по отношению к объектам воздействия — внутренние и внешние;

* по направлениям (сферам) человеческой деятельности — экономические, социальные, политические, военные, культурологические, информационные, экологические и т. д.;

* по масштабам — глобальные, региональные, национальные, локальные, местные и т. д.;

* по способам и формам проявления — заявления, конкретные действия, совокупность обстоятельств, которые могут породить опасность в перспективе и требуют защитного реагирования и пр.;

* по источникам и движущим силам (по происхождению) — природные, обусловленные деятельностью людей (техногенные, социальные);

* по ожиданию воздействия на объект — внезапные, неожиданные; ожидаемые с малым временем задержки или с большим временем задержки;

* по умыслу — правомерные, вытекающие из реализации правовых норм; противоправные; внеправовые;

* по форме — прямые, косвенные, завуалированные, латентные, несформировавшиеся;

* по времени — мгновенные, длительные, дискретные;

* по последствиям — необратимые, обратимые, мутагенные, доминантные, катализирующие;

* по значению — допустимые, недопустимые;

* по составу — разовые, бинарные, кумулятивные, диффузные;

* по актуализации — вероятные (весьма вероятные, маловероятные), потенциальные, реальные, осуществленные;

* по причинам появления — закономерные, случайные, стихийные, преднамеренные;

* по ущербу — материальный, моральный;

* по величине ущерба — предельный, значительный, незначительный;

* по характеру воздействия — активные, пассивные и пр.

Помимо социальных (общественных) опасностей в широком смысле существуют социальные опасности в узком понимании, т. е. опасности, получившие значительное распространение в обществе и угрожающие жизни и здоровью большого числа людей. Их носителями также являются люди, имеющие различные поведенческие особенности и объединенные в разные социальные группы. Причины социальных опасностей кроются в социально-экономических процессах, протекающих в обществе. «Последствиями глубокого социального кризиса, — отмечается в Концепции национальной безопасности РФ, — являются резкое сокращение рождаемости и средней продолжительности жизни в стране, деформация демографического и социального состава общества, подрыв трудовых ресурсов как основы развития производства, ослабление фундаментальной ячейки общества — семьи, снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения» [1, c. 3-4].

Вместе с тем следует отметить противоречивый характер причин, следствием которых являются социальные опасности. Их главная предпосылка — несовершенство человеческой природы, поэтому наличие развитой системы организации государственной власти и гражданского общества, адекватной правовой системы является важнейшим условием предупреждения социальных опасностей и надежной защитой от них.

Социальные опасности весьма многочисленны. К ним относятся различные, в том числе и узаконенные, формы насилия (войны, вооруженные конфликты, террористические акты, массовые беспорядки, репрессии и пр.), криминал (бандитизм, воровство, мошенничество, шарлатанство и т. д.), употребление веществ, нарушающих психическое и физическое равновесие человека (алкоголь, никотин, наркотики, лекарственные препараты), суициды (самоубийства) и пр., способные нанести ущерб здоровью и жизни человека.

Социальные опасности в рассматриваемом контексте могут быть также классифицированы по определенным признакам.

1. По природе, связанные:

* с психическим воздействием на человека (шантаж, мошенничество, воровство, шарлатанство и т. д.);

* с физическим насилием (войны, вооруженные конфликты, массовые беспорядки, разбой, бандитизм, терроризм, захват заложников и пр.);

* с употреблением веществ, которые негативно действуют на психическое и физическое состояние организма человека (наркомания, алкоголизм, курение);

* с массовыми заболеваниями (СПИД, венерические заболевания, инфекционные заболевания и т. д.);

* с суицидами.

2. По масштабам событий: локальные, региональные, национальные, глобальные.

3. По организации: случайные, преднамеренные.

4. По половозрастному признаку: характерные для детей, молодежи, женщин, пожилых людей и пр. [8, c. 28-29].

ЧС социального характера классифицируются также по следующим признакам:

* по причинам возникновения — непреднамеренные и преднамеренные;

* по продолжительности действия — кратковременные и долговременные;

* по скорости распространения — взрывные, стремительные, быстро распространяющиеся и умеренные, плавно распространяющиеся;

* по масштабам распространения — локальные, объектовые, местные, и региональные, национальные, глобальные;

* по возможности предотвращения — неизбежные и предотвращаемые.

Говоря о классификации ЧС социального характера, необходимо подчеркнуть, что они, в отличие от чрезвычайных ситуаций иного происхождения, поддаются прогнозу, так как связаны с действиями социума. Однако эти прогнозы нередко бывают субъективны, поскольку люди подвержены идейному влиянию, что порой мешает им объективно оценивать социальные явления и процессы [8, c. 30].

1.3 Возможные ЧС социального характера на территории России

чрезвычайный опасный социальный беспризорность наркомания

Рассмотренные выше сущностные характеристики опасных и чрезвычайных ситуаций, а также их классификации позволяют с научных позиций проанализировать возможность возникновения подобных явлений в современной России и ее регионах. Несмотря на то, что в настоящее время социально-экономическое, политическое и международное положение России несколько стабилизировалось, говорить о ее благополучии и безопасности преждевременно. Экономическое развитие страны неравномерно и зависит как от внутренних, так и от внешних факторов. В условиях инфляции и существования безработицы социальное положение большинства людей неустойчиво. В ряде отдаленных регионов (Крайний Север, Сибирь, Дальний Восток и др.) остро стоит проблема энергоснабжения. Население страдает от преступности и коррупции. Сохраняется угроза террористических актов, имеют место конфликты на национальной и религиозной почве. Все это не дает оснований считать безопасность России надежной.

В Концепции национальной безопасности РФ вполне определенно сформулированы реальные угрозы российской безопасности, к числу которых отнесены [1, c. 3-4]:

* состояние российской экономики, экономическая дезинтеграция, ослабление научно-технического и технологического потенциала страны;

* несовершенство системы организации государственной власти и гражданского общества;

* социально-политическая поляризация российского общества, увеличение удельного веса населения, живущего за чертой бедности, рост безработицы;

* криминализация общественных отношений, рост организованной преступности, увеличение масштабов терроризма;

* размывание единого правового пространства РФ, несовершенство правовой базы, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров и т. д.;

* обострение межнациональных отношений (этноэгоизм, этноцентризм, шовинизм, неконтролируемая миграция), способствующее усилению национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создающее условия для возникновения конфликтов;

* угроза физическому здоровью народа, вызванная кризисом системы здравоохранения и социальной защиты населения, ростом потребления алкоголя и наркотиков;

* сокращение рождаемости и средней продолжительности жизни, деформация демографического и социального состава общества, подрыв трудовых ресурсов, ослабление семьи;

* снижение духовного, нравственного и творческого потенциала народа;

* угроза личной безопасности граждан и пр.;

* угрозы в международной сфере, связанные с продвижением НАТО на восток, притязаниями на российскую территорию, возникновением и эскалацией конфликтов вблизи границ РФ, международным терроризмом и пр.;

* угрозы в информационной сфере — попытки вытеснить Россию как с внешнего, так и с внутреннего информационного рынка, разработка рядом государств концепции информационных войн и т. д.;

* возрастание уровня и масштабов угроз в военной сфере, обусловленное переходом США и НАТО к практике силовых действий без санкции Совета Безопасности ООН;

* угрозы в пограничной сфере, связанные с экономической, демографической и культурно-религиозной экспансией, активизацией деятельности трансграничной организованной преступности, а также зарубежных террористических организаций;

* активизация на территории РФ деятельности иностранных спецслужб и используемых ими организаций;

* экологические, техногенные угрозы.

Если недооценивать и игнорировать эти угрозы, они могут привести к ЧС социальной направленности. Фактически любая из их разновидностей — экономический кризис, социальный взрыв, национальный или религиозный конфликт, террористический акт и пр. — может сегодня стать реальностью в нашей стране, а многие из них таковой уже являются если не на всей территории государства, то в том или ином его регионе.

Техногенные аварии и катастрофы провоцируются ослаблением государственного контроля за состоянием опасных производств и технических сооружений. Ветшают оставшиеся без надзора здания и сооружения, в том числе плотины и дамбы. Нарушается техника безопасности на производстве, в строительстве, в быту, что приводит к частым и разрушительным авариям. Изнашивается транспорт (самолеты, корабли, подвижной состав железных дорог и т. д.), отчего он становится все более опасным. Повсеместно нарушаются санитарные, эпидемиологические и экологические нормы, правила хранения опасных и взрывчатых веществ. В частные руки попадают опасные химические, радиоактивные и взрывчатые вещества и т. п. Перестают на должном уровне работать службы, прогнозирующие опасные природные явления (метеорологические, сейсмические и др.). Падает эффективность работы спасателей, пожарных, медицинских и иных служб, что оборачивается серьезными человеческими и материальными потерями в случае стихийных бедствий.

Для того чтобы предотвратить подобные явления, в развитых странах правительства перераспределяют доходы через прогрессивную налоговую систему. За счет налоговых платежей выплачиваются дотации наименее обеспеченным слоям населения. Там существуют программы социального страхования и государственной помощи бедным, что открывает перед ними определенные жизненные перспективы. В России такие перспективы для бедного населения отсутствуют. Нет и эффективного механизма предупреждения стихийных бедствий, предотвращения техногенных, экологических катастроф и ликвидации их последствий. Все это является результатом непродуманных, проводившихся без учета национальной специфики реформ, а также коррупции и криминализации общества, о чем вполне определенно говорится в Концепции национальной безопасности РФ.

К динамическим (нестабильным) факторам возможных ЧС социального происхождения со всей определенностью можно отнести следующие:

1. Общее снижение реального уровня жизни населения в сочетании с усилением социальной дифференциации и связанных с ней негативных явлений и процессов.

2. Критическое положение отдельных социальных и профессиональных групп, которые в годы советской власти находились в относительно привилегированном положении (работники сферы образования, инженерно-технические кадры, рабочие крупных производств, военнослужащие и др.). Потеряв прежний социальный статус, они становятся фактором социально-политической напряженности и при определенных негативных условиях объектом рекрутирования экстремистских сил.

3. Специфика безработицы, которая в основном охватывает людей с высшим образованием и молодежь.

4. Военная подготовка населения в сочетании с большой массой невостребованного потенциала военнослужащих.

5. Наличие сравнительно доступного оружия, а также материальных и финансовых средств для поддержки криминальных и экстремистских группировок.

Для локализации возможных проявлений ЧС социальной направленности в масштабах как страны, так и регионов огромное значение имеет профилактическая работа. Необходимо обеспечить занятость населения, противодействие криминальным и экстремистским элементам со стороны органов правопорядка и спецслужб, укреплять обороноспособность страны и боевую мощь Вооруженных сил РФ. Немалую роль призваны сыграть СМИ и учреждения образования, задача которых способствовать формированию гражданской позиции и идеологии безопасности [12, c. 98-100].

2. Социальная опасность в современном мире

2.1 Детская беспризорность: ее преодоление и предупреждение

С 90-х годов уличные дети стали заметным явлением во многих российских городах. Лишенные родительского надзора, бродящие по улицам в поисках пропитания и развлечений, они вызывают острую тревогу в обществе. В газетных публикациях и периодических изданиях появляются пугающие данные о количестве таких детей (называются цифры от одного до пяти миллионов, при общем числе детей в России около 37 миллионов). В действительности же не существует надежных данных о количестве уличных детей в России (тем более что нет единого мнения о том, каких детей считать уличными).

В первую очередь необходимо определиться с понятиями. Термин «уличные дети» не абсолютно синонимичен понятию «беспризорные дети». В соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999г. №120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [3]:

* безнадзорный — это несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и/или содержанию со стороны родителей или законных представителей либо должностных лиц;

* беспризорный — это безнадзорный, не имеющий места жительства и/или места пребывания;

* несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении, — лицо в возрасте до 18 лет, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия.

Сегодня в Российской Федерации ни одно ведомство не имеет точных данных о количестве беспризорных. Максимальная оценка дана Комитетом Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны — от 2 до 5 млн. беспризорников, минимальная — Министерством образования Российской Федерации — от 100 до 500 тыс. безнадзорных и беспризорных детей. Согласно оценкам Минтруда России, в стране около 1 млн. безнадзорных детей.

Человеческий потенциал представляет собой главное богатство любого государства. Поэтому детская беспризорность и безнадзорность рассматриваются как показатели состояния национальной безопасности России. Распространение указанных социальных явлений содержит в себе очевидную угрозу нормальному развитию государства, поскольку способствует росту преступности, наркомании, увеличению количества заболеваний, снижает производительность труда, подрывает нравственные устои общества. Беспризорность и безнадзорность детей является угрозой будущему России, так как перспективы развития государства непосредственно зависят от физического здоровья, нравственного воспитания и образования подрастающего поколения.

Основная причина возникновения и роста беспризорности и безнадзорности заключается в тяжелой социально-экономической ситуации в стране: распад семей, алкоголизм и наркомания, безработица, слабая социальная поддержка малообеспеченных семей со стороны государства. Однако можно предположить, что даже после преодоления экономического кризиса проблемы, связанные с беспризорностью, все-таки останутся.

Также детская беспризорность тесно связана с социальным сиротством, только за последние два года, в четыре раза выросло число родителей, лишенных родительских прав. Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот, и детей оставшихся без попечения родителей» [2], содержит нормы, обеспечивающие приоритетную защиту интересов детей и сирот, и детей оставшихся без попечения родителей, в области здравоохранения, образования, трудоустройства, права на жилье, но его положения, к сожалению не исполняются.

Также одной из основных причин этого явления стало разрушение государственной инфраструктуры социализации и общественного воспитания детей без формирования новой эффективной структуры социализации и досуга детей в условиях рыночных отношений. Существенно сократилось число, выросла платность и снизилась доступность для семей детских дошкольных учреждений, образовательных заведений, домов детского творчества, детских санаториев, домов культуры, спортивных учреждений, музеев, учреждений семейного отдыха и досуга и летнего отдыха детей, музыкальных и художественных школ. Негативную роль сыграла отмена обязательного среднего общего образования и коммерциализация профессионального образования.

Еще одной причиной безнадзорности является кризис семей: рост бедности, ухудшение условий жизнедеятельности и разрушение нравственных ценностей и воспитательного потенциала семей.

Сформировалась новая система коммерческой и криминальной эксплуатации детской безнадзорности. Растет детская наркомания и алкоголизация, дети вовлекаются в криминальные сообщества.

Неблагоприятное влияние на социализацию детей зачастую оказывают средства массовой информации, ведущие открытую и скрытую пропаганду сексуальной вседозволенности, порнографии, насилия, преступности, наркомании. Изменились репертуары детских театров и кино, политика книгоиздания для детей. В детской и молодежной среде часто культивируются худшие образцы заграничной морали и культуры.

В настоящее время государственными органами предпринимаются определенные меры для решения рассмотренных в работе проблем, например:

* сегодня в стране приняты и, что немаловажно, действуют более ста нормативных правовых актов по вопросам семьи и детства;

* создаются специальные программы по профилактике детской безнадзорности. Так, например, с целью изменения ситуации была разработана и принята Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот, и детей оставшихся без попечения родителей», направленная на формирование основ комплексного решения проблем профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, их социальной реабилитации.

В 1999 году вступил в силу Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Однако в связи с неурегулированностью в этом законе некоторых вопросов возникают серьезные трудности в его правоприменении. Важно уравнять в правах несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации, и тех, кто нуждается в экстренной социальной помощи государства [10, c. 6-7].

Существующая в России система организации решения проблемы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, их социальной реабилитации, отсутствие специального органа, ответственного за разработку и реализацию их комплексного решения, давно вызывает тревогу. Необходимо констатировать низкую эффективность многообразных усилий различных ведомств, государственных учреждений по решению этой проблемы. Требуется целенаправленная работа по совершенствованию деятельности общественных организаций, занимающихся детской беспризорностью.

В последние месяцы проблема детской беспризорности находится в центре внимания Президента Российской Федерации, законодательных, исполнительных органов государственной власти, известных политических и общественных деятелей страны и средств массовой информации.

Необходимы общие усилия всех ветвей власти и координация этих усилий для выработки стратегии на государственном уровне. Должны также быть структуры, отвечающие за стратегическое планирование мероприятий, аналитическую работу, исполнение, а главное контроль за конечным результатом.

Проблема безнадзорности — это долговременная проблема, для решения которой потребуется кропотливая совместная работа властных, правоохранительных, общественных, учебно-воспитательных и других структур.

Основным направлением решения проблемы уличных детей является система профилактических и предупреждающих мероприятий. При таком подходе главный центр воздействия должен быть перемещен на работу с семьей. Причем эта работа также должна оставаться комплексной и включать в себя меры помощи социального (в том числе и материального), психологического, педагогического и юридического характера. Люди же, берущие на себя миссию работы с уличными детьми и детьми «группы риска», должны в полной мере отвечать совокупности качеств зрелой личности. И качества эти — любовь, ответственность и забота. А также — профессионализм [4, c. 17-18].

2.2 Наркомания как социальная опасность

Последний и наиболее серьезный всплеск наркомании и незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации относится к началу 90-х гг. XX в. и продолжается до настоящего времени. Особенностью современного этапа является то, что наркобизнес благодаря своему международному характеру и рыночной основе быстрее, чем легальный бизнес реагирует на происходящие в мире изменения, используя глобализацию для расширения наркосети и экспансии по всем направлениям [13, c. 23].

В структуре наркотической преступности лидирующее место занимают незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка и пересылка наркотических средств.

Наркобизнес — это реальная угроза российскому государству, его национальной безопасности. Но это еще более реальная угроза личности и обществу. Остановимся на этом более подробно.

Проблема распространенности наркоманий и токсикомании, включая употребление наркотических и ненаркотических веществ с вредными последствиями, среди населения страны является одной из актуальнейших. В 2000 г. в целом по Российской Федерации обратилось за наркологической помощью 483119 человек, страдающих наркоманиями, токсикоманиями и употребляющих с вредными последствиями наркотические и ненаркотические вещества. Из них 417 122 мужчины (86,3%) и 65 997 женщин (13,7%). В динамике с 1991 по 2000 г. число больных наркоманиями, токсикоманиями и употребляющих с вредными последствиями НВ и ННВ возросло в 5,8 раза, при этом число больных мужчин увеличилось в 5,7 раза, женщин — в 7 раз [7, c. 4-5].

Что касается общей социально-демографической характеристики лиц, употребляющих наркотики, по роду их деятельности, то можно отметить следующее. В 1992 г. список «случайных потребителей» наркотиков возглавляли представители нового общественного слоя — предприниматели различного уровня, располагающие более чем достаточными средствами для дорогостоящих одурманивающих «утех». Почти в два раза меньшим был процент рабочих и безработных, потребляющих наркотики. За ними следовали школьники и студенты [15, c. 8-9].

По отношению к взрослому населению эти показатели на сегодняшний день почти не изменились, а вот по отношению к несовершеннолетним и студенческой молодежи все изменилось коренным образом еще в 1999 г. — более 80% учащихся и студентов хоть однажды уже пробовали наркотические средства. Что же касается такой группы наркориска, как студенты вузов, то среди них наркоманией охвачено в той или иной мере 30-45%.

На фоне наметившейся в 2002 г. положительной тенденции некоторой стабилизации наркоситуации в стране и даже снижения темпов роста лиц, регулярно употребляющих наркотики, удручающе выглядит тенденция снижения возраста вновь пристращающихся к наркотикам.

Поданным медико-социальных исследований, средний возраст начала употребления алкоголя среди мальчиков снизился до 12,5 лет, а у девочек — до 12,9 лет, возраст же приобщения к наркотическим и токсическим веществам снизился соответственно до 14,2 лет среди мальчиков и 14,6 лет среди девочек. Анализ наркологической заболеваемости подростков и населения показывает, что начиная с 2002 г. уровень заболеваемости наркоманией среди подростков был в 2 раза выше, чем среди населения в целом, а заболеваемости токсикоманией — в 8 раз. Подростки злоупотребляют наркотическими средствами в 11,4 раза чаще, чем взрослые. Особенно эта ситуация характерна для мегаполисов и крупных городов [5, c. 174-179].

В заключение можно констатировать, что сегодня в России важнейшей особенностью наркоситуации на фоне негативной динамики распространения молодежного наркотизма является придание наркотикам в молодежной среде статуса особой субкультуры. Наркотики стали непременным атрибутом вечеринок, дискотек, концертов модных музыкальных групп. Они становятся все более доступными, подростки вовлекаются в наркотическую и криминальную сеть в качестве потребителей наркотиков, наркоторговцев, наркокурьеров и т.д.

2.3 Оценка риска и прогнозирования опасностей социального характера

Социальные опасности, как и любые другие, формируются в результате накопления факторов риска. В связи с этим целесообразно выяснить, что такое риск, каковы механизмы его возникновения и как он влияет на процесс возникновения и развития опасностей.

В современной научной литературе риск рассматривается как опасность того, что случайное событие может негативно повлиять на возможность достижения желаемой цели[11, c. 44].

Различают индивидуальный и социальный риски.

Индивидуальный риск характеризует опасность определенного вида для отдельного человека.

Социальный риск (риск для социальной группы) — это зависимость между частотой событий и числом пораженных при этом людей.

Условия, при которых реализуются потенциальные опасности, называются причинами. Триада «опасность — причины — нежелательные следствия» — это логический процесс развития, превращающий потенциальную опасность в реальный ущерб (последствия). Как правило, этот процесс включает несколько причин, поскольку одна и та же опасность может реализоваться в нежелательное событие по различным причинам. В основе прогнозирования локализации нежелательных социальных событий лежит также поиск причин [12, c. 19].

Говоря о процедуре определения риска, следует отметить, что она весьма приблизительна. В настоящее время выделяются четыре методологических подхода к определению риска:

* инженерный, опирающийся на статистику, расчет частот, вероятностный анализ безопасности, построение «деревьев опасности»;

* модельный, основанный на построении моделей воздействия вредных факторов на отдельного человека, социальные, профессиональные группы и т.п.;

* экспертный, когда вероятность событий определяется на основе опроса опытных специалистов, т.е. экспертов;

* социологический, основанный на опросе населения [12, c. 17].

Для измерения рисков в социальной сфере применяется и система показателей (индикаторов), с помощью которых можно определить не только количественные, но и качественные пороговые значения риска. Показателями обычно называют события, процессы, проявления, сведения, эффекты, позволяющие заблаговременно обнаружить опасности, их характер, источники, направленность, масштабы и возможные сроки наступления. Они, по существу, являются признаками, симптомами, сигналами опасности, их качественными характеристиками.

К числу объективных показателей можно отнести результаты измерения степени загрязнения окружающей среды, статистическую оценку состояния и тенденций количественных и качественных изменений параметров преступности, девиантного поведения (алкоголизм, наркомания, суицид и т.п.), которые собираются научно-исследовательскими центрами и иными государственными и общественными учреждениями и организациями.

К субъективным показателям относятся обобщенные сведения о мнениях индивидов, социальных групп и общества в целом по поводу какой-либо деятельности и ее результатов. Субъективные показатели — это отражение реальных опасностей и угроз в сознании людей и различных общностей. Особое место здесь занимают показатели социологических исследований.

Особенностями диагностики опасностей и угроз являются следующие [16, c. 103]:

* зачастую наблюдаемые предвестники опасностей не вызывают тревоги;

* сущность опасностей и угроз, воспринимаемых органами чувств, у разных людей в большинстве случаев устанавливается посредством оценок, обусловленных разными уровнями интеллектуальных операций;

* каждый вид или тип опасностей имеет свои специфические, зачастую индивидуальные признаки;

* совокупность признаков той или иной опасности является по мере развития ее от одной стадии к другой — от зарождения до перерастания в непосредственную угрозу.

Отслеживание, анализ и сравнение опасностей и угроз позволяют наблюдать динамику их развития, представлять их в виде графиков, таблиц, схем и т.д. Такое наглядное отображение называют индикатором. Индикаторами также могут быть приборы, наглядно и звуками фиксирующие появление признаков надвигающейся опасности.

Технические индикаторы опасности получили наибольшее развитие в области военного дела, в поддержании правопорядка и борьбе с преступностью, медицине и других областях обеспечения безопасности. Это связано не только с тем, что в этих областях опасности поддаются более легкому техническому выявлению, но и с тем, что в них ставится под угрозу существование массы людей, поэтому они тщательнее изучаются и диагностируются.

Специальные таблицы и графики могут быть индикаторами опасного обострения социально-экономических и политических отношении — сравнение уровней доходов и жизни различных слоев населения, напряженности по поводу несправедливого распределения общественного богатства, что является мощнейшим импульсом к внутреннему противостоянию, опасным для общества формам борьбы.

Одна из трудностей в отборе показателей, с помощью которых возможно измерение уровней рисков, связана с неочевидностью случайного и закономерного, субъективного и объективного функционирования природы и общества. Несовершенство теории и методики анализа динамичных процессов развития общества обязывает исследователей принимать во внимание всю совокупность фактов и явлений, охватывать максимально возможное число переменных. Для оценки состояния и регулирования проблем безопасности необходимо обеспечить возможность наблюдения, анализа причинно-следственных связей. Для этого требуется определить критерии, благодаря которым можно оценивать качество объекта и эффективность процессов, а также их безопасность с точки зрения приемлемого риска [9, c. 23].

В настоящее время в социальной сфере таким критерием является индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), по которому ООН определяет страны, где созданы наилучшие условия жизни. ИРЧП складывается из трех параметров: продолжительность жизни (по которому судят об уровне здравоохранения), уровень образования (процент людей имеющих начальное, среднее и высшее образования) и ВВП на душу населения (по которому оценивается уровень жизни) [6, c.101-102]. Эти критерии позволяют не только определить ИРЧП, но и характеризуют уровень безопасности, а значит, и приемлемый уровень риска для человека и общества. Наличие указанных критериев является наглядным свидетельством того, что безопасность и уровень приемлемого риска можно измерить, а значит, и управлять ими.




Предыдущий:

Следующий: