философия. модуль. часть вторая

14. Проблема соотношения тела и души.В 1637 Декарт издает свой труд «рассуждение о методе». Для души он избирает метод интроспекции или самонаблюдения, а для тела эксперимент. Это говорит о принципе Декарта, что тело и душа – разные субстанции.

Его философию называют дуалистической, то есть подразумевает равенство материального и идеального, но при этом, они могут существовать отдельно друг от друга. Декарт, сравнивая телесную и духовную субстанцию говорит о их противопоставлении друг другу. Это хорошо видно из его книги под названием «Сочинения в двух томах», где он пишет о «полнейшей разнице, существующей между духом или душой человека и его телом». Эта разница заключается в том, что тело делимо, а душа нет. Деятельность души невозможно объяснить механическими принципами, считал Декарт. Именно душа – инструмент познания. Интересно, что Декарт под мышлением понимал не только мыслительные операции человека, но так же и чувства, ощущения, то есть все, что мы осознаем, поэтому, психику, философ сравнивает с сознанием, которое противопоставляется телу. Сознание включает в себя идеи. Декарт выделяет три вида идей:- Порожденные самим человеком;- Приобретенные; — Врожденные;Идеи, порожденные самим человеком возникают в результате его собственного опыта, это то, что человек приобретает в процессе жизни. Но эти идеи, по Декарту, дают знания о каких – то отдельных явлениях.Приобретенные идеи, это те, которые человек получает из книг, опыта других людей. Это более совершенные идеи, поскольку основываются на опыте разных людей, разных знаний, а не на опыте одного человека.Врожденные идеи Декарт считал наиболее точными. Они содержатся в разуме, это идеи, которые содержат в себе истину. Философ относил сюда такие виды идей как идеи Бога, Идеи «Я» и идеи числа. Причем это знания, которые доступны человеку сразу после рождения и для них не нужны остальные вышеперечисленные виды идей. Этот подход к познанию принято называть рационализмом. Таким образом, наибольший вклад в развитие рационализма, превращение его в философское направление, вложил Рене Декарт. После него рационалистическая теория познания развивалась в рамках других философов (Лейбниц, Спиноза)Декарт делает вывод о независимом существования души и тела. Раз эти две субстанции абсолютно противоположны друг другу, значит, они и не нуждаются друг в друге. Более того, Декарт выделяет разные свойства души и тела. Для души, основным свойством являлось мышление, а для тела – протяжение. Тело человека, вся природа, небесные тела, растения и животные – это материальные вещи. Душа – это субстанция, которая состоит в одном мышлении. Для Декарта высшая форма мышления – рефлексия.По моему мнению, в философии Декарта существуют противоречия самому себе. С одной стороны, он говорит о несовместимости двух субстанции – души и тела, и это ясно выражено из его слов: «душа всецело и поистине разделена с моим телом и может быть и существовать без него», но, с другой стороны, Декарт говорит что, душа в действительности связана с телом. Об этой связи говорит самонаблюдение, опыт. Физиологические потребности, восприятия цвета, вкуса, запаха, тепла – это продукт совокупности души и тела, которые Декарт назвал страстями.Важно отметить, что душа по Декарту связана лишь с человеческим телом, ведь животные души не имеют. То, как животные демонстрируют своё поведение, Декарт называл автоматизмом природы и не признавал мнения, что животные могут думать.

У человека же, считал Декарт, душа связана со всем телом, главным образом в железе, которая находится в середине мозга, называя ее «седалище души». Это шишковидная железа, находящаяся в промежуточном мозге. Душа может улавливать движения живых духов, которые в свою очередь могут её приводить в различное движение. Между тем, душа сама может вызвать движения, под действием впечатлений. Декарт считал, что существует зависимость нашего тела от движений железы, в которой находится душа. Декарт говорил, что более его удивляет существование ее у животных.Душа действует на «духи», окружающие её, которые в свою очередь, направляются в мускулы. Благодаря этому, железа, в которой находится душа, обеспечивает движения нашему телу. Душа способна мыслить, утверждал Декарт, и поэтому именно человеческая душа способна дать поступающую информацию о внешнем мире.15. Разум, вера и эмоции. «Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины. Сам Бог заложил в сердце человека желание познать истину и в конечном итоге познать Его, чтобы тот, познавая и любя Его, мог достичь полноты истины в себе самом». Такими словами начинается энциклика папы Иоанна Павла II “Вера и разум”, посвященная проблеме отношений между верой в Бога, религией и богословием, с одной стороны, и разумом, наукой и философией — с другой.Проблема веры и разума, религии и философии (наука), это проблема актуальна и в настоящее время как соотношение науки и религии. Вера — убежденность, доверие; понятие «вера» шире понятие «вера в бога». Разум — это способность человека к логически аргументированным рассуждениям. Религиозное знание в своей основе связано с признанием на веру неких утверждений, догм; философское знание возникает в результате логических рассуждений. Тем не менее, религия тоже использует логику в своих теоретических построениях, а философия (наука) принимает некие изначальные положения (аксиомы) на веру. Вера и разум органически взаимосвязаны между собой. Проблема веры и разума философами решалась не однозначно.Вопрос веры и разума в Средние векаДиалог веры и разума (сознания) в Средние века прошел несколько стадий развития связанных с различными философскими школами.На начало средневекового периода пришелся заключительный период «царствования» Патристики.  Патристика - совокупность теолого-философских взглядов «отцов церкви», которые взялись за обоснование христианства, опираясь на античную философию и прежде всего на идеи Платона.

В патристике выделяется три этапа:1) апологетика (II-III в.в.), сыгравшая важную роль в оформлении и защите христианского мировоззрения, ее представители назывались апологетами. Это название они получили потому, что их сочинения нередко носили наименование и характер апологий, то есть сочинение, направленных на защиту и оправдание христианского вероучения и деятельности христиан.Объектом осмысления христианских апологетов являлись многочисленные мифологические образы и представления эмпирического религиозного сооознания, частично заимствованные из ближневосточных, греческой и римской религий, частично заново сформировавшиеся в христианском сознании под влиянием новых социальных и духовных факторов.2) классическая патристика (IV-V в.в.), систематизировавшая христианское учение;3) заключительный период (VI-VIII в.в.), стабилизировавший догматику.Для патристов есть только одно абсолютное начало — Бог; всё остальное — его творение. Бог вечен, неизменен, самотождествен.Одним из самых известных и влиятельных представителей Патристики Аврелий Августин (Блаженный) (354-430 гг.) из Тагаста, написавший сочинения: “Исповедь”, “О Троице”, “О граде божьемУчение Августина стало определяющим духовным фактором средневекового мышления, оказало влияние на всю христианскую Западную Европу. Никто из авторов периода патристики не достиг той глубины мысли, которая характеризовала Августина. Он и его последователи в религиозной философии считали познание Бога и божественной любви единственной целью, единственной полной смысла ценностью человеческого духа. Весьма мало места он отводил искусству, культуре и естественным наукам.Христианской основе своей философии Августин придавал большое значение.Он осуществил то, что только обозначено у его предшественников: сделал Бога центром философского мышления, его мировоззрение было теоцентрическим.Схоластика - представляет собой тип философствования, при котором средствами человеческого разума пытаются обосновать принятые на веру идеи и формулы.Схоластика в средние века прошла три этапа своего развития:1) ранняя форма (XI-XII вв.);

2) зрелая форма (XII-XIII вв.);

3) поздняя схоластика (XIII-XIV вв.).Главная отличительная особенность схоластики состоит в том, что она сознательно рассматривает себя как науку, поставленную на службу теологии.Схоласты Средневековья, исследуя проблему соотношения веры и знания, активно используют работы древнегреческих философов. Золотой век схоластики пришелся на середину 13 столетия и связан с именем гения схоластики — Фомы Аквинского (1221-1274), автора таких работ как “Сумма теологии”, и “Сумма философии» Аквинский находил гармонию и единство между верой и знаниемВ связи с тем, что теология является высшей мудростью, конечный объект которой — исключительно Бог как «первопричина» вселенной, мудростью, независимой от всех остальных знаний, Фома не отделяет науку от теологии. В сущности, концепция науки Аквинского представляла собой идеологическую реакцию на рационалистические тенденции, направленные на то, чтобы освободить науку от влияния теологии. Можно, правда, сказать, что он обособляет теологию от науки в гносеологическом смысле, то есть, считает, что теология черпает свои истины не из философии, не из частных дисциплин, а исключительно из откровения. На этом Фома не мог остановиться, ибо не это требовалось теологии. Такая точка зрения лишь подтверждала превосходство теологии, и ее независимость от других наук, но она не решала самой существенной для того времени задачи, стоявшей перед римской курией, а именно необходимости подчинить теологии развивающееся научное течение, особенно течение имеющее естественнонаучную ориентацию. Речь шла, прежде всего, о том, чтобы доказать неавтономность науки, превратить ее в «служанку» теологии, подчеркнуть, что любая деятельность человека, как теоретическая, так и практическая, исходит, в конечном счете, из теологии и сводится к ней.В период упадка средневековой схоластики возникает так называемая теория «двух истин», согласно которой вера и разум оказываются двумя независимыми областями, различия между которыми столь радикальны, что никогда не могут быть преодолены. Для сторонников этой теории, Сигера Брабантского (ок. 1240 — 1281), Уильяма Оккама (ок. 1300 — ок. 1350), разграничение веры и разума является фактически требованием эмансипации философии, освобождения ее из-под контроля религии.Оценка разума в христианствеВходя в исследование соотношения веры и разума по их существу, следует указать, прежде всего, на то, что христианство настолько высоко ценит разум, что может быть названо «религией разума»: Сын Божий, Господь Иисус Христос именуется в Евангелии (Иоанн гл. I, ст. 1) «Логосом», а «Логос» означает и «слово» и «разум». Так, в тропаре на праздник Рождества Христа Церковь поет: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума». Ничего неразумного нет и не может быть в христианстве, хотя его истины и превосходят разум: они сверхразумны, но не неразумны. Но христианство со всей силой ставит зато другой вопрос — о границах разума. Этот вопрос получил особую остроту с того времени, как в философии (начиная с XVII в.) развился рационализм с его претензией на «автономию разума», с его самоуверенным утверждением, что разум является верховной инстанцией не только в области познания, но и в области веры. Уже упоминалось о том, что новейшая культура развилась в линиях секуляризма, т. е. в отрыве от Церкви. Это и было как раз связано с упомянутыми претензиями разума, — именно потому и важно уяснить себе границы разума.Участие веры в познанииНо в отношении познания природы и человека принадлежит ли какое-либо место вере? И если вера может сообщать нам те или иные откровения о мире и о человеке, то может ли разум подходить к таким учениям со своими средствами? Конечно, да! Утверждения веры, опирающиеся на Откровение, могут быть сверхразумны, т. е. превосходить силы нашего разума, но не могут быть неразумны, т. е. заключать в себе противоречия. Христианская вера допускает и даже требует применения разума к уяснению своих утверждений, но условием истины является наше следование Христу, следование Церкви. Индивидуальный разум часто оказывается немощным; мы должны прислушиваться к церковному разуму, как он явлен во вселенских соборах, в Священном Предании. Вообще не вера создает конфликты с разумом, а разум, оторвавшийся от Церкви, может вступать в конфликт с данными веры.В изучении природы данные опыта и построения разума могут, например, оказаться в противоречии с тем, что дает нам христианская вера. Такие расхождения не должны нас смущать, их не нужно замалчивать, но надо помнить, что гипотезы, создаваемые наукой, находятся постоянно в неизбежной смене — одни падают, другие поднимаются. Изучение природы не может не быть свободным, но именно потому оно не стоит на одном месте. Эти изменения и колебания в научных построениях могут смущать наше религиозное сознание, но мы должны честно и прямо констатировать расхождения (в наше время) тех или иных утверждений науки и учений нашей веры. Но истина одна; наша вера во Христа и есть вера в Истину (как сам Господь сказал: «Я есмь истина, путь и жизнь»).Нужно, однако, отличать учения веры от тех учений, которые имеют свой источник не в вере. Христианство не знает никакого «обязательного» для верующих мировоззрения, — мы свободны в том синтезе науки и философии, который называется «мировоззрением». Правда, в Средние Века и даже в новое время западное христианство устанавливало некоторое обязательное для верующих мировоззрение, — но именно это навязывание верующим определенного мировоззрения и привело к тому трагическому отходу многих верующих на Западе от Церкви, который имел неисчислимые печальные последствия и для Церкви, и для культуры. Печальный опыт Средних Веков на Западе учит нас, что участие веры в познании должно ограничиваться лишь основными и принципиальными вопросами. Чтобы сделать это более ясным, коснемся вопроса, который имеет кардинальное значение и для веры, и для знания — вопроса о допустимости признания чудес.ЗаключениеХристианская вера вовсе не устраняет изучения природы, но она признает возможность действия Бога в мире — как в пределах закона причинности (через «встречу» двух причинных рядов, независимых один от другого), так и преступая закон причинности. Наука может и должна искать «естественных» причин того, что кажется загадочным или необъяснимым, но она не может отвергать возможности действия Бога в мире. Нет поэтому никаких оснований противопоставлять знание вере: христианство признает права разума, но признает и ограниченность разума. Христианство отвергает лишь «автономию» разума; ограниченность разума не позволяет считать разум стоящим выше веры. Вера делает работу разума более зрячей, дополняет разум в том, чего он своими силами уяснить не может. Но вера наша говорит и о сверхразумных истинах, — тут мы должны со смирением признать границы разума. Путь христианина в сочетании веры и знания, а не в противопоставлении их, и это относится не только к миру невидимому, но и к миру видимому, который открывается нам в опыте. Перейдем поэтому к более конкретным пунктам, в которых ясно выступает близость веры и знания. На первом месте здесь стоит общий вопрос о соотношении Бога и мира: это соотношение в христианстве характеризуется понятием творения.16. Проблема духа и духовного в человекеПроблемы духовности личностиПод духовной жизнью общества обычно понимают ту область бытия, в которой объективная, надындивидуальная реальность дана не в форме противостоящей нам предметной деятельности, а в форме неотъемлемой части внутренней сущности самого человека. Как видим, уже в попытке определения духовной жизни сразу появляется противоречие: вроде бы дух, идеальное начало не существуют сами по себе, вне человека, но в то же время они — надиндивидуальны, всеобщи, объективны, т. е. от человека вроде бы и независимы. Этот непонятный статус таких идеальных начал, как Истина, Добро, Красота и др., и составляет суть «проблемы духа», всегда находившейся под пристальным вниманием философов.Традиция философского анализа духовной жизни уходит в глубокую древность. Одну из самых фундаментальных попыток отчетливо поставить и разрешить проблему духа предпринял, как вам известно, древнегреческий философ ПЛАТОН.

В средневековье «линия Платона» получила неожиданное продолжение и своеобразное развитие в христианстве. Христианская религия весьма существенно изменила шкалу основных жизненных ценностей. Легкое пренебрежение Платона материальной стороной жизни сменилось ее однозначным принижением и соответственно возвеличиванием духа, ибо сам Бог объявлялся в конечном счете духовным началом. Истоки проблемы ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА коренятся в ДВОЙСТВЕННОСТИ материально-духовной природы самого человека.Духовная сторона бытия человека возникает на основе его практической деятельности как особая форма отражения объективного мира, как дополнительное средство ориентации в этом мире, а также взаимодействия с ним. Генетическая (по происхождению) связь духа с практической деятельностью человека никогда не прерывается: так было во времена становления человечества, так происходит и сейчас, в период формирования (социализации) каждого отдельного человека. Ведь абстрактное мышление не является нашей природной способностью. Оно не наследуется биологически, а формируется в процессе приобщения индивида к специфически социальному образу жизни и деятельности.Поскольку духовная жизнь человечества происходит и отталкивается все-таки от сферы материальной, постольку и структура ее во многом аналогична: духовная потребность, духовный интерес, духовная деятельность, созданные ею духовные блага (ценности) и т. д. кроме того, наличие духовной деятельности и ее продуктов необходимо порождает особый род общественных отношений (эстетических, религиозных, нравственных и т. д.).Что же касается самих духовных ценностей, вокруг которых складываются отношения людей в духовной сфере, то этим термином обычно обозначают социально-культурное значение различных духовных образований (идей, норм, образов, догм и т. д.). Причем, в ценностных представлениях людей непременно присутствует некий предписательно-оценочный элемент.В духовных ценностях (научных, эстетических, религиозных) выражаются общественная природа самого человека, а также условия его бытия. Это своеобразная форма отражения общественным сознанием объективных тенденций развития общества. В понятиях прекрасного и безобразного, добра и зла, справедливости, истины и пр. человечество выражает свое отношение к наличной реальности и противопоставляет ей некое идеальное состояние общества, которое должно быть установлено. Любой идеал всегда как бы «приподнят» над действительностью, содержит в себе цель, желание, надежду, в общем нечто должное, а не сущее.Под ДУХОВНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ обычно понимают выработку сознания в особой общественной форме, осуществляемую профессионалами умственного труда. Результатом этого производства являются по меньшей мере три «продукта»:– идеи, теории, образы, духовные ценности;– духовные общественные связи индивидов;– сам человек, поскольку он, кроме прочего, является существом духовным.Структурно духовное производство распадается на три основных вида освоения действительности: НАУЧНОЕ, ЭСТЕТИЧЕСКОЕ, РЕЛИГИОЗНОЕ. Такая классификация его видов не совпадает с принятой в нашей Философской традиции схемой из шести форм общественного сознания (политика, право, мораль, искусство, наука, религия).17. Проблема оснований науки. Основания науки выполняют генетическую функцию, за ними закреплена функция систематизации и интеграции.Все научные знания включают в себя:1. Идеалы и нормы научного исследования – схема освоения объектов.Они выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопросы: для чего нужны те или иные познавательные действия, какой тип знания должен получиться в результате их осуществления и каким способом получить этот продукт.Выделяют виды идеалов и норм:1. идеалы и нормы объяснения и описания;2. идеалы и нормы доказательности и обоснования знания;3. идеалы и нормы построения организации знания.Идеалы и нормы науки выполняют роль регулятивных принципов. Они задают цели, определяют ход исследовательской деятельности и имеют конкретно-исторический характер. Нормы и идеалы свидетельствует об упорядоченном характере процесса научного поиска. Позитивисты считают идеалом науки чистое описание фактов чувственного восприятия.Среди идеалов и норм выделяют:- познавательные установки, которые регулируют процесс воспроизведения объекта (факт, теория, гипотеза, проблема),- социальные нормативы, которые фиксируют роль науки и её ценности для общественной жизни.В содержании любого из видов идеалов и норм науки можно выделить следующие уровни.I — признаки, которые отличают науку от других форм познания — обыденного, художественного, религиозного, интуитивного.II уровень — определяется исторически изменяющимися установками, которые характеризуют стиль мышления, господствующий в исторической эпохе.III уровень — характеризуется тем, что установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области конкретной науки. Например, в некоторых науках (математика, астрофизика и др.) отсутствует идеал экспериментальной проверки теории, но для опытных наук он оказывается обязательным.2. Научная картина мира – обобщенные образы, посредством которых фиксируются образцы фундаментальной реальности, и получается представление о пространственно-временной характеристике реальности.Ее задача – обоснование теории, связь ее с окружающим миром, соединение абстракции (теория) с наглядными формами.Картина реальности обеспечивает систематизацию знаний в рамках соответствующей науки.Структура научной картины мира включает:- центральное теоретическое ядро, обладающее устойчивостью,- частные теоретические модели, которые постоянно достраиваются.Научная картина мира обладает определенным иммунитетом, направленным на сохранение данного концептуального основания.Научная картина мира – это обоснованное конкретно-историческое представление о мире, обусловливающее стиль и способ научного мышления, имеет свои исторические формы и эволюционирует. Эволюция современной научной картины мира предполагает движение от классической к неклассической и постнеклассической ее стадии.

3. Философские принципы и идеи. Философия – внешний взгляд на здание науки, на ее фундамент. Именно философия предлагает новые идеи построения фундамента при его разрушении – научной революции.Философские основания естествознания подразделяются наонтологические, гносеологические, методологические.Онтологические – учение о бытие, изучающее мир, как он существует сам по себе, отвечающее на вопросы: Каково устройство мира? От какого первоначала произошёл мир? Под действием каких сил происходит развитие? и т.д.Гносеологические – теория познания, отвечает: Познаваема ли истина? Какие методы, формы и виды познания?Методологические основания включают комплекс нормативных представлений, направленных на изучение методов научного познания и способов организации деятельности.Цель методологии – обеспечение научного познания путем использования совокупности правил, норм и приемов исследования.Методология регулирует познавательный процесс с учетом современного уровня знаний, сложившейся картины мира.Выделяют две составляющие методологии: инструментальную, где формируются требования, которые обеспечивают ход мысли и действия; конструктивную, направленную на приращение знания.Итог: Основания науки подтверждают представления о непрерывном развитии научного прогресса. Это отражено кумулятивной моделью развития науки.История науки свидетельствует, что научное развитие предполагает ломку и смену оснований науки, это отражено антикумулятивной моделью развития науки. Ее следствием является тезис о несоизмеримости теорий, согласно которому сменяющие друг друга теории не связываются логически, а используют разнообразные принципы и способы обоснований. История науки представляет собой не линейное развитие, а нагромождение «исторических прецедентов».Без философских оснований науки нарушается целостность знания и целостность культуры.К основаниям науки, по мнению Пуанкаре, необходимо отнести идеи конвенциализма (соглашения), которые, как он доказывал, были распространены в математике и физических науках.Венский кружок: основание науки – унификация языка. Другой принцип в основании науки: подлинно-научное знание должно быть сведено к показанию органов чувств и подтверждено экспериментально (верифицировано). Должны быть выброшены все неподтвержденные опытом научные утвержденияПолани: Основание науки – мотивы личного опыта, веры в науку. Его тезис: науку делают люди, обладающие мастерством. Знакомство с объектом исследования, превращаясь в навыки и умения, становятся личностным знанием ученого.Эпистемология Тулмина: Основание науки – идеалы естественного отбора. Выживаемость теорий – процессы сохранения и мутаций, что по аналогии играет роль естественного и искусственного отбора. Эволюция научных идей – результат взаимодействия интеллектуальных, социальных, экономических и др. факторов. Решающая роль – интеллектуальные факторы, следовательно — научная элита, от которой зависит выдвижение новых продуктивных понятий. Подчеркивается роль лидеров и авторитетов в науке.Парадигма Куна: Основание науки – парадигма, т.е. модель решения научных проблем. Важнейший элемент основания науки – деятельность научного сообщества по конкретной специальности. Отрицается преемственность в науке. Период господства парадигмы сменяется ее распадом, т.е. «научной революцией».Лакатос: Основание науки – научно-исследовательская программа, включающая совокупность теорий. Развитие науки – смена таких программ. 2 стадии развития научно-исследовательских программ: прогрессивная и регрессивная. При появлении превосходящей программы можно отказаться от предшествующей – «научная революция».18. Проблема структуры научного знания.Структура научного знания

В каждой отрасли науки — физике, биологии, химии и др. существует многообразие типов или форм научного знания — эмпирические факты, гипотезы, модели, законы, теории и др. Все они отличаются друг от друга по степени обобщенности, к примеру, эмпирические факты представляют собой некую эмпирическую реальность, представленную различными информационными средствами — текстами, формулами, фотографиями, видеопленками, да и просто наблюдаемыми в повседневной жизни явлениями, в то время как закон есть формулировка всеобщих утверждений о свойствах и отношениях исследуемой предметной области (на основе фактов).Рассмотрим подробнее каждый из них. Важнейшая задача научного исследования — найти, выявить законы определенной, предметной деятельности, выразить их в соответствующих понятиях, теориях, идеях, принципах. В самом общем виде закон можно определить как связь между явлениями, процессами, которую отличают объективность, конкретность, всеобщность, необходимость, повторяемость и устойчивость. Устойчивость, инвариантность законов, однако, всегда соотносима с конкретными условиями, в случае изменения которых данная инвариантность устраняется и порождается новая, что приводит к изменению закона, его углублению, расширению либо сужению сферы действия. Законы открываются первоначально в форме предположений, гипотез.Гипотеза представляет такую форму знания, в которой содержится предположение, сформулированное на основе ряда фактов, истинное значение которых неопределенно и нуждается в доказательстве. В современной методологии науки понятие «гипотеза» используется в двух значениях: — как проблематичная и не обладающая достоверностью форма знания; — как метод научного познания. Существуют разнообразные виды гипотез: общие, частные и рабочие. Общие гипотезы представляют собой фундамент построения основ научного знания, в них высказывается предположение о закономерностях различного рода связей между явлениями.Частные гипотезы также содержат предположения, но о свойствах единичных фактов, событий, конкретных явлений. Рабочая гипотеза — это своего рода исходный момент — предположение, выдвигаемое на первом этапе исследования, являющееся своего рода ориентиром исследовательского поиска. Одной из наиболее сложных и развитых форм научного знания является теория, представляющая целостное отображение закономерных и существенных связей определенной области действительности. В науке сложились определенные критерии, которым должна соответствовать теория. Назовем лишь некоторые из них:Теория не должна противоречить данным фактов и опыта и быть проверяемой на имеющемся опытном материале. Она не должна противоречить и принципам формальной логики, отличаться при этом логической простотой, «естественностью».Существуют разнообразные типы теорий: математические, характеризующиеся высокой степенью абстрактности с опорой на дедукцию. Доминирующим моментом математической теории является применение аксиоматического, гипотетико-дедуктивного метода и метода формализации. Выделяют теории опытных (эмпирических) наук — физики, химии, биологии и т.д. В современной науке принято также делить теории на феноменологические и нефеноменологические. Феноменологические теории описывают процессы, свойства и качества предметов, не вникая в сущность, не выявляя внутренние механизмы (к примеру, психологические, социологические, педагогические теории). Их задача — упорядочить и обобщить факты, используя специфическую терминологию. Как правило, феноменологические теории возникают на начальной стадии развития какой-либо науки. С развитием научного поиска на смену феноменологической теории приходит нефеноменологическая, или объясняющая. Объясняющие теории раскрывают глубинный, внутренний механизм изучаемых явлений и процессов, их взаимодействие, существенные устойчивые связи и отношения, то есть законы, причем теоретические, а не эмпирические, поскольку формируются они на основе идеализированных объектов. Можно привести и такую классификацию теорий, как достоверные и вероятностные по степени их предсказуемости. К достоверным можно отнести теории классической механики, физики, химии; к вероятностным — теории социально-гуманитарных наук. Следует указать и на такую важную форму научного знания, как проблема.Проблема - это, скорее всего, знание о незнании, о том, что следует разрешить, на какой из многочисленных, возникающих в ходе исследования конкретного явления, вопросов важно дать ответ. Постановка и решение научных проблем требуют выбора определенных методов исследования, которые обусловлены либо его целью, либо характером решаемых проблем. Далее, использование понятийного аппарата, с помощью которого возможно фиксировать определенные феномены.

Многообразие форм научного знания образует его структуру, которая выражает единство устойчивых взаимосвязей между элементами данной системы. Структура научного знания и познания предстает в разных срезах и, соответственно — в совокупности специфических элементов.Структура научного познания может различаться с точки зрения взаимодействия объекта и субъекта научного познания по такому критерию, как предмет и методы познания, что позволяет выделить науки о природе (естествознание), об обществе (социальные, гуманитарные науки) и о самом познании (логика, гносеология, эпистемология, когнитология и др.), по критерию «основания науки», где вычленяются три элемента: а) идеалы и нормы; б) философские основания; в) научная картина мира. Известно, что задолго до возникновения науки люди приобретали достаточно надежные знания о свойствах и качествах предметов и явлений, с которыми они сталкивались в своей повседневной практической жизни.Систематический и последовательный характер научного знания в значительной мере обусловлен именно тем, что наука не просто регистрирует эмпирически найденные факты и результаты, а стремится объяснить их. Точное оперирование понятиями, суждениями и умозаключениями позволяет также лучше контролировать результаты научного исследования. Однако никакая систематизация и организация знания не будут составлять науки, если они не будут сопровождаться созданием новых понятий, законов и теорий. Именно с их помощью как раз и удается не только объяснить уже известные факты и явления, но и предсказать факты и явления неизвестные.19. Проблема развития научного знания. Томас Кун «Структура научных революций» В абстрактных науках, таких, как математика и родственные ей дисциплины, трудности различного рода связаны прежде всего с обнаружением противоречий внутри существующих теорий, несогласованностью отдельных их частей, недостаточной обоснованностью исходных понятий, и т.д. Наиболее фундаментальными проблемами в этом отношении могут служить проблемы ее обоснования, вызвавшие при обнаружении антиномий или парадоксов, которые вызывали кризис ее оснований.На этом возникновение и решение новых проблем оснований математики не завершилось, хотя в конце XIX в. многим математикам казалось, что с созданием теории множеств математика, наконец, получила окончательное обоснование. В этой абстрактной теории все математические объекты (числа, геометрические фигуры, функции и т.д.) рассматривались как элементы соответствующих множеств. Многие ученые считали, что в рамках теории множеств математика получила необходимую общность и прочное обоснование. Однако вскоре и в этой теории были обнаружены парадоксы, которые свидетельствовали о том, что фундамент всей классической математики нельзя считать вполне надежным. Поэтому вскоре после этого опять заговорили о кризисе оснований математики, который не преодолен и поныне. Хотя этот кризис не затрагивает те конкретные теории математики, которые больше всего применяются в прикладных науках, тем не менее сложившуюся ситуацию в обосновании математики нельзя считать удовлетворительной.При ретроспективном анализе истории обоснования математики выясняется, что наиболее фундаментальные ее проблемы возникали в связи с трудностями, которые появлялись по мере развития математики и были связаны с противоречиями в исходных ее абстракциях и теориях. Поскольку математика оперирует бесконечными множествами абстрактных объектов, постольку ее исходные понятия и теории опираются на различные абстракции математической бесконечности. Абстракция потенциальнойили становящейся, бесконечности помогла преодолеть второй кризис в основаниях математики. Переход к абстракции актуальной бесконечности в теории множеств, в которой бесконечные множества уподобляются конечным множествам, привел к новым трудностям и к третьему кризису в основаниях математики, выход из которого сторонники математического интуиционизма и конструктивизма ищут в возврате к абстракции потенциальной осуществимости и бесконечности. Эти примеры ясно показывают сложный и противоречивый характер проблемных ситуаций в математике, которые связаны с глубокими философскими и логико-математическими представлениями о бесконечности.

В экспериментальных и эмпирических науках основная причина возникновения проблем заключается в обнаружении несоответствия или противоречия между прежними теоретическими методами объяснения и вновь обнаруженными эмпирическими фактами. Старые парадигмы, методы и теории оказываются не в состоянии объяснить новые факты, хотя в первое время их пытаются понять в рамках прежней парадигмы. Однако когда число таких аномальных фактов быстро возрастает, тогда происходит отказ от старой парадигмы и начинается перестройка всей прежней концептуальной системы.Как в математике, так и в эмпирических науках такие процессы обычно связаны с решением новых фундаментальных проблем, которые приводят к кризисам и научным революциям.20. Проблема демаркации науки и не-науки. Проблема демаркации науки и ненаукиСуществует древняя философская проблема, обсуждение которой восходит еще к первым античным философам: как отличить подлинное надежное знание от изменчивого мнения или то, что я могу знать, от того, во что я вынужден верить? В философии науки XX в. эта пробле- ма предстала в виде проблемы демаркации, как провести разграничительную линию между наукой и другими формами духовной деятельности — философией, религией, искусством и т. п.? Отличается ли наука от философии и мифа, а если отличается, то — чем?Философия науки постепенно пришла к мысли о том, что граница между наукой и ненаукой не является жёсткой, она представляет собой скорее мембрану, чем непреодолимую перегородку.Проблема демаркации науки и ненауки — одна из острых проблем философии науки XX века (главным образом подразумевается позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм). Эту проблему поставили в 20-30 годах XX века логические позитивисты, участники «Венского кружка», среди них Шлиб, Карнап, Рейхенбах, Гемпель, Франк. Вдохновители кружка — Рассел и Витгенштейн, основатель позитивизма — Конт. Предметом исследования позитивизма является наука, логические позитивисты проводили логический анализ языка науки.Принцип верифицируемости. Логические позитивисты предложили в качестве критерия науки верифицируемость (подтверждаемость). Но они пошли еще дальше и объявили верифицируемость не только критерием демаркации, но и критерием осмысленности: только верифицируемые предложения имеют смысл, неверифицируемые предложения бессмысленны.Религия и философия оказались за пределами науки.Логические позитивисты ввели следующую классификацию предложений:1). научные — которые могут быть истинны или ложны; истинность логико-математических предложений устанавливается конвенциально (по договорённости), а физических — опытным путём;2). антинаучные — подобные по внешним характеристикам научным (например, «Цезарь — это четырёхугольное число», «Окружность спит красным»);3). вненаучные — составленные из псевдопонятий, то есть понятий, которые ничему реальному, конкретному не соответствуют (таковы, например, понятия философии: «вещь в себе» (Кант), «мировой дух» (Гегель)).Сейчас нетрудно заметить, что, утверждая бессмысленность философии, логические позитивисты допускали определенную некорректность. Верификационный критерий осмысленности утверждает, что неверифицируемые предложения эмпирически непроверяемы, следовательно, не имеют эмпирического значения. Но отсюда еще не следует, что такие предложения лишены всякого значения. Логические же позитивисты отождествили значение с эмпирическим значением и тогда оказалось, что предложения философии не просто лишены эмпирического значения, но лишены значения в лингвистическом смысле, т. е. попросту бессмысленны. Однако это отождествление не было высказано ими в явной форме, и отсутствие эмпирического значения без всякого обоснования выдавалась ими за бессмысленность в обычном, лингвистическом смысле.Принцип фальсифицируемости.Карл Поппер предложил в качестве критерия науки фальсифицируемость: для любой теории, претендующей на статус науки, должно существовать множество потенциальных опровергающих фактов. Частного недостаточно для подтверждения общего, но достаточно для его опровержения. Наука объясняет сущность, которую не видно. И если теория всегда подтверждается, то, наверное, она не описывает сущность — должно же когда-нибудь возникнуть противоречие.Нельзя выделить истину в научном знании, говорит Поппер, но постоянно выявляя и отбрасывая ложь, можно приблизиться к истине. Это оправдывает наше стремление к познанию и ограничивает скептицизм. Можно сказать, что научное познание и философия науки опираются на две фундаментальные идеи: идею о том, что наука способна дать и дает нам истину, и идею о том, что наука освобождает нас от заблуждений и предрассудков. Поппер отбросил первую, но во второй идее его методология нашла прочную объективную основу. В дальнейшем И. Лакатос и другие представители философии науки показали, что даже и ложность наших убеждений мы не можем установить с несомненностью. Так из методологии была устранена и вторая фундаментальная идея. Это открыло путь к полному скептицизму и анархизму.Поппер отверг индукцию и верифицируемость в качестве критериев демаркации. Защитники этих критериев видят характерную черту науки в обоснованности и достоверности, а особенность ненауки (скажем, философии или астрологии) — в недостоверности и ненадежности. Однако полная обоснованность и достоверность в науке недостижимы, а возможность частичного подтверждения не может отличить науку от ненауки: например, учение астрологов о влиянии звезд на судьбы людей подтверждается громадным эмпирическим материалом. Поэтому Поппер не хочет рассматривать в качестве отличительной особенности науки обоснованность ее положений или их эмпирическую подтверждаемость.Исходя из этих соображений, Поппер в качестве критерия демаркации принимает фальсифицируемость, т. е. эмпирическую опровержимость: «…некоторую систему я считаю эмпирической или научной только в том случае, если она может быть проверена опытом. Эти рассуждения приводят к мысли о том, что не верифицируемость, а фальсифицируемость системы должна считаться критерием демаркации. Другими словами, от научной системы я не требую, чтобы она могла быть раз и навсегда выделена в позитивном смысле; но я требую, чтобы она имела такую логическую форму, которая делает возможным ее выделение в негативном смысле: для эмпирической научной системы должна существовать возможность быть опровергнутой опытом…».Принцип фальсифицируемости в качестве критерия науки столкнулся с проблемами. Во-первых, этот принцип широк для проведения демаркации науки и ненауки. Во-вторых, по замечанию учеников Поппера (Лакатос, Планк, Фейерабенд), в истории науки всегда с самого начала имелись противоречивые факты, но учёный, встречая контрпример, не отказывался от своей гипотезы, то есть вёл себя, согласно Попперу, как неучёный.В современной общественной жизни науке отдаётся приоритет, образование работает только на науку. Нужно стремиться к свободному обществу, в котором образование даёт человеку способность сделать осознанный выбор.




Предыдущий:

Следующий: