практич часть

Введение

В Казахстане проживают представители многих народов и народностей. Они все получили возможность развивать свою национальную культуру и литературу, свой родной язык в нашей независимой республике, их дети имеют возможность обучаться в школах и вузах страны, как на родном, так и на государственном — казахском языке. Таким образом, необходимость сопоставительного изучения казахского языка с другими языками как уйгурский, узбекский, корейский, греческий, немецкий, польский, татарский и др. диктуется самой жизнью. Изучение фразеологической системы вышеназванных и других языков в сопоставительном плане позволило бы выявить наиболее существенные сходства и различия в плане их формальных и семантических особенностей, а также общие специфические черты основных путей фразеообразования в этих языках, понять проблему отражения национальной культуры в семантике фразеологизмов в разных языках. Исследование этой и многих других проблем имеет как теоретическую, так и практическую ценность и оказало бы неоценимую помощь в методике обучения языкам в билингвальной аудитории, в составлении двуязычных фразеологических словарей, в разработке теории и практики перевода.

Актуальность: Так как фразеологизмы активно используются в языке художественной литературы. В своей работе я сопоставляла фразеологизмы в произведениях на немецком и казахском языках, что позволило мне выявить их семантику, образное переосмысление и стилистические функции.

Цель работы — изучить образное переосмысление как механизм образования фразеологизмов в немецком и казахском языках.

Для достижения цели был поставлен ряд задач:

• подобрать и проанализировать литературу по данной теме;

подобрать художественные произведения на немецком и казахском языках;

прочитать и сделать анализ фразеологизмов в произведениях на немецком и казахском языках;

сопоставить фразеологизмы, взятые из художественных произведений;

сделать выводы;

составить трехъязычный фразеологический словарь.

Методы исследования: научно-поисковый метод, метод анализа и сравнения.

Глава 1. Общая характеристика и состояние исследования фразеологии немецкого языка

Определение фразеологического фонда современного немецкого языка, уточнение принципов ограничения принципов ограничения фразеологических скоплений слов от устойчивых словосочетаний нефразеологического типа стало возможным лишь в последние годы в результате развития общей теории фразеологии.

Процесс становления фразеологии как новой лингвистической дисциплины глубоко и всесторонне описан в ряде последних фразеологических исследований на материале русского, английского и немецкого языков (1;26)

Несмотря на все еще значительные расхождения в концепциях различных исследователей основные проблемы фразеологической науки могут решаться в настоящее время на основе объективных критериев, созданных в результате коллективных усилий отечественных языковедов.

§1. Исследование фразеологии немецкого языка в немецком языкознании

Для исследования фразеологии в немецком языкознании характерны следующие моменты

Затянувшаяся стадия рассмотрения устойчивых сочетаний слов в различных разделах науки о языке, несведение их общую дисциплину – фразеологию языка.

Отсутствие твердых теоретических принципов инвентаризации единиц фразеологии.

Слабая разработка вопросов теории фразеологии, а также полное отсутствие теоретических работ, изучающих новые аспекты данной области языка.

Факт, что разграничение переменных и устойчивых словосочетаний немецкого языка зародилась в грамматических, точнее, синтаксических исследованиях немецких ученых 19-20 столетий закономерен и исторически объясним. Анализ словосочетания неизбежно должен был привести ученых к выводу о неоднородности словосочетаний как в отношении синтаксической связи компонентов, так и выражаемой ими семантики.

Однако, если в отечественном языкознании синтаксические исследования у таких ученых, как А.А. Шахманов, Ф.Ф. Фортунатов, В.К. Поржезинский заложили основу теории фразеологии, то в немецком языкознании этого не произошло. По сей день устойчивые словосочетания фразеологического и нефразеологического типа в трудах многих немецких лингвистов рассматриваются в общей массе словосочетаний при анализе синтаксиса и словообразования.

Тем не менее среди крупных исследований по фразеологии следует упомянуть единственную работу Фридриха Зейлера. «Немецкая фразеология». Его работы была попыткой не только показать огромной фразеологическое богатство немецкого языка, но и дать анализ структуры и семантики основных разрядов фразеологии — пословиц, поговорок, парных сочетаний, а также источники их появления в языке. Наряду с богатейшим фактическим материалом она содержит ряд ценных теоретических обобщений, которые не потеряли своей актуальности и в настоящие период. Это, в первую очередь, определенные пословицы, которое стало классическим. Интересны исследования Ф.Зейлера, вскрывающие происхождения идиом, а также их инвентаризация в лексикографических изданиях.

Далее следуют попытки анализа неологизмов во фразеологии; по-новому подойти к проблеме устойчивых сочетаний слов, хотя в остальном систематизация фразеологического материала дается традиционно, без какой-либо научной аргументации.

Среди лексикографических работ следует отметить работы Э. Агриколы при участии Г. Гернера, Ф. Кюфнер (18;43). По сравнению с другими словарями данная работа имеет ряд преимуществ в научной систематизации материала, в наличии творческого введения, где целый раздел посвящен ограничению устойчивых сочетаний слов от переменных и выделению различных групп фразеологии.

Исследования фразеологии немецкого языка в советской германистике

Примечательным для исследования фразеологии немецкого языка в Советском Союзе было с самого начала расширение понятия «фразеология» за счет включения в состав последних единиц с чистой номинацией или неафористической фразеологии. Это было, не в последнюю очередь, связано с усилиями советских германистов применить классификацию В.В. Виноградова к материалу фразеологии немецкого языка. Характерным моментом в использовании классификации В.В. Виноградова для немецкой фразеологии было стремление ряда советских ученых (М.Д. Городникова, Л.Ф. Зиндер, Т.В. Строева) совершенствовать эту классификацию. Так, М.Д. Городникова, исходя из семантической структуры фразеологизмов типа фразеологических сравнений и фразеологических единств, объединяет их в одну группу под общим названием идиомы и противопоставляет им фразеологические сочетания, называемыми лексическим единствами (7;37)

Аналогичная попытка была сделана Л.Ф. Зиндер и Т.В. Строевой (9;18). Авторы этого варианта объединили две группы классификации В.В. Виноградова (фразеологические сравнения и фразеологические единства) в одну под термином фразеологические единства. Второй группой преобразований классификации остаются фразеологические сочетания, противостоящие по своим особенностям фразеологическим единствам.

Применение семантической классификации В.В. Виноградова к материалу немецкой фразеологии помогло выявить одну также весьма существенную особенность немецких фразеологизмов с аналогичными русскими единицами: фразеологические единства немецкого языка (частично и фразеологические сращения) обладают большой вариативностью компонентов, нежели русские фразеологизмы этих типов: an die Finger kriegen (или bekommen), ein langes Gesicht ziehen (или machen), nur (или nichts als) Haut und Knochen.

Р. Клаппенбах, применяя классификацию В.В. Виноградова, столкнулась также с несоответствием критерия «невозможности подстановки синонима или замены слов без полного разрушения образного или экспрессивного смысла фразеологического единства» (5;48) для единиц немецкого языка (22;33):

j-n ans Herz drucken = j-n an die Brust drucken.

Эта особенность фразеологических единств немецкого языка привела германистов к необходимости исследования фразеологической структурной синонимии, которая, начиная с 50-х годов, привлекает все большое внимание ученых.

Проблеме классификации фразеологических единиц современного немецкого в работах советских германистов уделено большое внимание. Помимо семантической классификации В.В. Виноградова были разработаны классификации семантическая и функциональная. Кроме того, немецкие фразеологические единицы исследовались с точки зрения их эквивалентности тем или иным частями речи.

При исследовании структурных типов фразеологических единиц вызвали интерес также компаративные фразеологические единицы (устойчивые сравнения), которые обычно рассматривались в немецкой специальной литературе в группе поговорок или же их не приписывали к фразеологии вообще.

В специальной литературе по немецкой фразеологии пока еще немного работ, предметом рассмотрения которых является ограничение фразеологических явлений от образования другого порядка.

Новыми аспектами, которые только поставлены и ждут своего решения, являются обогащение немецкого фонда на основе наличной фразеологии, а также обогащение лексической системы на базе фразеологических единиц (фразеологическая деривация).

Выводы

Обзор состояния теории и частично лексикографии современного немецкого языка в зарубежной и советской германистике показывает:

При слабой степени общего развития теории фразеологии в немецком языкознании наиболее исследованными вопросами являются:

а) синтаксическая структура, семантика и выразительные средства одного вида фразеологии-пословицы (работы Ф. Зейлера);

б) источники и этимологии некоторых видов фразеологии в первую очередь идиом (фразеологические словари).

К положительным моментам развития фразеологии в немецком языкознании относится стремление отдельных ученых-лексикографов – уточнять семантику и структуру фразеологических единиц немецкого языка.

Систематизация фразеологического материала представлена в немецком языкознании тремя разновидностями:

а) классификация структурно-семантической классификацией, наиболее полно описанной Ф.Зейлером;

б) структурным вариантом семантической классифкации В.В. Виноградова, разработанным Р. Клаппенбах;

в) классификацией по семантической структуре фразеологические единицы

Вопросами теории фразеологии, наиболее интенсивно исследовавшимся в советской германистике, являются следующие:

а) классификация фразеологические единицы: семантическая, функциональная, стилистическая;

б) эквивалентность определенных групп фразеологии частям речи, членам предложения.

Обогащение фразеологии немецкого языка за счет наличной фразеологии, взаимодействия фразеологии и лексики.

Глава 2. Классификация фразеологических единиц

Фразеологию современного немецкого языка исследователи систематизировали по целому ряду принципов. Тем не менее в настоящее время она нуждается в существенных уточнениях.

Это связано с фактом развития теории фразеологии и познанием все новых закономерностей, присущей рассматриваемой системе языка, а также с уточнением методов исследования фразеологии.

За последние годы широкое распространение получили две классификации: семантическая и функциональная

Функциональная классификация фразеологических единиц

Поскольку спорные моменты семантической классификации В.В. Виноградова на протяжение последних лет являлись предметом всестороннего критического анализа как применительно у материалу русского, так и других языков, представляется целесообразным рассматривать в критическом плане систематизацию немецкой фразеологии по функциональному принципу, тем более, что большинство устойчивых словосочетаний, включаемых в раздел так называемых фразеологических сочетаний семантической классификации, входит в состав фразеологии, систематизированной по функциональному принципу.

Функциональная классификация появилась в советской германистике в тот период, когда фразеологические исследования В.В. Виноградова показали важность рассмотрения устойчивых словосочетаний и сочетаний слов, обладающих цельностью понимания, была отвоевана у синтаксиса и словообразования, поскольку целый ряд словосочетаний относился немецкими учеными к сложным словам. Эти единицы с чистой номинацией, обозначаемые как лексические единства, номинативные фразеологизмы впервые были исследованы как особая часть учения об устойчивых словосочетаниях современного немецкого языка.

Данное обстоятельство позволило детально проследить функцию и структурно-семантические особенности устойчивых сочетаний слов этой группы, а также их отличительные особенности, соотносительно с сочетаниями слов, выполняющих в языке экспрессивно-номинативную функцию.

Однако конкретизация состава единиц двух больших групп устойчивых сочетаний слов I группы (лексические единства или номинативные фразеологизмы) и II группа (номинативно-экспрессивные фразеологизмы) показывает, что функциональные различия в большинстве своем связаны с особенностями структурно-семантического порядка.

Важно подчеркнуть следующее: I группа – так называемые номинативные фразеологизмы, охватывает во-первых, устойчивые словосочетания, обладающие семантической цельностью номинации на основе собственных лексических значений компонентов, без какого-либо признака семантического преобразования последних. Значительная часть подобных образований – это именные соединения определяемого с определением, используемые как названия различных типов: географические названия, названия различных государственных, политических учреждений, политических партий, обозначений званий. Все эти словосочетания выполняют в языке функцию номинации.

Второй группой лексических единств или номинативных фразеологизмов являются словосочетания, возникающие на основе переносного значения одного из компонентов. Это – типичные примеры ограниченной сочетаемости слов с переносным значением. В классификации В.В. Виноградова они названы термином «фразеологические сочетания».

Третьей группой единиц, входящих в состав так называемых номинативных фразеологизмов, являются глагольные устойчивые сочетания, известные в нашей и немецкой литературе как «аналитические конструкции»

II группа в функциональной классификации – номинативно-экспрессивные фразеологизмы – содержит семантически преобразованные фразеологизмы со структурой словосочетаний и предложений.

Таким образом, в функциональной классификации сконцентрированы все разновидности устойчивых воспроизводимых сочетаний слов. Здесь наличествуют соединения, которые образуются без семантического преобразования компонентов (лексические единства), моделированные образования (аналитические и грамматико-стилистические конструктивные серийные образования.

Проанализируем следующие отрывки:

Will keiner trinken? keiner lachen?

Ich will euch lehren Gesichter machen! (J.W. Goethe, «Faust»)

Und ich werde es durchfuhren, auch wenn Sie da ein Gesicht schneiden! «schirie er. «Ich habe kein Gesicht geschnitten sagte der Mann ruhig (H. Mann, «Der Untert.» )

Wenn sie den Namen Jakob Bohme aussprachen, dann schnitten sie ihre freisinnigsten Gesichter (H.Heine, «Die rom Schule»).

Однако, что приведенный во всех трех примерах фразеологизм «ein Gesicht scheiden» является фразеологическим единством, которое возникло в результате изменения значения всего комплекса, т.е. на основе семантического переосмысления. Индивидуальный смысл слов-компонентов поглощен.

К этому же классу фразеологические единицы мы относим фразеологизм sein Herz ausschutten:

Das besfe Madchen schuttet doch irgend jemand das Herz aus, der schon etwas weniger gut ist (A.Segh. «Die Toten bl.jung»)

Или j-m etw unter die Nase reiben:

Структурно-семантическая классификация

Фразеологические единицы представляют собой раздельнооформленные, устойчивые соединения слов различных структурных типов с единичной сочетаемостью компонентов, значение которых возникает в результате семантического преобразования компонентного состава.

По грамматической структуре фразеологические единицы могут быть словосочетаниями, предикативными сочетаниями, предложениями. По характеру значения, возникающего в результате взаимодействия структуры, сочетаемости и семантического преобразования компонентного состава, различаются:

а) фразеологические единства,

б) фразеологические выражения,

в) фразеологические сочетания.

а) Фразеологические единства

Фразеологические единства возникают на основе семантического переосмысления или сдвига переменных словосочетаний. Новое, фразеологическое значение создается не в результате изменения значения отдельных компонентов словосочетания, а изменением значения всего комплекса. Во фразеологическом единстве поглощается и теряется индивидуальный смысл слов-компонентов. Они образуют неразложимое целое. Именно этому разряду фразеологии присуще семантическое единство или семантическая целостность. При всем этом значении целого связано с пониманием «обратного стержня фразы» (5;5), ощутимостью переноса значения, что и составляет «внутреннюю форму» (5;51). Например:

j-m den Kopf washen – намыливать кому-то шею голову;

keinen Finger krummen –не ударить палец о палец (буквально, на согнуть ни одного пальца).

Образная мотивированность фразеологического единства может с течением времени побледнеть и ослабеть до полной демотивации:

auf dem Ohr liegen – бездельничать (буквально лежать на ухе), sich (D.) ein Herz nehmen (или fassen) – набраться смелости.

Однако демотивация фразеологического единства не влияет ни на его экспрессивность, ни на функционально-стилистическую принадлежность.

б) Фразеологические выражения

Фразеологическими выражениями называются такие единицы, которые по своей грамматической структуре являются предикативными сочетаниями слов и предложениями. По коммуникативной значимости здесь различаются следующие разновидности:

Общеупотребительные пословицы:

Das Gesicht verrat den Wicht – На воре шапка горит.

Lugen haben kurze Beine – У лжи короткие ноги.

Was man nicht im Kopfe hat, muβ man in den Beinen haben – Дурная голова ногам покоя не дает

Поговорки типа:

Die Zahne in die Wand hauen – положить зубы на полку,

Stein und Bein frieren – окоченеть от холода.

Устойчивые и воспроизводимые междометия и модальные выражения:

komt vom Herzen! Hand aufs Herz! Du, mein Herz! Kein Bein!

Состав первой и второй части групп фразеологических выражений может быть дополнен единицами, восходящими по своему происхождению к античной литературе, Библии, художественной литературе, публицистике:

Auge um Auge, Zahn um Zahn (Bibel), zivei Seelen wohnen, ach in meiner Brust. (Goethe).

Эти фразеологические выражения традиционно обозначаются как крылатые слова и выделяются в особую группу. Однако для синхронного описания фразеологической системы и функционирования фразеологических выражений в этой системе рассмотрение данных фразеологизмов как особой группы неправомерно, поскольку в структурном и семантическом отношении они не отличаются от других фразеологических выражений.

Приведенные выше разряды фразеологических выражений показывают 2 основных свойства фразеологичности: они имеют единичную сочетаемость компонентов и специфическую разновидность семантического преобразования. Подробный анализ языковых критериев принадлежности фразеологических выражений к фразеологическому фонду языка должен составить предмет социального исследования.

Возьмем отрывок из произведения Л. Фейхтвангера «Братья Лаутензак»:

Nachdem Hansjorg die Vorwurfe seines Bruders entgegengenommen hatte, sagte er ruhig:, Wes΄s das Herz voll ist, des geht der Mund uber».

Как видим, данная фразеологическая единица по своей структуре является предложениям, в котором заключен поучительный смысл. Данное обстоятельство позволяет отнести пословицы к классу фразеологических выражений. Сюда же относим поговорки, крылатые слова, хотя они и лишены дидактического смысла.

По грамматической структуре они тоже выступают как предложения или предикативные сочетания слов.

Поговорки:

Die Fraumen widersprachen in Angst: “Wir werden bald alle die Zahne in die Wand hauen!” (H. Marchev. “Meine Jug”)

Или:

Wir werden aussagen, daβ wir alle dabei waren, und haben alle gleichzeitig geschossen … Beruhigen Sie sich…” “Da steckt ein Abgeordneter seine Nase in jeden Dreck..” (A.Segh. “Die Toten bl. jung”).

Крылатые слова:

Doch werdet ihr hie Herz zu Herzen schaffen, wenn es Euch nicht von Herzen geht (J.W. Goethe, “Faust”).

Ein edles Herz bekennt sich gern von der Vernunft besiegt (F. Sch. “Jungfr. Von Orlean).

Устойчивые междометия:

Sie wundern sich vielleeicht, “stotterte Unrat. “Aber kein Bein,” erklarte sie (H. Mann, “Pr. Unrat”).

в) Фразеологические сочетания

Фразеологическими сочетаниями мы называем фразеологизмы, возникающие в результате единичного сцепления одного семантически преобразованного компонента. Для семантически подобных фразеологических единиц характерна аналитичность и сохранение семантической отдельности компоненетов:

eine trene Haut – верный друг, eine gemutliche Haut – хороший парень, ein goldenes Herz haben – у него золотое сердце.

Число фразеологических сочетаний очень невелико, т.к. единичная сочетаемость одного из компонентов не является типичной в немецкой фразеологии.

Die National Ol kam nicht so rasch vorwarfs, wie man es erwartete, sie hatte kerne gluckliche Hand (B. Kellerm., “Die Sladt Anatol”).

Фразеологическая единица eine (keine) gluckliche Hand haben относится к группе фразеологических сочетаний, т.к. возникла в результате единичного сцепления одного компонента (Hand), который является семантически преобразованным. В отличии от рассмотренных ранее групп, единицы которых имеют единичную сочетаемость всего компонентного состава и семантическое преобразование всего фразеологизма. Например:

Hamlet ist die ehrlichste Haut von der Welt. Seine Verhellung dient nur, um die Dehors zu ersetzen (Н.Heine, “Die rom. Schule”).

Фразеологические единства с выраженными структурными свойствами

Фразеологическими единствами с выраженными структурными свойствами являются:

компаративные фразеологизмы,

парные сочетания слов,

Компаративные фразеологизмы –

Фразеологическая специфика компонентов фразеологизмов основывается на традиционном сравнении. Например:

das paβt wie die Faust aufs auge, j-m wie aus dem Gesicht geschnitten sein, ein Gesicht als 7 Tage Regenwetter machen, sein Mund gehf wie ein Muhlwerk.

В литературе по фразеологии типичным до последнего времени являлось либо полное игнорирование данной фразеологической группы, либо упоминание этих единиц вскользь в общем составе фразеологизмов. В некоторых работах устойчивые сравнения называются в группе речевых штампов, клише (12;19).

Какие же основания говорят в пользу выделения устойчивых сравнений в самостоятельную группу фразеологии?

Это, во-первых, продуктивность и, во-вторых, структурно-семантическая характеристика, позволяющая идентифицировать их как особый подвид фразеологических единств.

Структурно-семантическое своеобразие устойчивых сцеплений слов данного типа состоит в том, что характеристика свойства или действия происходит через сравнительное придаточное предложение, вводимое союзами wie или als. Сравнительная группа характеризует свойство или действие, состояние через конкретный образ, сопоставление с которым показывает, как представлено то или иное качество, как происходит то или иное действие.

Вторым отличительным свойством компаративных фразеологизмов является твердо фиксированная сочетаемость устойчивого сравнения со строго определенным кругом прилагательных и глаголов. Например:

wie Finger (auf) einen Hand zusammenhalten; wie aus einem Mund reden, j-n wie sein Augapfel huten.

Прилагательные и глаголы, с которыми сочетается устойчивое сравнение, в специальной литературе часто обозначаются как синтаксически или фразеологически связанные элементы. Необходимо подчеркнуть, что фразеологизация сравнительного оборота может произойти лишь во взаимодействии с синтаксически обусловленным элементом, т.к. только это взаимодействие трансформирует сравнение в усиление, что составляет суть превращения сравнения в устойчивое сравнение или компаративный фразеологизм.

Устойчивое традиционное сравнение включает образы реальной действительности. Каждое такое сравнение выработано в результате многовекового опыта народа и представляет поэтому запас таких образов, которые известны и привычны каждому члену данного языкового коллектива и передаются по традиции от поколения к поколению

Таким образом, устойчивые сравнения, согласно их традиционному обозначению, или компаративные фразеологические единицы, являются одной из групп фразеологии. Своеобразие, позволяющее выделить их среди других фразеологизмов, возникает в результате взаимодействия структурных и лексико-выразительных факторов.

Структура компаративной единицы при наполнении ее социально отработанными лексическими единицами позволяет создавать традиционные характеристики свойств (качеств), действий и состояние субъекта, лица или предмета.

Структура компаративного фразеологизма и ее лексическая наполняемость создают условие для образования единиц с ярко выраженным оценочным характером. Этому способствует и чистая гиперболизация предмета, лежащего в основе сравнения. Это можно наблюдать на таких примерах фразеологизмов обиходно-разговорной речи, как :

ein Herz wie Butter haben (о мягкосердечном человеке);

Nase wie Adlerschnabel haben («орлиный нос»).

Все эти обстоятельства позволяют отнести компаративные единицы к экспрессивной фразеологии. Наиболее ярко оценочный характер компаративных фразеологизмов проявляется при отрицательной характеристике, чем, очевидно, объясняется их численный перевес.

Компаративные единицы с отрицательной оценкой являются в основном принадлежностью обиходно-разговорной речи. Здесь сравнения особенно гиперболичны, удачно передают отрицательное отношение говорящего иронию, насмешку :

sich ein Bauchlein wie ein Faβ zulegen, sein Maul ist wie ein Mullhaufen (о человеке, любящем сплетничать).

В составе этой фразеологии выделяются лексические единицы, особенно продуктивные в образовании компаративных фразеологических единиц, т.е. выступающие в качестве опорных слов сравнительного сочетания (wie das Faβ – для чего-то объемного, большого).

То обстоятельство, что преимущественное большинство компаративных единиц служит для иронической шутливой или отрицательной характеристики свойств и качеств субъекта и имеет преимущественную сферу употребления в литературно-разговорной речи, не составляет специфической особенности единиц данной фразеологической группы. В этом отношении компаративные фразеологизмы показывают функциональное сходство со многими другими разрядами фразеологии.

Парные сочетания слов

Парные сочетания слов – это фразеологизмы с целостным смыслом возникающим в результате семантического преобразования сочинительных сочетаний включающих два однородных слова и соединяемых при помощи союза und, perece oder, weder…noch.

Смысловая целостность парных сочетающих обусловлена двумя причинами:

Единством образа в метафорических парных сочетаниях:

mit Haut und Haar mit Herz und Hand, weder Hand noch Fuβ ruhren.

Относительно к одному и тому же или близким понятиям (при отношениях или тематически близких компонентах):

ganz Auge und Ohr sein

bли относительно к родовому понятию более высокого порядка (при компонентах антонимах):

sich mit Handen und Fuβen gegen etw strauben, um Kopf und Kragen reden.

Для парных сочетаний современного немецкого языка наиболее типичной структурой является сочетание субстантивных компонентов. Характерными морфологическими особенностями является отсутствие артикля и ощущений флексии:

mit Herz und Mund versprecken, auf Herz und Nieren prufen.

Семантическая целостность фразеологической единицы поддерживается фонетическими средствами. В этом плане наибольшее значение имеет ударение, рифма, нарастание компонентов.

При наличии неравных по величине компонентов парные сочетания подчиняются закону нарастающих членов (um Kopf und Kragen).

Обращают на себя внимание также такая фонетическая особенность парных сочетаний, как повышенная «сонорность» второго компонента. В первом элементе соноит или отсутствует, или находится в менее выгодном фонетическом окружении:

mit Herz und Hand.

Пример компаративного фразеологизма мы находим в следующем отрывке:

Mein Bruder Leonard taumelte schoon aufrecht in der Stube herum. Man sagte er sei mir wie aus dem Gesicht geschnitten… (H. Marchw, «Meine Jug».)

Отличительными свойствами компаративных фразеолгизмов является твердо фиксированное сочетаемость устойчивого сравнения со строго определенным кругом глаголов или прилагательных:

…das meiste habe ich selbst aufgestelt , alles seit Jahren behutet wie meinen Augapfel…(F.Wolf «Patrioten»).

Und Hans Kastrop, wie auf den Mund geschlagen, muβte zusehen, wie Ferge das fatale, Etui unter seinem Mantel hervoholte (Th. Mann, «Der Zauberger»).

При анализе произведений мы довольно часто сталкивается с парным сочетаниями слов:

…und da jetzt enzig in seiner Art, so haben wir noch den besonderen Vorteil, daβ wir spaterhin ihn ausstopfen lassen, und als den Demagogen mit Haut und Haar aufbewahren konnen (H. Heine, «Reise von Munchen nach Genua»).

Weil er nur Haut und Knochen war, sah sein Fuchsgesicht noch spitzeger aus (A. Segh. «Die Toten bl. jung»).

В следующем отрывке компонент парного словосочетания относятся к разным тематическим группам:

auβerdem sollten, vor allem die besten Schuler das auβerste Maβ von Unwissinheit zeigen, das wurde Professor Waldvogel Kopf und Kragen kosten (J. Becher, «Absch.»).

Выводы

Рассмотренный материал позволяет сделать следующие выводы:

Принятие комплекса критериев для идентификации фразеологических единиц дает возможность выделить фразеологизмы на основе более объективных языковых, а не только функционально-стилистических показателей.

Из трех широко развитых классификаций: (семантической, стилистической, функциональной), более применимой является функциональная, т.к. большинство устойчивых словосочетаний, включаемых в раздел так называемых фразеологических сочетаний, входит в состав фразеологии, систематизированной по функциональному принципу.

Разряд фразеологических выражений отвечает критериям фразеологичности в части единичности сочетания компонентного состава, семантической единичности, хотя лингвистический анализ принадлежности этих сочетаний к фразеологии еще нельзя считать полностью исчерпывающим.

Глава I. Фразеология как лингвистическая дисциплина

Фразеологическая единица и её состав

Фразеология — неотъемлемая и органическая часть языковой системы. Становлению фразеологии как лингвистической дисциплины в значительной мере способствовали исследования В.В.Виноградова, В.Л.Архангельского, Н.Н. Амосовой, И.И.Чернышевой, в которых были определены основные понятия фразеологии и намечены пути её дальнейшего изучения.

Итак, фразеология — это область лингвистики, занимающаяся устойчивыми словесными комплексами языка Устойчивые словесные комплексы являются вторичными языковыми единицами. Они образуются на базе более мелких языковых единиц — лексем. По своей структуре устойчивые словесные комплексы являются синтагмами. Под понятием устойчивые словесные комплексы мы понимаем репродуктивные синтагмы, предикативные сочетания и неразложимые предложения, которые располагают особой семантикой [38, 206]. Они входят в семантическую систему языка. При выборе критериев классификации устойчивых словесных комплексов нужно принимать во внимание все существенные факторы, которые предопределяют: грамматическую (синтаксическую) структуру, способ соединения компонентов устойчивых словесных комплексов.

М.Д.Степанова и И.И.Чернышева [38, 207] выделяют следующие критерии идентификации устойчивых словесных комплексов:

1) грамматическую (синтаксическую) структуру:

а) словосочетания и словогруппы;

б) предикативные сочетания и предложения.

2) способ соединения компонентов устойчивых словесных комплексов:

а) единичный;

б) серийный;

в) моделированный.

3) значение как результат взаимодействия структуры и семантической трансформации компонентов.

Применение этих критериев позволяет выделить следующие классы устойчивых словесных комплексов:

1) фразеологизмы;

2) фразеологические сочетания;

3) лексические единства.

По определению А.В. Кунина, «фразеологической единицей является устойчивое сочетание слов с полностью или частично переосмысленным значением» [20, 8]. Он указывает на устойчивость как на один из критериев фразеологических единиц. Эта устойчивость основана на свойственных ей различных типах инвариантности, т.е. неизменяемости тех или иных элементов при всех нормативных изменениях. А.В. Кунин выделяет следующие виды инвариантности или микроустойчивости [20, 6-8]:

1. Устойчивость употребления. Показателем этого типа микроустойчивости является воспроизведение в готовом виде.

2. Структурно-семантическая устойчивость: фразеологическая единица состоит не менее чем из двух слов, является раздельнооформленным образованием и не может служить образцом для создания аналогичных фразеологических единиц по структурно-семантической модели.

3. Семантическая устойчивость. Инвариантность полностью или частично переосмысленного фразеологического значения опирается на:

а) стабильность переосмысления значения;

б) наличие тождественного значения и лексического инварианта во фразеологических вариантах;

в) наличие семантического и лексического инварианта при всех возможных различиях в структурных синонимах.

4. Лексическая устойчивость, т.е. полная неподменяемость компонентов или возможность нормативной замены компонентов в рамках фразеологической вариантности или структурной синонимии при обязательном сохранении семантического и лексического инвариантов.

5. Синтаксическая устойчивость, т.е. полная неизменяемость порядка компонентов фразеологических единиц или изменение порядка компонентов в рамках вариантности.

Таким образом, устойчивость фразеологической единицы — это объем свойственных ей различных типов микроустойчивости.

Более развернутое определение фразеологической единицы дает И.И. Чернышева. «Фразеологическими единицами являются устойчивые словесные комплексы различных структурных типов с единичным сцеплением компонентов, значение которых возникает в результате полного или частичного семантического преобразования компонентного состава» [46, 29].

Как уже отмечалось выше, все устойчивые словесные комплекся, в том числе и фразеологические единицы, образуются на базе более мелких языковых единиц — лексем. Лексемы являются компонентами фразеологических единиц. Одни лексемы — это «потенциальные слова» [8, 145], т.к. слова, входя в состав полностью переосмысленных фразеологических единиц, утрачивают свою предметную соотнесенность. Другие лексемы в составе фразеологических единниц с частично переосмысленным значением являются словами. В фразеологических единицах — предложениях они не могут выделяться как члены предложения. Членом предложения является сама фразеологическая единица. Фразеологические единицы — предложения могут также употребляться как главные или придаточные предложения. «Потенциальное слово» не имеет самостоятельного лексического значения потому, что не обладает смысловой структурой, а является элементом смысловой структуры фразеологизма.

Таким образом, фразеологическая единица является в основном сочетанием «потенциальных слов» при полном переосмыслении и сочетанием «потенциальных слов» и реальных слов при частичном переосмыслении.

Фразеологизмы образуются на основе конкретного значения, присущего им в свободном словосочетании. Семантическое обновление наступает в силу более вольного переносного употребления от конкретного значения к абстрактному. Некоторые исследователи считают трансформирование семантики единственным специфическим признаком, характеризующим фразеологическую единицу, и отличающим их от всех других устойчивых словесных комплексов [6, 9]. Новое метафорическое значение имеет тенденцию к слитности, к некоторому упрощению. Параллельно обычно происходит утрата некоторых звеньев фразы, тех слов, которые более всего относились к конкретному значению первоначальной фразы. Подвергаясь процессу фразеологизации, они обретают новое фразеологическое значение. Слова — компоненты внутри фразеологических единиц теряют полностью или частично свое предметно-логическое содержание. Иногда на основе первоначальной фразеологизации свободных словосочетаний происходит вторичный перенос значения. Этим можно объяснить многозначность некоторых фразеологических единиц. Все фразеологические единицы, реализующие какой-либо компонент, общий для целого ряда фразеологических единиц, характеризуются тематическим многообразием.

Фразеологические единицы служат для названия субъективно-значимых физических, психических и социальных ситуаций, а также состояния человека. Они исполняют экспрессивно-оценочную функцию. Некоторые исследователи признают за фразеологическую единицу только экспрессивную функцию, утверждая, что они лишены номинативной функции. Например, В.М. Никитин пишет: «Фразеологизмы — не явления языка, а явления стиля… Они не имеют своей номинативной функции» [25, 69].

Сферы стилистического функционирования Фразеологическая единица — ораторская речь, сатирические рассказы, язык отдельных авторов — продолжают оставаться предметом исследования. ФЕ рассматривается как средство художественного изображения в их экспрессивно-эмоциональной функции. С.И. Ройзензон называет фразеологизм «эмоцианально-экспрессивным эквивалентом слова или свободного сочетания» [34, 73].

Мы считаем, что фразеологизмы следует рассматривать в комплексе и взаимосвязи их номинативной и экспрессивно-оценочной функций.

Способы образования фразеологических единиц

Можно выделить два основных способа образования фразеологических единиц:

1) первичная фразеологизация;

2) вторичная фразеологизация.

Первичная фразеологизация происходит вследствие:

1) переосмысления переменных сочетаний;

2) переосмысления устойчивых сочетаний слов нефразеологического характера;

3) создания фразеологических единиц, минуя стадию переменного сочетания слов;

4) искажения компонентов словосочетания.

Распространенным типом фразеологизации является полное или частичное переосмысление переменных словосочетаний, оборотов с неполной предикативной структурой и предложений.

Некоторые переменные словосочетания, в результате переосмысления которых возникают фразеологические единицы, не употребляются в современном языке. Исчезновение исходного сочетания слов является формальным лингвистическим показателем немотивированности значения, т.е. полного разрыва связи между значением фразеологической единицы и буквальным значением её компонентов, которое в свое время явилось основой для переосмысления. Этот разрыв не зависит от субъективного восприятия, а обуславливается внеязыковыми факторами, т.е. объективной действительностью, находящей свое отражение в мышлении, реализуемом в языке.

Очень часто переосмысляются устойчивые сочетания нефразеологического характера. В первую очередь это относится к терминологическим словосочетаниям, употребляющимся в буквальном значении. Устойчивое словосочетание нефразеологического характера, связанное с определенным явлением прошлого, может исчезнуть из языка, а созданная на его основе фразеологическая единица продолжает жить. Это является объектным показателем немотивированности значения.

Многие фразеологические единицы образуются, минуя стадию переосмысления переменного сочетания слов или устойчивого сочетания слов нефразеологического характера. Образный характер этих оборотов возникает в результате переосмысления слов, входящих в их состав. В первую очередь это относится к фразеологическим единицам, в основе которых лежит нереальный образ, порождение фантазии человека.

Происхождение фразеологических единиц.

Источники происхождения фразеологических единиц в языке очень разнообразны. По происхождению фразеологизмы можно разделить на две группы:

1) фразеологические единицы, возникшие и функционирующие в данном языке;

2) фразеологические единицы, заимствованные из иностранных языков.

Создатели большинства фразеологических единиц, возникших в данном языке, остаются неизвестными. Особенно справедливо это в отношении пословиц. В целом фразеологизмы — это создание народа, проявление его мудрости и лингвистического чутья. Во многих фразеологических единицах отражаются традиции, обычаи (Der Gast ist wie ein Fisch, er bleibt nicht lange frisch. Дареному коню в зубы не смотрят.) и поверья народа, различные реалии (Ехать в Тулу со своим самоваром), факты его истории. Многие фразеологические единицы уходят корнями в профессиональную речь. Переосмысление переменных сочетаний слов — важнейший источник фразеологических единиц. Многие фразеологизмы имеют литературное происхождение. Первое место из литературных источников по числу фразеологических единиц занимает Библия (Aus dem Munde der Unmündigen wird uns die Wahrheit; устами младенца глаголет истина).

Фразеологизмы библейского происхождения часто во многом расходятся с их прототипами. Основные типы подобных расхождений:

1) библейский прототип является свободным сочетанием слов, которое употребляется в буквальном значении. Соответствующий же фразеологизм создается в результате его переосмысления;

2) изменение формы образного библейского оборота. Это происходит за счет того, что некоторые библеизмы модернизируются и архаические формы отбрасываются.

Одним из источников пополнения фразеологии являются заимствования. Особенно многочисленны заимствования из латинского языка, имеются отдельные заимствования из греческого и других языков. Заимствованные фразеологические единицы в своем большинстве носят книжный характер. По способу заимствования фразеологизмы можно разделить на три группы:

1. Полные кальки. Эта группа состоит из двух подгрупп:

а) в исследуемом языке имеется калька, а её прототип не употребляется, например: Hunger ist der beste Koch; голод — лучший повар;

б) в исследуемом языке употребляется как калька, так и её прототипы, например: Der Mensch ist dem Menschen ein Wolf; человек человеку волк; homo hominem lupus est.

2. Фразеологические единицы, в которые внесены некоторые изменения по сравнению с оригиналом. Это наблюдается в тех случаях, когда в языках имеются расхождения в порядке лексем, например: wer zwei Hasen hetzt, fängt keinen; за двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь; duos qui sequitur lepores neutrum capit.

3. Позднейшие фразеологические образования на классической основе. К подобным образованиям относится большая группа оборотов, которые основаны на античной мифологии, на фактах древней истории. Например: Achillesferse; ахиллесова пята; Buchse der Pandora; ящик Пандоры.

Многие из этих фразеологических единиц носят интернациональный характер и встречаются в ряде языков.

Соматизмы во фразеологии

Во фразообразовании огромную роль играет человеческий фактор, так как подавляющее большинство фразеологизмов связано с человеком, с разнообразными сферами его деятельности. Фактор адресата является важнейшим элементом коммуникации. Кроме того, человек стремится наделить человеческими чертами объекты внешнего мира, в том числе и неодушевлённые. Ещё Ш.Балли утверждал: «Извечное несовершенство человеческого разума проявляется также и в том, что человек всегда стремится одухотворить то, что его окружает. Он не может представить себе, что природа мертва и бездушна; его воображение постоянно наделяет жизнью неодушевлённые предметы, но это ещё не всё: человек постоянно приписывает всем предметам внешнего мира черты и стремления, свойственные его личности» [4, 221].

Особую роль в этих коммуникационных процессах играют соматические фразеологические единицы.

Соматическую фразеологию образуют фразеологические единицы, один из компонентов которых — название части тела человека или животного. Например: sich ein Bein ausreissen — лезть из кожи вон; разбивается в лепёшку; aus einem Munde kalt und warm blasenлицемерить; двурушничать. Это одна из обширных и продуктивных групп в корпусе фразеологии. Эта группа по подсчётам В.П. Шубиной составляет около 15% фразеологического фонда языка [49, 87].

Широкое употребление соматизмов в составе фразеологических единиц в значительной степени обусловлено тем, что соматизмы представляют собой один из древнейших слоёв в лексике различных языков и входят в ядро основного состава словарного фонда языка.

Популярности соматических фразеологических единиц способствуют также актуальность содержания, яркая образность, народность, несложность грамматического оформления и стилистическое многообразие.

Характерной чертой соматической фразеологии является наличие в языках многочисленных аналогов, очень близких по образной направленности словосочетаний. Эта особенность резко отличает соматические фразеологизмы от других тематических групп фразеологических единиц. Совпадение образности соматических фразеологизмов разных языках объясняется не только заимствованием, но и общими закономерностями, которые приводят к возникновению близких фразеологических единиц, демонстрирующих универсальный характер переноса соматических лексем, их функционально-семантическую динамику в составе фразеологических единиц [21, 53].

Обилие соматических фразеологизмов в разных языках естественно, так как «соматические лексемы, входящие в их состав, обладают высокой способностью метафоризироваться» [41, 106].

Б.С. Данилов и Н.В. Куницкая также указывают на то, что «образование СФЕ на основе метафорического или метонимического переноса является наиболее продуктивным фактором их появления» [11, 83].

Почему же названия частей тела так продуктивно используются в качестве метафорических универсалий? Дело в том, что при назывании нового объекта у человека возникает ассоциация прежде всего с тем, что ему хорошо знакомо, что постоянно находится при нём. В первую очередь человек сравнивает окружающие предметы с самим собой, с частями своего тела. «Благодаря тому, что части тела постоянно находятся перед глазами они и становятся своеобразными эталонами для сравнения», — делает вывод Т.Н. Чайко [41, 104].

Однако при создании метафор названия частей тела в разной степени продуктивны: одни используются очень редко (плечо, подмышка), а другие — наоборот, очень часто (голова, глаз, нос, рот, язык, шея, нога, хвост). Эти последние Т.Н. Чайко называет словами с «широким смыслом», способными передавать многочисленные значения, так как «перенос наименования не только создаёт наглядность, но и абстрагирует» [41, 105]. Наиболее продуктивными оказываются лексемы-соматизмы, функции которых в организации человека наиболее ясны, с этим же связана лёгкость их переосмысления.

Человеческое тело ещё издавна было объектом наблюдения людей. С ним они соотносили окружающий их мир. И не случайно части тела служили мерой измерения длины. Например:

а) в русском языке «пядь» — мера длины, равная расстоянию между растянутыми большим и указательным пальцами;

б) «локоть» — мера длины, равная 0,71 м;

в) в английском языке: «фут» foot - нога, стопа) — мера длины, равная 30,5 см;

г) «миля» (mile < lat. milia passum - тысяча шагов),

д) в немецком языке: старая мера длины Elle, например: Drei Ellen Tuch; etw. nach der Elle verkaufen.

Человек познает окружающий мир через ощущения при помощи различных органов (ухо, глаз, язык, нос), осуществляет разнообразные действия при помощи рук, ног, головы, плеч. Соматические фразеологические единицы выражают эмоции человека и его отношение к окружающей среде, отражают традиционную символику, связанную с частями тела (den Mund schief ziehen; махнуть рукой), зачастую оказываясь или описаниями характерных состояний (grosse Augen machen; волосы встают дыбом), или продуктом полного переосмысления описаний различных ситуаций (den Mund aufreissen; закрыть глаза = умереть).

Соматические фразеологические единицы являются большей частью образными метафорическими оборотами речи, в основе которых лежат наблюдения за поведением человека или животного: einen grossen Mund haben - вести себя нагло, заносчиво; den Kopf in den Sand stecken – прятать голову в песок.

Соматические фразеологические единицы выражают отношение человека к окружающей среде и к другим людям: j-m nach dem Mund reden (sprechen) — подпевать, льстить кому-либо.

Соматические фразеологические единицы рисуют эмоциональное состояние человека: wie auf den Mund geschlagen sein - оторопеть, быть не в состоянии сказать слова; das Wort blieb ihm im Munde stecken — слова застряли у него в горле.

Соматические фразеологические единицы дают образную характеристику человека: den Mund auf dem rechten Fleck haben — быть бойким на язык; mit dem Mund stark vornehmig sein - быть бойким, дерзким, острым на язык.

Многие соматические фразеологические единицы означают самого человека (pars pro toto). Например: показать свой нос = показаться; von Mund zu Mund — от одного человека к другому.

В соматической фразеологии употребляются наименования частей тела, с функциями которых человек сталкивается повседневно. От важности и значения функций тех или иных органов или частей тела зависит количество и тематическое многообразие групп ФЕ, включающих в себя соответствующие соматизмы.

Из-за общечеловечности психических процессов и основных функций частей тела многие Соматические фразеологические единицы самих разных народов имеют известные точки соприкосновения. Например: grosse Augen machen — делать большие глаза.

Существуют многочисленные соматические фразеологические единицы, характерные только для данного языка. Например: mit einem silbernen Löffel im Mund geboren sein (досл. родиться с серебряной ложкой во рту) – быть счастливым; хлопот полон рот.

Семантика основной массы соматически фразеологических единиц связана с эмоционально-психической жизнью человека. Этот факт отмечает В.П. Шубина: «Эмоции и психические состояния человека выражаются большей частью именно через соматические фразеологизмы, возможности которых в этом плане поистине огромны» [49, 86]. Эмоции представляют собой своеобразную форму отражения реального процесса взаимодействия человека с окружающей средой. В процессе активного взаимодействия со средой человек не остаётся безразличным, у него возникают переживания, выражающие его субъективное отношение к этим явлениям. Эмоции человека сопровождаются выразительными движениями — мимикой, жестами, телодвижениями. Они большей частью сходны у людей, принадлежащих к разным языковым коллективам, в отличие от обычаев, ритуалов и различных реалий, которые представляют собой факторы культуры, отражённой в языке. Во фразеологических единицах, в основе которых лежат реакции внутренних органов и частей тела на внешние речевые и неречевые раздражители «отражается взгляд на язык как на двусторонний коммуникативный процесс. Оба участника ситуации, независимо от того, в каком языковом социуме они живут, обладают знаниями о возможностях своего организма, то есть владеет определённой символикой», — отмечает Т.З. Черданцева [43, 88].

У искренне радующегося человека округляются и блестят глаза, губы раскрываются в улыбку. В гневе мы непроизвольно сжимали кулаки, при недоумении разводим руками. Выразительные движения представляют экспрессивную сторону эмоций и выполняют сигнальную функцию.

Жесты и гримасы, отражающие определённые реакции людей часто получают словесное выражение. Как известно, всё, что происходит в мире, может быть вербализировано. «Переведённый на язык вербальных знаков жест символизирует определённое состояние или действие лица, к которому он относится в определённом контексте», — констатирует Т.З. Черданцева [43, 87]. Существуют ритуальные жесты, они совпадают у разных народов только при общности ритуала. Например: осенить себя крестом.

Вербализированные ситуации очень часто фразеологизируются. Многие ритуальные жесты фразеологизировались ещё в Библии (рвать на себе волосы — в знак огорчения, горя).

Жесты в принципы всегда символичны, а фразеологизированные жесты становятся знаком. Хотя опорные компоненты в описании жеста (в частности, определённая часть тела, орган) воспринимаются всеми носителями языка в их первичном значении одинаково, то сам жест может восприниматься неоднозначно. Происходит некий «договор» о том, что, например, сложенные на коленях руки будут символизировать. Этот жест имеет место, когда человек не знает, куда их деть, и во фразеологизированном сочетании: «Hände in den Schoß legen» — «сидеть сложа руки» — превращается в символ безделья.

Таким образом, если жесты могут быть многозначны, фразеологизированные жесты, как правило, однозначны. В дальнейшем, функционируя, в речи как языковые знаки, не могут приобретать многозначность в соответствии с возможностями языковой системы.

Выводы по главе I

Фразеология — область лингвистики, занимающаяся УСК языка. УСК являются вторичными языковыми единицами, образованными на базе более мелких язычковых единиц — лексем. Среди УСК выделяют следующие классы: фразеологизмы, фразеологические сочетания, лексические единства.

Фразеологическими единицами являются УСК различных структурных типов. Им характерно единичное сцепление компонентов — лексем. Значение фразеологических единиц возникает в результате полного или частичного семантического преобразования компонентов, при котором компонент-лексема либо полностью, либо частично утрачивает предметную соотнесенность.

Фразеологизмы образуются на основе конкретного значения, присущего им в свободном словосочетании. Семантическое обновление наступает в силу более вольного переносного употребления от конкретного значения к абстрактному.

Фразеологические единицы систематизируются по различным принципам. Наибольшее распространение получили семантическая, функциональная и структурно-семантическая классификации.

По способу образования можно выделить ФЕ с первичной и ФЕ с вторичной фразеологизацией. Первичная фразеологизация происходит вследствие переосмысления переменных сочетаний и устойчивых сочетаний нефразеологического характера или путем искажения компонентов словосочетания.

По происхождению выделяют ФЕ, возникшие и функционирующие в данном языке, и ФЕ, заимствованные из иностранных языков. Во многих фразеологизмах отражаются факты истории, традиции, обычаи, поверья народа, многие ФЕ уходят корнями в профессиональную речь, имеют литературное происхождение.

Соматические ФЕ заслуживают пристального внимания и детального изучения, так как составляют одну из обширных и продуктивных групп в области фразеологии. Их фразообразовательная активность обусловлена рядом интра- и экстралингвистических факторов.

Наиболее продуктивным фактом появления соматических ФЕ является образование на основе метафорического или метонимического переноса. Среди СФЕ очень много таких, которые имеют знаковый и символический характер. Нередко СФЕ представляют собой вербализированные жесты и мимические движения, которые выполняют в языке сигнальную функцию.

Структура коммуникативных фразеологизмов казахского языка и проблемы их перевода

В этой главе мы постараемся ответить на вопрос: что такое фразеологизмы? Одним из выразительных средств языка являются фразеологизмы. Фразеологизмы – устойчивые сочетания слов, близкие по лексическому значению одному слову. Большая часть фразеологизмов отражает глубоко народный, самобытный характер языка. Мир фразеологии богат и разнообразен. Наибольшую ценность при изучении фразеологизмов русского языка и казахского языков представляют труды таких ученых, как В.В. Виноградов, Н.М. Шанский, В.П.Жуков, Е.А.Быстрова, Қосымова Г., Жақанбаева Т. и др.

Что такое фразеологизм?

Просмотрев несколько толковых словарей русского языка, мы нашли различные толкования данного слова. Вот некоторые из них:

Фразеологизм – (фразеологическая единица, идиома) – выполняющее функцию отдельного слова устойчивое словосочетание, значение которого не выводится из значений составляющих его компонентов (например «дать сдачи» — ответить ударом на удар).

Фразеология – 1. Раздел языкознания, изучающий фразеологический состав языка; 2. Совокупность фразеологизмов данного языка.

Фразеологизм – это устойчивый оборот речи, свойственный определенному языку и потому дословно не переводимый на другие языки, имеющий самостоятельное значение, которое в целом не является суммой значений входящих в него слов;

Автор фразеологического словаря Е.А.Быстрова дает следующие определения фразеологизмам: «Фразеологический оборот – это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная по своему значению,составу и структуре.» или другое определение: в языках различных народов мира встречаются слова и сочетания слов, которые придают речи эмоциональную окрашенность, делают её более богатой, интересной и живой

Фразеология — это величайшая сокровищница и непреходящая ценность любого языка. С развитием языка постоянно употребляемые сочетания слов, приобретают устойчивый характер. В филологии такие сочетания принято назвать фразеологизмами.

У всех этих определений есть общие положения:

во-первых, фразеологизм – это устойчивый оборот речи или устойчивое сочетание нескольких слов;

во-вторых, это явление свойственно различным языкам;

в-третьих, значение фразеологизмов содержится в комбинации данных слов и при переводе на другой язык, требует пояснения;

в-четвертых, фразеологические обороты очень украшают речь, делают её выразительной, образной;

в-пятых, они по-своему отражают жизнь народа с очень далеких времен, в них выражен дух народа, его история, обычаи.

История фразеологизмов.

Язык является важнейшим средством человеческого общения, орудием передачи мыслей. Одновременно язык выступает в качестве зеркала национальной культуры, её хранителя: языковые единицы, прежде всего слова, фиксируют содержание, которое в той или иной мере восходит к условиям жизни народа – носителя языка. В языках важна и интересна национально-культурная семантика языка, т. е. те языковые значения, которые отражают, фиксируют и передают от поколения к поколению особенности природы, характер экономики и общественного устройства страны, её фольклора, художественной литературы, искусства, науки, а также особенности быта, обычаев и истории народа. Строевые единицы языка, являясь результатом длительного развития, фиксируют и передают от одного поколения к другому общественный опыт, поэтому они важны не только как средство коммуникации, но и как источники различных общественно значимых сведений. Можно утверждать, что национально-культурная семантика языка – это продукт истории, включающей в себя также и прошлое культуры, и чем богаче история народа, тем ярче и содержательнее строевые единицы языка. Прошлое – в той мере, в какой оно входит в настоящее, — остаётся актуальным для наших дней.

Свойства фразеологизмов.

1. Идиоматичность. Фразеологизм – это идиоматичное словосочетание, т. е. слова во фразеологическом сочетании не складывают свои смыслы, не прибавляют их один к другому, а производят своеобразный, непредсказуемый, даже причудливый общий смысл всего словосочетания.

Пример.

. Русский вариант: «заблудиться в трёх соснах» — не суметь разобраться в чём-нибудь простом, несложном, не суметь найти выход из самого простого затруднения.

2. Казахский вариант: «ауызын майлады» — «закрасить рот». Так говорят, когда дают взятку.

2. Воспроизводимость. Фразеологизм – это воспроизводимое словосочетание, т. е. вы не создаёте его в момент речи путём комбинирования самостоятельных слов, а извлекаете из памяти. 

Пример. 1. Русский вариант: «не пришей не пристегни» — ненужный, лишний, не имеющий определённого положения. 2. Казахский вариант: «басына сор» — неловкий, неуклюжий.

Многозначность фразеологизмов. Фразеологические обороты, подобно слову, могут быть многозначными. Например, выражение валять дурака имеет несколько значений: 1) притворяться глупым; 2) шутить, дурачиться; 3) бездельничать. Тақымға басты– 1) «мініп жүрді», 2) өңгерді.

Классификация фразеологизмов. Ученые выделяют следующие разряды фразеологических оборотов: 1)именные (субстантивные), обозначающие лицо, предмет, явление: Фома неверный, львиная доля; 2)глагольные, обозначающие действие, состояние как процесс: бить/ забить ключом, приходить/пройти мимо; 3)атрибутивные, обозначающие свойства, признаки лица, предмета, явления: мастер на все руки,не из робкого десятка; 4)наречные, обозначающие свойства, качества, признаки действия: засучив рукава, лицом к лицу, с пустыми руками; 11 5)модальные, обозначающие различное отношение говорящего к тому, что говорится:может быть, таким образом, стало быть; 6)междометные, выражающие чувства, эмоций: Бог мой,вот это да!

Фразеологические сращения – это такие семантически не делимые фразеологические обороты, в которых целостное значение совершенно несоотносительно с отдельными значениями составляющих их слов; это эквиваленты слов, подводимые под определённые грамматические категории как единые, абсолютно неразложимые смысловые единицы. Пример. 1. Русский вариант: как сквозь землю провалиться – исчезнуть, пропасть, потеряться. 2. Казахский вариант: жер шұқыды – ұялу, қысылу. Фразеологические единства – это такие фразеологические обороты, целостная семантика которых мотивирована отдельными значениями составляющих их слов. Пример. 1. Русский вариант: заткнуть за пояс – превзойти в чём-либо. 2. Казахский вариант: құдайдың кенже ұлындай – ерке. Фразеологические сочетания – это такие фразеологические обороты, в которых имеются слова как со свободным, так и со связанным употреблением. Пример. 1. Русский вариант: ад кромешный – невыносимая жизнь, взаимоотношения. 2. Казахский вариант: у жұтқандай болды – қатты қайғыру.

Фразеологические выражения – это такие устойчивые в своём составе и употреблении фразеологические обороты, которые не только являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со свободными значениями. Пример. 1. Русский вариант: любви все возрасты покорны (Пушкин). 2. Казахский вариант: түбін түсірді. Исследование: фразеологизмы вокруг нас. В течение трех недель мы старались отслеживать, как часто в нашей речи присутствуют фразеологизмы, в каких ситуациях мы их используем и определить наиболее часто употребляемые. Вот что мы получили: за этот период в школе, дома, в книгах и по телевизору мы услышали: - у меня же сердце не железное; (1) - у тебя золотые руки; (2) - льет, как из ведра; (3) - ворон считаешь; (4) - ловишь мух; (5) - бьешь баклуши; (6) - играть с огнем; (7) - фильтруй базар; (8) - уставиться, как баран на новые ворота; (9) - не делай из мухи слона; (10) - ой, не прикалывайся; (11) - в рот воды набрал; (12) - летать по коридорам; (13) - компьютер завис; (14) - бежать сломя голову; (15) - дуракам закон не писан; (16) - не пудри мне мозги; (17) - от страха мурашки по коже; (18) - голову сломать; (19) - быстрее, нас время поджимает; (20) - ложка дегтя в бочке меда (21) - протянуть руку помощи (22) Из этого легко сделать вывод, если за 21 день наблюдений мы зафиксировали всего 22 фразеологизма и при этом частота присутствия эмоционально окрашенных предложений достаточно высока, значит, есть определенный набор фразеологизмов, которые знают окружающие нас люди или любимые обороты речи, которые достаточны для общения.

Итак, самый часто употребляемый фразеологизм за 3 недели – «бежать сломя голову»; чуть реже встречались: «фильтруй базар», «компьютер завис», «голову сломать».

Фразеологизмы русского языка, относящиеся к человеку Фразеологизмы относящиеся к человеку мы взяли из учебного фразеологического словаря Е. А. Быстровой. Словарь содержит около 800 фразеологизмов русского языка. В данном словаре значение и употребление фразеологизмов в речи иллюстрируется цитами из произведений русской классической и современной литературы.

Фразеологизмы относящиеся к человеку, разнообразны по своему значению, что позволило нам произвести их семантическую классификацию. В результате этой классификации нами выявлено 9 групп, которые мы условно обозначили ЛСГ с компонентом «нога», ЛСГ с компонентом «рука», ЛСГ с компонентом «рот», ЛСГ с компонентом «глаза», ЛСГ с компонентом «уши», ЛСГ с компонентом «голова», ЛСГ с компонентом «лицо», ЛСГ с компонентом «сердце», ЛСГ с компонентом «нос». К составу ЛСГ с компонентом «нога» мы отнесли следующие фразеологизмы: ставить/поставить на ноги, со всех ног, сбиться с ног, связывать по рукам и ногам, с головы до ног, идти в ногу, встать с левой ноги, вверх ногами, валиться с ног. (Всего 9 фразеологизмов) В ЛСГ с компонентом «рука» вошли следующие фразеологизмы: сложа руки, правая рука, как без рук, руки опускаются, руки не дойдут, махнуть рукой, рука об руку, разводить/развести руками, на скорую руку, не покладая рук, сойти с рук, с пустыми руками, опустить руки, рукой подать, мастер на все руки, из первых рук, из рук вон, золотые руки, взять в руки, брать/взять себя в руки, валиться из рук. (Всего 22 фразеологизма.) К составу ЛСГ с компонентом «рот» нами отнесены следующие фразеологизмы: хлопот полон рот, из уст в уста, и в ус не дуть. (Всего 3 фразеологизма.) В составу ЛСГ с компонентом «глаза» вошли следующие фразеологизмы: в глаза не видел, во все глаза, бросаться в глаза, не верить <своим> глазам, открыть глаза, краем глаза, закрыть глаза, и даже глазом не ведет, хоть глаз выколи. (Всего 9 фразеологизмов.) Следующие фразеологизмы нами отнесены в лексико-семантическую группу с компонентом «уши»: пропускать мимо ушей, краем уха, не верить ушам, навострить уши, не видеть как своих ушей. (Всего 5 фразеологизмов). ЛСГ с компонентом «голова» составляют следующие фразеологизмы: вылететь с головы, голова на плечах, вешать голову, голова пошла кругом, выбросить из головы, голова закружилась, каша в голове, очертя голову, не выходить из головы, лезть в голову, приходить в голову. (Всего 11фразеологизмов.) В лексико-семантическую группу с компонентом «лицо» мы отнесли следующие фразеологизмы: лица нет, в поте лица, лицом к лицу, открытое лицо. (Всего 4 фразеологизма.) В составу ЛСГ с компонентом «сердце» вошли следующие фразеологизмы: взять за сердце, всем сердцем, сердце болит, принимать близко к сердцу, скрепя сердце, с легким сердцем, кошки скребут на сердце, положа руку на сердце. (Всего 8 фразеологизмов.) К составу ЛСГ с компонентом «нос» мы отнесли следующие фразеологиз мы: заруби на носу, с гулькин нос, вешать нос, водить за нос, клевать носом, не видеть дальше своего носа, комар носа(-у) не подточит. (Всего 7 фразеологизмов.) Исследовав данные фразеологизмы, мы пришли к выводу, что наиболее продуктивной в русском языке является группа фразеологизмов с компонентом «Рука»( 22фразеологизма) Меньше всего фразеологизмов с компонентом «рот» (3 фразеологизма). 2.4.Фразеологизмы казахского языка,относящиеся к человеку. Фразеологизмы, относящиеся к человеку, мы взяли из «Қазақ тілінің фразеологиялық сөздігі» Қосымовой Г., Жақанбаевой Т. Разнообразие значений фразеологизмов казахского языка тоже позволило нам распределить их в ЛСГ. В результате этой классификаций нами выявлено 10 групп, которые мы условно обозначили ЛСГ с компонентом «бет», ЛСГ с компоненом «қол», ЛСГ с компонентом «құлақ», ЛСГ с компонентом «бас», ЛСГ с компонентом «жүрек», ЛСГ с компонентом «көз», ЛСГ с компонен- том «аяқ», ЛСГ с компонетом «тіл», ЛСГ с компонентом «алақан», ЛСГ с компонентом «ауыз». К составу ЛСГ с компонентом «бет» мы отнесли следующие фразеоло- гизмы: бетінен иманы тамған, бетіне күйе жақты, бетінен қақты, бетінен алды, бетінен боздағы шықты, бетіне келді, бетінен басты, бетімен жүрді, бетінен арын төкті, бетіне кіреуке болды, беті қатты. (Всего 11фразеологизмов). В составу ЛСГ с компонентом «қол» вошли следующие фразеологизмы: қол жұмыс, қол кесер, қол қайыр, қолқама қол салма, қол жуды болды, қол жайды, қол қанат болды, қол жалғады, қол жетпес, қол көтерді, қол жиды, қол жаулық, қол жетті, қол көрді, қол жұмсады, қол жүрді, қол емес.(Всего 17 фразеологизмов). К составу ЛСГ с компонентом «құлақ» мы отнесли следующие фразеологизмы: құлағын түрді, құлағына салды, құлағын алды, құлағын шулатты, құлағының тесігі бар ма,жоқ па, құлағын сатты, құлағы тарс бітті, құлағынан күн көрінеді, құлағы теріс біткен, құлағын бұрады, құлақ аспады, құлағына құйды, құлағын қатырды. (Всего 13 фразеологизмов). В лексико-семантическую группу с компонентом «бас» вошли следующие фразеологизмы: басынан жүгенін сыпырды, басында еркі жоқ, басынан құс ұшырмады, басына шырмау салды, басына тиді, басын ашты, басынан кешті, басын бұрды, басын бақты, басына үй тікті, басына ноқта киді, басынан құсы кетті, басында дәурені тұрды, басын берді, басына сырық салмады, басынан күн, аяғынан ай туды, басына тас қойды. (Всего 17 фразеологизмов.) К составу ЛСГ с компонентом «жүрек» мы отнесли следующие фразеологизмы: жүрек сыры, жүрек жалғады, жүрек жұтқан, жүрегі шайылды,жүрегі суып қоя берді, жүрегі толықсыды, жүрек кесті, жүрек тоқтатты, жүрек қылын шертті, жүрегі тас төбесіне шықты, жүрекке жылы тиді, жүрек қалдиады, жүрек қыжылдады, жүрегі тебіренді, жүрекке ас батпады. (Всего 15фразеологизмов.) В составу ЛСГ с компонентом «көз» вошли следующие фразеологизмы: көзін тапты, көзін сүзді, көзіне ілінбеді, көзін тартып алды, көзіне шөп салды, көз байлады, ала көзімен атты, көз ашып, журек жуады, көзін қысты, көзіне ілмеді, көзінің астымен қарады, көзін қарайтты, көзін жасқа толтырды, көзін сатты, көзін көгертті, көзге жылы көрінді, көзінің ағы мен қарасы,көзге жылпың, сыртқа қылпың көрінді, көзбен атты, көзге алмады, көзбен шалды, көз болды, көзбен жеді, көзін іздеді, көз ашпады, көз ашқызбады, көз бояды, көзге көрінбеді, көз бояушы, көзге басылды, көзбен көрген анық, құлақпен естіген танық. (Всего 32 фразеологизмов). Следующие фразеологизмы мы отнесли к составу ЛСГ с компонентом «аяқ»: аяғынан тік тұрды, аяғы бір желмеді, аяғынан келді, аяғы жетті, аяғын аңдап басты, аяғына қан түсті, аяғына бас ұрды, аяғынан алды, аяғынан тік қойды, аяғына кісен салды, аяғымен жер тіреді, аяғынан сабылды. (Всего 12 фразеологизмов.) Следующие фразеологизмы: тілімнің ұшында тұр, тілі қышыды, тілімен қос ұстаған, тілі бидай қуырды, тілін тістетті, тілі ащы, тілі байлады, тілін білді, тілі келмеді, тілі қысқа, тілі майда, тілі жоқ, тілі өткір мы отнесли к составу ЛСГ с компонентом «тіл». (Всего 13 фразеологизмов) К составу ЛСГ «алақан» мы отнесли следующие фразеологизмы: алақаны жазық, алақанын жайды, алақанынан түспеді, алақанға қойғандай, алақанына салды, алақанында өсті, алақанына түкірді, алақанына қаратты, алақанға қарады, алақанға тұрды, алақан қышуы басылған жоқ, алақанның аясындай. (Всего12 фразеологизмов.)К составу ЛСГ с компонентом «ауыз» мы отнесли следующие фразеологизмы: аузы ауыр, аузы ашық, аузы күйді, аузы дуалы, аузың аққа тимегір, аузы аққа жарымады, аузы-аузына жұқпады, аузы жеңіл, аузы кепті, аузы жарымаған, аузы епті, ала қаптың аузын аш, аузы кеппеді. (Всего 13 фразеологизмов.)По нашим наблюдениям, наиболее продуктивной является группа фразеологизмов скомпонентом «көз».(32фразеологизма) Меньше всего фразеологизмов с компонентом «бет» (11 фразеологизмов) Сходства фразеологизмов русского и казахского языка. Изучив фразеологизмы русского и казахского языков, мы выяснили, что и в русском, и в казахском языках выделяются фразеологизмы, в составе которых есть компонент «части тела человека». В содержательном отношении наблюдается некоторое сходство, так в казахском языке есть фразеологизм: Тілімнің ұшында тұр, в русском языке есть тот же фразеологизм: Стоит на кончике языка или же Вертится на языке.Также в такую группу можно отнести фразеологизмы Короткая рука в русском языке, а его эквивалент в казахском Қолы қысқа. Если взять какую-то одну из групп, например, ЛСГ с компонентом «рука», то ей будет соответствие не только в анологичной группе, но и в группе «язык».То же самое наблюдается в группе «лицо» В русском языке В казахском языке 1.Рука чешется ( сущ+гл, предл.) 2.Короткая рука (прил+сущ, словосочетание) 1. Тілі қышыды (сущ+гл, предл.) 2. Тілі қысқа(прил+сущ,, словосочетание) 3. Открытое лицо(прил+сущ. словосочетание)) 3.Аузы ашық(прил+сущ. словосочетание)) Оказывается, что различий больше. Рассмотрим их. Различия фразеологизмов русского и казахского языка 1. В русском языке нет фразеологизмов с компонентом «алақан». Следовательно, в русском языке меньше групп- 9, в казахском языке -10 групп. 2. В русском языке наиболее продуктивной является группа фразеологизмов с компонентом «рука», а в казахском языке наиболее продуктивной является группа фразеологизмов с компонентом «глаза». В казахском языке по сравнению с русским языком фразеологизмов с компонентом «рука» меньше. 3. Если в русском языке наиболее продуктивной является группа фразеологизмов с компонентом рука — 22 фразеологизма, то в казахском языке наиболее продуктивной является группа фразеологизмов с компонентом «глаза»-32 фразеологизма. 4. Если сравнивать группу фразеологизмов русского и казахского языков в количественном отношении, то, например, в группе с компонентом «глаза» русского языка- 9 фразеологизмов, то в казахском- 32 фразеологизма.

В современном казахском языке коммуникативные фразеологизмы структурно организованы как предложения. Однако, в отличие от других предикативных фразеологизмов они не только имеют стуктуру предложения, но и соотносительны с ним. Иными словами, значение коммуникативных фразеологизмов можно передать только с помощью предложения. В современном казахском языке выделяются две основные группы коммуникативных фразеологизмов: фразеологизмы непословичного характера и фразеологизмы- пословицы. Будучи по форме коммуникативными единицами – предложениями, являясь собой в плане содержания обозначение конкретной ситуации, они всегда имеют иносказательное, обобщенное значение, не выводимое из конкретного содержания предложения.

Фразеологизмы – пословицы представляют собой законченные предложения. В отличие от непословичных коммуникативных фразеологизмов с аналогичной структурой они имеют назидательный характер, т.е. содержат какую-нибудь мораль или выражают какую-нибудь житейскую мудрость и имеют переносное значение. Эти фразеологизмы возникают на базе свободных предикативных словосочетаниий, которое, постепенно утрачивая связь с породившей их ситуацией, приобретают переноснообобщенное значение и становятся семантически двуплановыми языковыми образованиями. При этом слова – компоненты подобных фразеологизмов в той или иной мере сохраняют свои индивидуальные значения, что, очевидно, объясняются назидательным характером этих фразеологизмов. Например, пословица говорит: Ит жоқта шошқа өреді қорада. А соответствующая логическая схема передает ситуацию «в чистом виде»: «Если нет лучшей вещи, ее заменяет худшая».

В коммуникативных фразеологизмах непословичного характера представлена следущие формы семантического преобразования, как: переосмысление образное и необразное, лексическое ослабление значений компонентов, синтаксический и смысловой архаизм, эллипсис и т.д. Основной формой семантического преобразования коммуникативных фразеологизмов – пословиц являются образное переомысление, из других форм представлены эллипсис, синтаксический и лексический архаизм. В данных фразеологизмах эти последние формы выступают всегда в сочетании с переосмыслением, причем не как основная форма семантического преобразования, а лишь как сопутствующая.

К морфологическим особенностям фразеологизмов непословичного характера относятся также все нормативные изменения, которые не влияют на фразеологическую семантику оборота. По своему синтаксическому строению коммуникативные фразеологизмы данной группы могут быть:повесвовательным предложением: Ежелгі дұшпан ел болмайды, Соқыр көргенінен жазбас, Ағаш қазан қайнатты и др.; опросительнымпредложением: Есектің миын жегенсің бе? Қай бір екі туып бір қалғаның еді? Әкеңнің ала моншағын алып па едім? и др.; простым предложением:үндемеген өйдей бәледен құтылады, Шешінген судан тайынбайды и др.;простым распространным предложением: қыл арқан аш тамақтан түсті, өз қотырын ізі қасыды и др.; главным предложением в составе сложноподчиненного предложения: Бұлар көнбей қалса, сынықтан басқаның бәрі жұғады, Ізге рулар да олардан үлгі алуы мүмкін; зависимым предложением в составе сложноподчиненного предложения: Мың асқанға бір тосқан деген. Күн бір жауса, терек екі жауады.

В морфологическом плане глагол во фразеологизмах – пословицах может быть в любом залоге, форме и наклонении.Например: Қара тұяқ қарында жатпас; Көк ит көп итті жеңбес; Есік көргенді алма, бесік көргенді ал; Көлденең шөп бір құлақ суды байлайды и др. В синтаксическом плане пословичные фразеологизмы по цели высказывания могут быть: а)повествовательным предложением: үйреніскен жау атыспаққа жақсы. Екі қылыш бір қынапқа сыймайды. Єркімнің өз шығар биігі бар; б)вопросительным предложением: Батырлығың не керек, байсалдылық болмаса? Елде бір тентек жүрмей ме? Итке темір не керек? в)восклицательным предложением: Екі кеме құйрығын ұстаған суға кетер! Адассаң көппен адас! Адал бақан ашасыз болмайды! г) побудительнымпредложением: Ел аузына елек болма. Көпке топырақ шашпа. Пословичные фразеологизмы по своей структуре делятся на пословицы, имеющие структуру простого предложения и структуру сложного предложения. Пословицы, имеющие структуру простого предложения, могут быть нераспространенными: Ер екі сөйлемейді. өнер ауысады, ырыс жұғысады. ¦ялған тек тұрмас; также они могут быть распространенными: Ертеңгі құйрықтан бүгінгі өкпе артық. Аталы сөзге арсыз сөз қайтарады и т. др. Пословицы, имеющие структуру сложного предложения могут быть сложносочиненными: өзімдікі дегенде өгіз қара күшім бар, өзгенікі дегенде адам таппас ісім бар. Ат аяғынан сүрінер, адам құлағынан жаңылар. Ағаш қисығын тез түзетер, адам қисығын көр түзер; сложноподчиненными: Екі түйе сүйкенсе, ортасында шыбын өледі. Саусақ бірікпей, ине ілікпейді. Жер иісе, мал иір; непольными предложениями: Басқа пєле тілден. Келісіне қарай келсабы. У ішсең руыңмен.

С семантической точки зрения степень образности фразеологических единиц зависит также от выполняемой ими функции в языке. Чем сложнее эта функция, тем живее образ, лежащий в ослове фразеологизма. В этом отношении фрозологизмы пословияного и ненословигного характера, будучи соотносительны с предложениями, обладают более высокой степенью образности. Другим существенным признаком следует считать наличие или отсутствие мотивировки, т.е. выводимость или невыводимость общего смысла пословицы из смысла составляющих данную пословицу слов. Также можно назвать признаками возможность или невозможность переносного толкования выражения при наличии в нем прямых компонентов и возможность или невозможность прямого толкования пословицы – при наличии переносных компонентов. Например, пословицу: Қатын көп болса, қазан қараусыз қалады (Когда женщин много, котел останется без присмотра) сравним с афоризмом Басқа бәле тілден, то во всех двух приведенных изречениях имеюся знаменательные слова, упротребляемые в своем прямом смысле. В пословице это – «көп», в афоризме «бас», «бәле». Пословицу можно толковать в расширительном или переносном смысле. Под словом «қатын» можно понимать хозяина, начальника и т.др. Под словом«қазан» - ребенка, челавека вообще, какое – нибудь дело и многое другое, под словом «тіл» можно подразумевать слова, речь, болтовню и т.п. Являя собой в плане содержания обозначение конкретной ситуации, пословицы всегда имеют иносказательное, обобщенное значение, не выводимое из конкретного содержания предложения.

Пословичные коммуникативные фразеологизмы – это коммуникативные единицы, соотносимые с обозначением ситуации. Во всех ситуациях и всегда пословицы требуют обязательного метафорического, переносного истолкования. Пословицы могут содержать лишь отдельные слова в прямом значении, а в своем подавляющем большинстве вообще они не имеют ни одного прямого компонента. Так, невозможно отыскать пословицу или поговорку, которые не содержали бы хотя бы одного слова, употребляемого в переносном смысле.

Как известно, пословицы и поговорки обладают особой семантической и грамматической структурой, присущей им как особой языковой единицы, их семантические признаки в языках превалируют над структурными, поэтому часто лингвисты утверждают, что труднопереводимость на другой язык в буквальном или полном смысловом составе, является одним из основных призноков пословиц и поговорок. Переводчики прибегают в основном к трем основным категориям соответствий: 1) Эквиваленты, т.е. постоянные равнозначащие соответствия, как правило, не зависящие от контекста; 2) варианты соответветствия, т. е. несколько переводов одной и той же пословицы или поговорки в какой-то мере отличающихся смысловыми и стилистическими оттенками, причем выбор каждого из них зависит от контекста; 3) описательный или объяснительный перевод при отсутствии эквивалента или вариантных соответствий. Эквивалент может быть полным, когда он передает значение всей пословицы или поговорки.Эквивалент может быть частичным когда он покрывает лишь одного из значений пословицы или поговорки. Например, оборот: Нар тәуекел – ар ісіможно передать двумя способами: а) Попытка – не пытка, а также 2) Риск – благородное дело, тогда как другие значения пословицы могут быть переданы несколкими вариантными соответствиями, отраженными в разных переводах (например: смелость города берет и т.д.).

Эквивалент может быть абсолютным, если он соответствует исходному обороту казахского языка и в смысловом, и в стилистическом отношении. Если же перевод является равнозначным только в смысловом, но не в стилистическомотношении, то эквивалент будет относительным. Например, « Жарлыныңқалтасытесік» переводится предложением «Сумку нищего ненаполнишь» явно не передает стилистической окраски казахской пословицы. Относительные эквиваленты могут быть двух категории: а) Когда принятый перевод, раскрывающий смысловую сторону пословиц или поговорок, не отражает их принадлежности к определенному пласту языка, например: « Барымен базар, жоқтықайданқазар» передается структурой оборота «Чем богат, тем и рад», здесь разговорная окраска выражения полностью не передана; б) Когда принятый перевод не отражает эмоционально – экспрессивной окраски пословицы или поговорки, например: «Ит үреді, керуенкөшеді» передается оборотом «Собака лает, караван идет», здесь перевод не отражает иронической окраски пословицы. Абсолютные эквиваленты могут создаваться на совершенно иной образной основе, но с той же самой экспрессией, например: «Єсіреқызыл тез оңады» имеет перевод – «Что быстро созревает, то быстро портится». К описательному переводу приходится прибегать, в крайнем случае, когда нет русского паремиологического соответствия как, например: «өзгеніңқолымен от көсеу» — чужими руками жар загребать и т.д.

Если анализировать переводы контекстов с пословицами и поговорками, то можно обнаружить следующее о выше названных типов переводов: а) на практике используются пословицы и поговорки, совпадающие по значению, лексическому составу, образности, стилистической направленности и грамматической структуре, например: Жетірет өлшеп, бірреткес – семь раз отмерь, один раз отрежь; Көз – қорқақ, қол – батыр – глаза страшатся, а руки делают; б) перевод при помощи частичного эквивалента не означает какой-либо неполноты в передаче значения, а лишь содержит лексические, грамматические или лексико-грамматические расхождения при наличииодинакового значения и одной и той же стилистической направленности, например: ¦ясын ұнатпағанқұсоңбас – только дурная птица пачкает собственное гнездо; Битке өкпелеп, тоныңдыотқажақпа – не сжигай своего дома, чтобы избавиться от мышей; в) прибегают также к выборочным эквивалентам, часто у казахских пословиц и поговорок имеется несколько различных эквивалентов в русском языке, и переводчику приходится выбирать найлучший для данного контекста, например: «үндемеген үйдейбєледенқұтылады» можно перевести при помощи нескольких пословиц, как: Молчи, глухая, меньше греха; Чем меньше сказано, тем легче исправить; Разговоры только вредят делу и др; г) калькирование или дословный перевод используется при переводе без эквивалентного оборота в тех случаях, когда оборот не может быть переведен при помощи других видов пословиц, а также калькированиеприменяется и в тех случаях, когда в русском языке имеется пословица или поговорка с таким же значением, но его использование привело бы к полной потере им своего колорита, например: Лай судан балық аулау оңай – Легко ловить рыбу в мутной воде; Күн тұрғанда ай көрінбес –Луны не видно, когда светит солнце и т. др.; д) иногда используется комбинированный перевод, т.е. при переводе национально окрашенных пословиц и поговорок помимо буквального и описательного переводов приводится также «ложный эквивалент» для сравнения и, если таковой имеется, то и эквивалент, лишенный национальной специфики, например: «Бақа көлін сүйеді, балық суын сүйеді, жігіт елін сүйеді» передается пословицей «Лягушка на болоте царь, рыба – в воде, джигит – на родине», а также буквальным переводом: «Лягушке любит болоту, рыба – воду, джигит – родину свою. При переводе пословиц и поговорок также используются окказиональные эквиваленты только в определенном контексте.

Одна из трудностей перевода пословиц и поговорок заключается в их национальном своеобразии. А также существуют свойства пословиц и поговорок, связанные с историей, культурой и бытом обоих народов, в пословицах и поговорках воплощены их дух, психология и способ мышления, что наложило свой отпечаток на них смысловую, содержательную сторону, в основе которых лежат преимущественно образы, специфичные для этих языков, часто связанные с чисто национальными реалиями. Вышесказанное находит свое отражение в дословной непереводимости пословиц и поговорок.

Общие вопросы сопоставительной фразеологии

Сопоставление во фразеологии

Основной элемент любого сопоставления — выявление тождественных (интегральных) и различительных (дифференциальных) признаков сравниваемых явлений. Это положение касается и языка. Постулат о тождествах и различиях в языке, сформированный Ф. де Соссюром, лежит в основе ряда важнейших методов языкового анализа — оппозитивного, полевого, трансформационного, компонентного и др. «В результате формального и смыслового сопоставления и противопоставления выделяются члены языковых систем любого масштаба — грамматических парадигм, антонимических пар и т.п. и наоборот, исчерпывающее описание любого отдельного языкового явления предполагает выделение в нем набора разнообразных аспектов, форм, значений и других различий, а с другой стороны, — включение этого явления в различные общности на базе какого-либо тождества — формального, семантического, функционального и т.п.» [32, 6].

Сказанное полностью относится к исследованию устойчивых словесных комплексов и, в частности, фразеологических единиц. Особое положение фразеологических единиц в языке дает возможность сопоставлять их не только с другими фразеологическими единицами, но и с образованиями других уровней — лексемами, регулярными сочетаниями слов, структурно-синтаксическими схемами.

Колшанский и Сухова указывают на то, что при всяком сопоставлении необходимо наличие базы сопоставления, применения единой теории, метода и общего терминологического аппарата при описании сопоставляемых объектов [18, 16]. «Межъязыковое сопоставление, в отличие от внутриязыкового, показывает наиболее важные явления обоих языков, а на их фоне — специфические черты, объединяющие языки в различные типы» [32, 7].

В последние два десятилетия создано множество монографических очерков, направленных на сопоставительный анализ конкретных пар или групп языков. Они посвящены отдельным проблемам грамматики (Азимова, 1981; Аракин, 1979; Крушельницкая, 1961) и фразеологии. В том числе немногочисленные работы по сопоставлению немецкой и русской фразеологии (Долгополов, 1973; Куркова, 1979; Неведомская, 1973; Ротт, 1967). Сопоставительному исследованию подвергаются ФЕ с однотипной структурой и функцией (вербальные, адъективные, компаративные), ФЕ со структурой предложения, фразеологические единицы различных структурных моделей (Зиньков, 1976; Азимова, 1981), фразеологизмы с однотипными компонентами: соматизмами, глаголами движения, компонентами-цветообозначениями и т.д. (Азимова, 1980; Белозерова,1981; Гатиатуллина,1968; Долгополов, 1973; Чурсина,1979; Пистрак, 1979; Шубина, 1977; Федуленкова, 1983), поля и группы с одинаковой семантикой (Куркова,1980; Арсентьева,1989) и, наконец, целые фразеологические фонды языков (Райхштейн, 1980; Ковалева, 1979; Гак, 1977).

Но, несмотря на многообразие работ по сопоставительному изучению фразеологического состава различных языков, это направление фразеологических исследований находится еще в стадии становления. Первая общетеоретическая работа по этой тематике появилась в середине 60-х годов (Ройзензон, Авалиани, 1967). В ней были намечены некоторые важные аспекты синхронного сопоставительного или конфронтативного изучения фразеологии [34]:

1) сопоставительный, имеющий дело с неродственными языками и устанавливающий фразеологические эквиваленты для перевода с одного языка на другой, а также предлагающий сопоставительное изучение фразеологии по семантическим группам;

2) сравнительный, анализирующий сходные фразеологические факты в родственных языках;

3) структурно-типологический, направленный на исследование особенностей построения фразеологических образов как в родственных, так и в неродственных языках;

4) ареальный аспект, рассматривающий взаимодействие и сближение фразеологии ряда языков, образующих географическую, языковую и культурную общность.

Направления анализа, предложенные Л.И. Ройзензоном и Ю.Ю. Авалиани актуальны и в настоящее время, что подтверждается рядом исследований. А.Д.Райхштейн обобщает все исследования по следующим линиям [32, 11-12].

По характеру и числу сопоставляемых языков:

1) родственные (русский и украинский);

2) отдаленно родственные (русский и немецкий);

3) неродственные (немецкий и грузинский);

4) смешанные ряды (немецкий-русский-узбекский).

По характеру сопоставляемых ФЕ:

1) группа фразеологических единиц с однотипной структурой и функцией;

2) группа фразеологических единиц, включающая семантически однотипный компонент;

3) группа фразеологических единиц с однотипным сигнификативным значением;

4) группа фразеологических единиц с одинаковой лексико-грамматической организацией и совокупной семантикой в разных языках.

По характеру сопоставляемых явлений:

1) грамматические свойства фразеологических единиц;

2) лексический (компонентный) состав фразеологических единиц;

3) фразеологическая семантика и семантические отношения во фразеологической системе;

4) стилистические характеристики и явления во фразеологии;

5) количественные характеристики фразеологии.

А.Д. Райхштейн отмечает, что «в целом разработанность сопоставительной фразеологии снижается в направлении от уровня конкретных фразеологических единиц к более абстрактным уровням анализа» [32, 12].

Особенности сопоставительного изучения фразеологического состава обусловлены прежде всего особенным положением фразеологической системы среди других языковых систем. «Фразеологизмы — единицы вторичного образования, отличающиеся от обычных комплексов низкой регулярностью языковой организации, базирующейся на семантическом сдвиге того или иного типа и ведущей к обязательной воспроизводимости фразеологических единиц и слабой предсказуемости их плана содержания относительно плана выражения, и наоборот» [32, 14]. По своей формальной структуре фразеологических единиц — словесные комплексы. Функционально-семантически они соотносятся со словесными комплексами или со словами. Фразеологических единиц всегда имеют функционально-синтаксическую характеристику и соответствующие морфологические признаки.

Таким образом, фразеологическая система базируется на средствах других уровней языка и строится из них. В первую очередь, это лексические и грамматические средства. Специфика фразеологии в том, что в ней в большей или меньшей степени отражаются все основные особенности других уровней языка. Отсюда особенность сопоставительного фразеологического анализа – необходимость учета первичных систем – лексической и грамматической, а также специфики их проявления во фразеологии.

Так, глагольная категория вида представлена в русском языке, но отсутствует в немецком языке. Например: j-m den Kopf verdrehen — крутить / закрутить кому-либо голову.

В свою очередь, в русском языке нет грамматической категории определенности — неопределенности существительного, выражаемой системой артиклей. Например: j-m blutet das Herz — у кого-либо сердце кровью обливается.

Средства иных уровней не воспроизводятся механически во фразеологической системе, а подвергаются сложной переработке. Во-первых, входя в состав устойчивых словесных комплексов, лексемы, синтаксические схемы и морфологические средства претерпевают существенные ограничения своей регулярной парадигматической или синтагматической изменяемости. Возникают дополнительные трудности, поскольку у различных фразеологических единиц эти ограничения оказываются неодинаковыми. Например, фиксированность артикля при имени-зависимом компоненте немецких фразеологических единиц: «arm wie eine Kirchenmaus», но возможность его регулярной замены в отдельных ФЕ: «eine / die Klippe umschiffen».

Во-вторых, помимо прямых отражений, иноуровневые влияния могут иметь косвенный характер. Так, склонность немецкого языка к глагольности и двусоставности предложения ведет к заметному превышению удельного веса немецких глагольных фразеологических единиц над русскими; соответственно в русском языке гораздо больше именных предикативных ФЕ типа «в природе вещей», а также безглагольных оборотов.

Следующая особенность сопоставительного анализа во фразеологии состоит в том, что фразеологические единицы сложнее своих конституентов-лексем и по структуре и по значению. Специфика сопоставления фразеологии отдаленно родственных языков, в том числе немецкого и русского, на уровне конкретных языков не базируются на материальном тождестве сопоставляемых единиц. Для отдаленно родственных языков межъязыковое материальное тождество ФЕ оказывается редким явлением, связанным с заимствованием фразеологизмов из одного сопоставляемого языка в другой или из какого-либо третьего языка в оба сопоставляемые.

Перечисленные особенности сопоставительного фразеологического исследования сводятся к приблизительности его результатов. Строгое понятие тождества вообще вряд ли применимо к сопоставленным фразеологическим фактам, каждый из которых занимает в системе своего языка специфическое место и имеет особую значимость. Речь идет не об абсолютном, а об относительном тождестве, касающемся основных функциональных и семантических характеристик фразеологических единиц в целом. Отсюда необходимость пренебречь второстепенными и сконцентрировать внимание на существенных расхождениях.

Образное переосмысление фразеологизмов.

1.4 Трудности перевода

Известно, что работа переводчика всегда осложняется тем, что ему приходится переводить не просто лексику, а те оттенки смысла, которые стоят за ней. Общение людей, представителей разных культур, может быть неэффективным в силу того, что они не просто говорят на разных языках, у них еще и совершенно разное представление о мире (Потапова, 2007; 17). Несмотря на то, что нам не знакомы более или менее полные исследования перевода фразеологии, этого вопроса касаются если не все, то большинство теоретиков перевода. Успех перевода нередко определяется еще до того, как дело дошло до самого перевода — на этапе распознавания. Фразеологизм обладает всеми качествами, которые могут представить затруднения для переводчика уже с первых шагов: это и раздельнооформленность, и характер компонентов, большей частью не отличающихся от обычных слов, и ничем не замечательная (за немногими исключениями) связь между ними и контекстом, и зачастую то, что нас особенно волнует — национальный колорит (Влахов, Флорин, 2009; 187). Поскольку фразеология выделяется своими функциями в языке и речи, она требует особого подхода в процессе перевода. Казалось бы наличие специальных двуязычных и одноязычных фразеологических словарей и выделение фразеологии в больших толковых словарях должны давать наиболее полное и точное ее описание. Но словарь далеко не всегда может помочь переводчику, так как словарь с каждым годом «отстает от жизни». Поэтому, да и не только поэтому, переводчик должен уметь самостоятельно разбираться в основных вопросах теории фразеологии, уметь выделять ФЕ, раскрывать их значение и передавать их экспрессивно — стилистические функции в переводе. Основная трудность заключается в том, что никакой словарь не в состоянии предусмотреть всех возможностей использования фразеологизма в контексте (Рецкер, 1974; 145). В этой связи в своей книге «Перевод: теория, практика и методики преподавания» известный специалист по переводу, профессор Лев Константинович Латышев рассматривает такое понятие, как лингвоэтнический барьер (Потапова, 2007; 17). К лингвоэтническому барьеру относится все то, что не позволяет носителю переводящего языка воспринять текст на исходном языке и отреагировать на него так же, как если бы он был носителем исходного языка.

Лингвоэтнический барьер складывается из ряда разнородных факторов:

1) Расхождение двух языковых систем — исходного и переводящего языков. Понятие языковой системы в современном языкознании имеет различные истолкования, которые можно свести к тому, что система языка — это совокупность взаимозависимых единиц языка и моделей, по которым они сочетаются. Крайне существенно при этом, что к продуктам, производимым системой, относятся не только реально существующие языковые и речевые образования (сочетания морфем, лексем, синтагм, предложений и т.д.), но и гипотетические образования, которые возможны с точки зрения системы, то есть могли бы быть произведены ею, но реально в языке не существуют и в речи не функционируют.

2) Языковая норма — своеобразный фильтр, который либо пропускает, либо задерживает то, что производит языковая система. Она допускает то, что реально существует в языке и функционирует в речи, и отбрасывает те продукты системы, которые реально в языке не существуют и в речи не употребляются. Иными словами, языковая норма выражается в конкретно реализуемых, реально функционирующих формах языкового выражения, принятых обществом и признаваемых им правильными.

3) Речевая норма, именуемая так же узусом. Узус — принятое употребление слов и выражений — представляет собой еще один фильтр языковой нормы. Если первая отсеивает правильное от абсолютно неправильного, такого, что всегда, во всех ситуациях общения недопустимо с точки зрения грамотной части языкового коллектива, то узус среди правильного, пропущенного языковой нормой, отделяет то, что в данной ситуации общения уместно, от того, что неуместно.

Таким образом, если языковая система — это совокупность всех реальных и абстрактных возможностей функционирования языка, а языковая норма — совокупность аналогичных реальных возможностей, то узус представляет собой уже совокупность тематико-ситуативных правил употребления языка. Если нарушение нормы языка представляет собой такую его реализацию, которая воспринимается как неправильность абсолютная, т.е. во всех ситуациях и при общении на любые темы, то нарушение узуса — это реализация языка, не соответствующая данной теме или ситуации общения, не столько ошибка, сколько неуместность.

4) Расхождение преинформационных запасов носителей исходного языка и носителей переводящего языка, то есть запасов экстралингвистических знаний, которые используются при восприятии и интерпретации текстов. Любой текст рассчитан на определенные экстралингвистические знания адресата, без которых он не может быть правильно понят. Границы преинформационного запаса могут быть обусловлены социально-групповой принадлежностью человека (преинформационный запас взрослого и ребенка, специалиста и неспециалиста, образованного человека и малообразованного). Для перевода как для чисто лингвоэтнической ретрансляции индивидуальные и социально-групповые различия в преинформационных запасах несущественны. В переводе учитываются лишь те расхождения преинформационных запасов, которые обусловлены принадлежностью носителей исходного языка и носителей переводящего языка к разным лингвоэтническим коллективам и относятся к понятию лингвоэтнического барьера (Латышев, Семенов, 2003; 104-107).

Каждый из перечисленных факторов лингвоэтнического барьера имеет свою специфику, и в том числе свой вес, как фактор «антикоммуникативного» свойства, препятствующий общению носителей разных языков без языкового посредника. Перед переводчиком, несомненно, стоит масса сложных задач. Помимо отличного знания языка и навыков перевода, для эффективной работы также необходима обширная база фоновых, экстралингвистических знаний и тех языковых норм, которые, хотя иногда и не отвечают строгим правилам языка, тем не менее приняты в обществе и часто используются в процессе коммуникации (Потапова, 2007; 18-19).

В связи с вышеизложенными особенностями фразеологических единиц, а также на основании знаний о лингво-этноческом барьере, можно прогнозировать столкновение с несколькими «зонами повышенной опасности» при переводе ФЕ, т.е. вскрыть следующие наиболее типичные причины, ведущие к ошибочному переводу:

Буквальное восприятие фразеологизма и, соответственно, покомпонентный перевод его как свободного словосочетания.

Перевод ФЕ по ложной ассоциации оборотом как фразеологического, так и нефразеологического характера.

Смешение в рамках исходного языка на этапе восприятия текста сходных по форме, но различных по содержанию ФЕ.

Перевод ФЕ формальным соответствием, т.е. идиоматичным оборотом, имеющим ту же форму, но другое содержание.

Полное отождествление частичных соответствий, имеющих несовпадающие фразео-семантические варианты.

Использование для перевода ФЕ формально-семантических эквивалентов без учета специфики их дистрибуции, семантических нюансов и оценочных факторов (Бреус, Дементьев, Сладковская, 1987; 106-107).

С.И. Влахов выделяет следующие трудные моменты при переводе:

Первый момент — распознавание устойчивых сочетаний в подлиннике — требует самостоятельного рассмотрения, так как множество неудач в переводе ФЕ обусловлено именно «неузнаванием их в лицо»: переводчик 1) принимает их за переменные (свободные) словосочетания, и это приводит к переводу их на уровне слова; или,

2) замечая их слитность, приписывает ее индивидуальному стилю автора; или же, наоборот,

3) наделяет свободное сочетание качествами устойчивого и передает его, соответственно, на фразеологическом уровне. Вероятность правильного перевода при таком подходе, разумеется, редко бывает значительной.

Следующий барьер — трудность восприятия распознанной единицы. В связи с характерной для фразеологизма невыводимостью значения целого из значений компонентов «пословный» перевод редко бывает верным. Мы часто говорим о «гипнозе подлинника», а здесь придется ввести понятие «гипноз слова», отдельного слова, компонента ФЕ, заслоняющих от переводчика значение целого. А неправильное восприятие самого слова, уже достаточно неприятное само по себе, часто приводит к искажению и всего контекста, который переводчик стремится приспособить к тому неверному значению, которое сложилось у него в голове.

Получается цепная реакция ошибок: неправильно понятое слово влечет за собой неправильный перевод словосочетания — обычно в сторону пословного воспроизведения, — искаженный фразеологизм искажает содержание узкого или более широкого контекста.

Однако основной причиной ошибок как нераспознавания, так и не (до) понимания значения ФЕ, является, конечно, недостаточное владение ИЯ (Влахов, Флорин, 2009; 188).

Представляется, что внимательный подход к проблеме перевода фразеологических оборотов помог бы значительно сократить число переводческих ошибок (Бреус, Дементьев, Сладковская, 1987; 106).

1.5 Способы перевода фразеологизмов

Переводу фразеологизмов уделено немало внимания в теоретических работах. Связанные с этим проблемы рассматривают по-разному, рекомендуют различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. И это, пожалуй, в порядке вещей: однозначного, стандартного, одного на все случаи жизни решения здесь быть не может. Не так редко, даже при наличии равноценного фразеологического соответствия, приведенного в словаре, приходится искать иные пути перевода, так как этот эквивалент не годится для данного контекста. Поэтому и противоречивые (в теории) советы не всегда нужно считать несовместимыми: например, если один автор предлагает переводить пословицу пословицей, а другой — калькой или путем подстановки, иногда приходится считать, что прав и тот и другой. Например Я.И. Рецкер говорит о том, что «перевод фразеологического единства должен, по возможности, быть образным», а перевод фразеологического сращения «осуществляется преимущественно приемом целостного преобразования».С.И. Влахов предлагает две группы перевода: фразеологический и не фразеологический и делит их на подгруппы, опираясь при этом на основное требование «фразеологизм переводят фразеологизмом» (Влахов, Флорин, 2009; 187-188).

В процессе работы над этой темой мы рассмотрели и проанализировали способы перевода ФЕ таких теоретиков как Я.И. Рецкер, В.В. Виноградов, С.И. Влахов, и пришли к выводу, что наиболее удобной является классификация Т.А. Казаковой. Итак, рассмотрим ее более подробно.

1. Оптимальное переводческое решение при переводе фразеологизмов — это поиск идентичной фразеологической единицы в переводящем языке. К счастью, сопоставляемые языки богаты фразеологическими оборотами, в том числе и идентичными. Однако следует принимать во внимание то обстоятельство, что, во-первых, число таких непосредственных соответствий ограничено, и, во-вторых, даже фразеологизмы, кажущиеся на первый взгляд аналогичными, могут иметь отличия на идиоматическом, коннотативном или семантическом уровнях.

2. При отсутствии непосредственных соответствий исходный фразеологизм можно перевести путем поиска аналогичной единицы, имеющей общее с исходным значением, но построенной на иной словеснообразной основе. Следует, однако, помнить, что если используется метод замены референта, то существует вероятность дезидиоматизации, искажения или неполной передачи смысла.

3. Менее эффективным, но иногда допустимым приемом при переводе фразеологизмов является калькирование, т.е. пословный перевод. Однако данный вид перевода представляется не самым удачным. Хотя идиоматичность фразы, как правило, сохраняется, но все же сама суть фразеологизма может быть непонятна человеку, не владеющему иностранным языком. Нередко референт может обладать некоторыми особенностями, не совпадающими в разных языках.

4. В отдельных случаях применяется двойной, или параллельный, перевод фразеологизмов, когда в одной фразе сочетается фразеологическая единица (например, переведенная посредством калькирования) и объяснение ее переносного значения в возможно более кратком виде. На наш взгляд, этот способ является весьма удачным приемом перевода фразеологизмов. В этом случае до адресанта доносится суть фразы, к тому же сохраняется идиоматичность без искажения смысла. Единственным недостатком данного приема может быть громоздкость структуры, с которой не всегда удобно работать при переводе.

5. В случае отсутствия идентичной фразеологической единицы в переводящем языке, а также при условии невозможности пословного перевода, применяется перевод-объяснение переносного значения фразеологизма, то есть посредством трансформации устойчивого словосочетания в свободное. Достоинство перевода-объяснения в том, что смысл фразы передается без малейших искажений, однако, с другой стороны, фразеологизм теряет свои образно-ассоциативные свойства (Потапова, 2007; 19-21).

Стоит помнить, что выбор приема перевода фразеологии во многом зависит от места, занимаемого той или иной группой устойчивых словесных комплексов во фразеологической системе ИЯ и/или ПЯ по различным показателям: метафоричности, лексико-синтаксической структуре, структурно-компонентным особенностям, синтаксической функции, по происхождению, колориту, авторству, стилистической окраске (Влахов, Флорин, 2009; 190).

Выводы по первой главе

Проблема перевода фразеологических единиц является одной из центральных проблем переводоведения.

При сопоставлении фразеологических систем немецкого и русского языков по нескольким аспектам (лексический, структурно — синтаксический, семантическая организация фразеологического состава, фразообразование, основные сравнительно — типологические характеристики фразеологических систем) выяснилось, что немецкая фразеологическая система более подвижна, более склонна к структурным преобразованиям имеющихся единиц, т. е более регулярна и менее «фразеологична», чем русская.

Наиболее полной и обоснованной является классификация И.И. Чернышевой, которая подразделяется на две подгруппы: функциональную классификацию, (которая включает в себя лексические единства, номинативные фразеологизмы и номинативно-экспрессивные фразеологизмы) и структурно-семантическую классификацию (которая подразделяется на фразеологические единства, фразеологические выражения и фразеологические сочетания).

Знания о лингвоэтническом барьере, «зонах повышенной опасности» при переводе фразеологических единиц и, конечно, знание языка помогут значительно сократить число переводческих ошибок.

Т.А. Казакова предлагает следующие способы перевода фразеологических единиц: поиск идентичной единицы, аналогичной единицы, калькирование, двойной или параллельный перевод и перевод — объяснение. Именно эти способы мы будем использовать в дальнейшем исследовании.

Изучение сходств и различий между конкретными фразеологическими единицами двух языков — наиболее известный и разработанный вид сопоставительного анализа во фразеологии. Установление межъязыковых фразеологических эквивалентов разных типов служит потребностям перевода и обучения иностранным языкам, а сами эквиваленты фиксируются в двуязычных словарях. Сопоставление конкретных фразеологических единиц дало исследователям материал для обобщений в различных направлениях: в теории перевода, в теории фразеографии, в сопоставительно-типологических исследованиях. В основе всех этих изысканий лежат различные стороны межъязыковой соотнесенности конкретных фразеологических единиц, т.е. тождества их смысловой или формально-смысловой организации. Отсутствие этой соотнесенности означает полное различие ФЕ. Наряду с отношениями полного тождества и полного различия существуют промежуточные ступени, которые могут быть обобщены как отношения неполного тождества. Отношения тождества, неполного тождества и различия обнаруживаются при сопоставлении немецких и русских фразеологических единиц: [32, 75]

1) в отдельных аспектах их формально-смысловой организации, главным образом лексическом и структурно-синтаксическом (аспектная соотнесенность);

2) в их совокупном содержании (функционально-смысловая соотнесенность).

Сопоставительная характеристика фразеологических единиц имеет и количественный аспект — число эквивалентов у конкретной фразеологической единицы, их сравнительная употребительность.

Аспектная соотнесенность фразеологических единиц, т.е. соотнесенность их компонентного состава и грамматической организации, имеет для немецкого и русского языков только косвенный, структурно-семантический характер, т.к. для отдаленно родственных языков непосредственное материальное тождество лексических компонентов и грамматических структур нетипично.

Функционально-смысловая соотнесенность фразеологических единиц разных языков означает в идеале тождество семного состава и дополнительных коннотаций в совокупном содержании сопоставляемых фразеологических единиц. Комбинация аспектного и функционально-смыслового тождества дает полные межъязыковые фразеологические эквиваленты. Например: mit dem Feuer spielen - играть с огнем; Öl ins Feuer giessen - подливать масла в огонь.

Совокупное смысловое тождество разноязычных фразеологических единиц сохраняется и при их неполном аспектном тождестве. Дело в том, что не все аспектные явления одинаково существенны для совокупного содержания фразеологических единиц и тем самым для межъязыковой функционально-смысловой соотнесенности. Так, малозначимы все внутренние структурные свойства фразеологических единиц, характеризующие способ соединения её компонентов. Например: Adamsapfel - адамово яблоко.

Невысока значимость и тех компонентных различий, которые не нарушают конкретного образа фразеологических единиц. Например: j-m den Kopf waschen – намылить кому-либо голову.

Если немецкие и русские фразеологические единицы объединяет лишь абстрактная образная модель, то их совокупная функционально-смысловая соотнесенность утрачивает характер 1:1, т.к. по такой абстрактной модели может формироваться ряд фразеологических единиц со сходным значением. При совпадении лишь абстрактной образной модели функционально-смысловая соотнесенность ФЕ оказывается обычно неполной.

Межъязыковая аспектная соотнесенность ФЕ и их функционально-смысловая соотнесенность не находятся в прямой зависимости друг от друга. На их взаимосвязь распространяется общее положение об асимметрии означающего и означаемого языкового знака. Различия в совокупном фразеологическом значении при аспектном тождестве сопоставляемых фразеологических единиц немецкого и русского языков могут быть результатом разнонаправленного переосмысления. Другой причиной может быть появление дополнительных смысловых оттенков на фоне тождественного общего значения. Например: „бросать/выбрасывать за борт» — отвергать, устранять как что-то ненужное, (обычно с отрицательной оценкой) и «über Bord werfen» – (Bedenken, Vorurteile) ablegen, sich davon lösen (с любой оценкой объекта).

Подобные пары фразеологических единиц с более или менее расходящимися, а подчас и противоположными значениями выступают как «ложные друзья переводчика» в сфере фразеологии. Они представляют собой серьезную практическую трудность. Например: «j-m das Messer an die Kehle setzen» – j-m mit Vernichtung bedrohen и «пристать с ножом к горлу» — настойчиво, неотступно потребовать.

Таким образом, межъязыковая аспектная и функционально-смысловая соотнесенность ФЕ — относительно автономные явления. На их взаимодействии основывается типология межъязыковых фразеологических эквивалентов, среди которых выделяются структурно-семантические (ССЭ), сочетающие аспектную и функционально-смысловую соотнесенность, и функционально-смысловые (ФСЭ), включающие только функционально-смысловую соотнесенность. Полными фразеологическими эквивалентами является лишь меньшая часть ССЭ, в остальных случаях эквивалентность неполная. При более дифференцированном анализе аспектной и функционально-смысловой соотнесенности между конкретными фразеологическими единицами немецкого и русского языков обнаруживаются следующие типы межъязыковых отношений [32, 29-30]:

1) тождество, т.е. полное совпадение аспектной организации и совокупного смысла;

2) лексическая вариантность или структурная синонимия, т.е. полное совпадение совокупного смысла и синтаксической организации при неполном тождестве компонентного состава;

3) идеографическая синонимия, т.е. безотносительно к аспектному тождеству неполное тождество совокупного сигнификативного значения за счет наличия особых семантических признаков у обеих фразеологических единиц;

4) гиперо-гипонимия, т.е. безотносительно к аспектному тождеству неполное тождество совокупного сигнификативного значения за счет наличия у одного из сопоставляемых ФЕ дополнительных, конкретизирующих семантических признаков;

5) стилистическая синонимия, т.е. неполное тождество совокупного смысла за счет различий в стилистическом значении;

6) анонимия и полисемия, т.е. тождество аспектной организации при больших или меньших различиях в совокупном смысле;

7) энантиосемия, т.е. тождество аспектной организации при противоположности совокупного смысла.

Если фразеологическая единица многозначна, то в соответствующие отношения вступает каждый фразеосемантический вариант в отдельности.

Следующий аспект межъязыковой соотнесенности — количественный — включает следующие характеристики:

1) сравнительную употребительность соотнесенных фразеологических единиц в немецком и русском языках;

2) число фразеологических единиц — эквивалентов в обоих языках для выражения того или иного значения;

3) число фразеологических единиц — эквивалентов и их удельный вес во фразеологических системах сопоставляемых языков в целом.

Мера речевой употребительности фразеологических единиц — количественный признак, отражающий относительную частотность данной фразеологических единиц по сравнению со средней частотностью всех фразеологических единиц данного языка в речи. Различают высоко-, средне- и низкочастотные фразеологических единиц. Межъязыковая фразеологическая эквивалентность предполагает приблизительно одинаковую речевую употребительность фразеологических единиц. У каждой ФЕ бывает не более одного полного структурно-семантического эквивалента в сопоставляемом языке. Число неполных структурно-семантических эквивалентов и функционально-смысловых эквивалентов колеблется в довольно широком диапазоне. Если учитывать все виды фразеологических эквивалентов, то можно отметить следующие количественные соотношения между сопоставляемыми эквивалентами фразеологических единиц:

1) одно-однозначное соответствие, когда немецкой ФЕ соответствует одна определенная русская ФЕ, и наоборот; А.В.Кунин называет их «моноэквивалентами» [20, 8]; обычно они являются полными или неполными структурно-семантическими эквивалентами;

2) неоднозначное соответствие, когда при наличии полного структурно-семантического эквивалента в одном или обоих языках обнаруживаются параллельные эквиваленты других типов; неоднозначные соответствия особенно характерны для ФЕ, образующих в обоих языках большие синонимические ряды фразеологизмов;

3) удельный вес немецко-русских (русско-немецких) фразеологических эквивалентов является важной общей сопоставительной характеристикой немецкой и русской фразеологических систем. По подсчетам А.Д. Райхштейна [32, 33-34], около 60% немецких фразеологических единиц имеют более или менее регулярные русские фразеологические соответствия, хотя характер и степень их эквивалентности могут быть различными. Остальные 40% делятся на две почти равные группы, у одной из которых существуют русские лексические соответствия, а с другой соотносятся только переменные словесные комплексы.

Значит, для рассматриваемых языков сходство конкретных фразообразовательных характеристик значительно ниже сходства конкретных функционально-смысловых характеристик.

Рассмотрев основные типы межъязыковой фразеологической эквивалентности, следует остановиться и на факторах этой эквивалентности. Факторы межъязыковой фразеологической эквивалентности — явления, существующие во фразеологическом составе каждого из сопоставляемых языков и позволяющие с определенной вероятностью предсказать наличие или отсутствие у данных ФЕ фразеологических эквивалентов в другом языке. Наличие или отсутствие структурно-семантических эквивалентов в сопоставляемых языках может быть прогнозировано по некоторым характеристикам самих ФЕ исходного языка. Эти характеристики касаются компонентного состава, синтаксической структуры, семантического и формального механизма-фразеологичности и совокупных стилистических свойств ФЕ.

Повышенная структурно-семантическая эквивалентность наблюдается:

1) у ФЕ с компонентами-именами реалий и именами собственными не немецкого и не русского происхождения; это кальки. Например: оседлать Пегаса – den Pegasus satteln/besteigen; в костюме Евы – im Evaskostüm;

2) у ФЕ с лексемой-компонентом, наиболее частой в самостоятельном употреблении. Например: den Kopf hochhalten — высоко держать голову.

Структурно-семантическая эквивалентность:

1) близка к нулю у ФЕ, включающих национальные имена собственные и наименования национальных реалий; например: тришкин кафтан; frech wie Oskar;

2) близко к нулю у ФЕ, содержащих некротизмы — компоненты, не встречающиеся вне ФЕ; например: ни зги; бить баклуши; Schmu machen; Zeter und Mordio schreien;

3) низка у ФЕ, в состав которых входит просторечный компонент, например: ни уха ни рыла; j-m geht die Muffe;

4) понижена у ФЕ, построенных из компонентов со слабой фразообразовательной активностью, например: j-m einen Floh ins Ohr setzen.

В сфере синтаксических структур низкая структурно-семантическая эквивалентность характерна для ФЕ, построенных по синтаксическим схемам, которые либо вообще отсутствуют в сопоставляемом языке, либо занимают в нем периферийное положение. Например: в русском языке (деепричастие совершенного вида + существительное: «сломя голову», «спустя рукава»), а для немецкого языка характерны специфические схемы: sein+zu+Infinitiv (j-d hat nichts zu tun).

Стилистическая характеристика ФЕ показывает, что наибольшей эквивалентностью отличаются ФЕ, характерные, для стилей публичного общения — газетно-публицистического, и наименьшей — ФЕ, употребление которых ограничено обиходно-разговорным стилем и особенно просторечием [53, 12].

Из публицистики ФЕ постепенно проникают в художественную литературу и в обиходную речь, повышая меру их межъязыковой фразеологической эквивалентности. Сфера коммуникации и соответствующая функционально-стилевая и нормативно-стилевая характеристика речи оказываются важным фактором, регулирующим не только распространенность ФЕ, но и меру их межъязыковой эквивалентности.

На фразеологическую активность влияет также фактор совокупного фразеологического значения. Чем элементарнее совокупное фразеологическое значение у фразеологизма, тем больше у него межъязыковых эквивалентов и наоборот.

Таким образом, все вышеперечисленные факторы в большей или меньшей степени отражаются на мере межъязыковой эквивалентности.

1.1. Изучение фразеологизмов.

Развитие фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины в последние десятилетия характеризуется, прежде всего, постепенной дифференциацией предмета исследования и методики его изучения. В сферу научного поиска вовлекаются все новые проблемы и аспекты изучения фразеологической системы, опирающиеся на сложившиеся в современном языкознании теоретической основы фразеологии. Общая тенденция развития лингвистической теории от простых, первичных и фундаментальных к более сложным, производным уровням, методам и направлениям изучения языка четко наблюдается в сопоставительном анализе различных как родственных, так и неродственных языков, результаты которого важны как для теоретического, так и для прикладного языкознания. Применение сопоставительного анализа к изучению фразеологической системы разных языков образует особый раздел фразеологической теории сопоставительную фразеологию, которая вызывает все больший интерес исследователей. Это новое направление развития общей фразеологии доказывает с появлением каждого нового научного труда свою необходимость, жизнеспособность, т е. находится на стадии становления. Сегодня уже не подлежит сомнению, что сопоставительное изучение фразеологии обогащает общую теорию фразеологии, помогает глубже проникнуть в механизм образования фразеологизмов, лучше разработать теорию их перевода и применить в обучении языкам. [4,с. 8] Главной задачей сопоставительного исследования является выявление наиболее существенных и глубинных сходств и различий между фразеологическими системами двух и более не только близко или отдалённо родственных языков, но и неродственных языков разных систем и ареалов. Сопоставление фактов различных языков позволяет лучше понять закономерность и особенности изучаемых языков позволяет лучше понять закономерности иглубже проникнуть в структуру языка, полнее изучить и осмыслитьсвоеобразие каждого из исследуемых языков, то есть обнаружить такие факты, которые остаются скрытыми при изучении одного языка. «Мы можем сравнивать языки совершенно независимо от их родства, от всяких исторических связей между ними. Мы постоянно находим одинаковые свойства, одинаковые изменения, одинаковые исторические процессы и перерождения в языках, чуждых друг другу исторически и географически…Подобного рода сравнения языков служат основанием для самых обширных лингвистических обобщений…[8, с. 52]Сопоставительная фразеология представляет собой синхронно-сравнительный метод параллельного лингвистического анализа и описания двух и более фразеологических систем или подсистем для выявления наиболее существенных сходств и различий. Таким образом; перед сопоставительным методом во фразеологии открываются широкие возможности, поскольку изучение фразеологизмов конкретных языков или групп часто оказывается недостаточным для установления фразеологических универсалий или выведения типологических обобщений.

Глава П. Образное переосмысление как механизм образование фразеологизмов в немецком и казахском языках.

2.1.Образные переосмысления.

Образное переосмысление как особый семантический механизм фразеообразования имеет свои основные виды: метафорическое и метонимическое переосмысление.

2.2 Метафорическое переосмысление.

В основе метафоризации лежит сравнение двух совершенно разных явлений. Неизвестный денотат сравнивается с известным, уподобляется ему. Свойство механизмов метафоры сопоставлять, а затем и синтезировать сущности, соотносимые с разными логическими порядками, обуславливает его продуктивность как средство создания новых наименований, особенно в сфере обозначения объектов невидимого мира. Предельную простоту, красочность наглядно-вещественных представлений, лежащих в основе метафоры отмечает С. Г. Гаврин: «…наглядность его носит вещественно-предметный характер, потому что не только субстантивные, но и вербальные

и другие фразеомы строят такое представление на основе отражения

простого ощутимого предмета (иногда двух-трёх). Чаще всего в роли такого

предмета выступает человек и части человеческого тела».[8, с. 10]

Следовательно, сам выбор того или иного основания для метафоры ,связан со

способностью человека соизмерять все новое для него (в том числе и реально

несоизмеримое) по своему образу и подобию. При метафорическом

переосмыслении большинство слов, содержащих деривационную базу,

приглушается и выделяется лишь один какой-либо признак слова, который

кладется в основу формирования производного фразеологического значения,

и которое обогащается новыми схемами. Так, например, в немецком языке из

совокупного содержания деривационной базыdieHandebeschmutzen[1,с.

87] (испачкать руки) выделяется только признак слова «запачкивания» и

перенос его из физической в моральную как основу формирования и

семантического фразеологического значения производного фразеологизма –

иметь моральную вину, быть морально нечистоплотным. В основе образования фразеологизма здесь лежит механизм ассоциации физического признака «запачкивания грязью» с моральным признаком «вины», базирующийся на ассоциации еще более абстрактного характера: ассоциации чистоты тела с чистотой моральной, нравственной. Это универсальная ассоциативная модель фразеологизма типична для многих языков.

Каз. Қолын былғау (запачкать руки). [8, с. 59]

Однако и не менее регулярен факт наличия неповторимых метафорический моделей фразеологических оборотов, то есть национально — специфических образов, характерных только для того или другого языка. Проведенный сопоставительный анализ соматической фразеологии немецкого и казахского языков показал, что в названных языках можно выделить виды метафорического переосмысления их соматических компонентов.

2.2.1. Перенос по сходству действия

Для передачи значения «трудиться, работать, быстро, не покладая рук» имеются следующие фразеологизмы, образованные путем метафорического переосмысления их мотивирующих прототипов.

Каз.:қолы - қолына жұкпау (быстро делать что-то)

құлақ тұру (навострить уши)

көзге түсу (выделяться, привлекать внимание)

бастepiciслабырау (унывать)

В этих примерах совпадает общая основа метафорического переноса: сходный характер действия, заключающийся в двигательной активности органов тела. Образная основа данных фразеологизмов в обоих языках практически полностью совпадает, вследствие использования одинаковых соматических компонентов. Различия касаются главным образом, их структурно-синтаксического оформления, обусловленного особенностями морфологического строя сопоставляемых неродственных языков. В основе

У

формирования совокупного фразеологического значения этихфразеологизмов лежит актуализация слова соматического компонента как органа функциональной деятельности.

2.2.2. Перенос по сходству положения, состояния. Каз.:қолы кусырып отыру (букв.сидеть поджавши руки)

Нем.:die Hande in den Schoss legen(букв. Положить руки на подол)

Совокупное фразеологическое значение обоих фразеологизмов « сидеть сложа руки, бездельничать».

Каз.:қолы құтаймау ( берекесің болмау,байлык жиылмау,быть в недостатке,не собрать богатства)

Нем.:von der Hand in den Mund leben(букв, житьизрукиврот). Данные фразеологизмы объединены общностью фразеологического значения «жить впроголодь, не иметь постоянного достатка».

Каз.:жүрегі тас төбесіне шықты (букв, сердце подскочило до макушки) Нем.:jdm. fallt das Herz in die Hose(букв, сердце упало в брюки; штаны) Эти фразеологизмы объединены общностью фразеологического значения « очень испугаться; сердце ушло в пятки». Однако здесь в основе метафоризации лежит при одинаковом семантическом компоненте в качестве стержневого, различная образность, то есть они имеют отличительную образную основу ( төбе- макушка, Hose- брюки, штаны; шықты- вверх, fallt- вниз). Не совпадает также и структурно-синтаксическая организация этой пары фразеологизмов по вышеуказанной причине. В целом, в приведённых примерах прослеживается общность метафорического переноса, основанного на сходстве положения или состояния. Образная основа этих фразеологизмов частично совпадает. В основу формирования фразеологического значения положена сема « соматический компонент как функциональный орган деятельности человека».

2.2.3.Перенос по сходству интенсивности действия.

Каз.:eкіөкпесін/ аяғын қолына, алып жүру (букв. Бежать взяв лёгкие/ноги в руки)

Нем.:die Beine in die Hand nehmen(взятьногивруки)

Совокупное фразеологическое значение обоих фразеологизмов «бежать во всю прыть, во все лопатки».

Каз.:қас пен көздің арасында (букв, между бровью и глазом).

Heм. :imAugenlick( в мгновение ока), фразеологическое значение- «очень

быстро моментально».

2.2.4. Перенос по сходству ощущений от воздействия на органы чувств, которые ассоциируется с абстрактными понятиями.

Каз.: ауызы күйген (букв, обжегший себе рот).

Нем.:sich die Finger verbrennen(букв, обжечь себе пальцы).

В результате переосмысления данных переменных словосочетаний образуется новая сложная единица с совокупным фразеологическим значением «остаться на бобах; обмануться; обжечься на чём- либо. В основе образного переосмысления казахского фразеологизма лежит физическое ощущение, полученное вследствие воздействия на важный орган осязания человека «ауыз» (рот). Деривационной базой этого фразеологизма служит свободное словосочетание с компонентом ауыз. Для передачи адекватного понятия в немецкой фразеологии описывается ощущения, связанные с пальцами субъекта, то есть в основе фразеологизации лежит различная образность, выраженная в использовании отличающихся соматических компонентов. В немецкой соматической фразеологии существует также однотипный фразеологизмsichdenMundverbrennen(букв, обжечь рот), который, однако, обладает совершенно другой семантикой, а именно «болтать, взболтнуть лишнее».

Каз.: басына әңғіртаяқ ойнату (букв, играть палкой ангир на голове).

Нем.:jdm. aufdemKopfherumtanzen(букв, танцевать на чьей- либо голове), то есть «садиться на голову кому- либо, подчинить себе кого- либо». Это и есть совокупное фразеологическое значение данных фразеологизмов.

Каз.: ауызына құм құйды (букв. Забить кому- либо рот песком).

Нем.:jdm. denMundstopfen(забивать кому- либо рот). В основе фразеологизации этих единиц языка также лежит различная образность, другое структурно- синтаксическое оформление, но совокупное фразеологическое значение совпадает «заставить кого- либо молчать, не давать кому- либо говорить». Во всех приведенных примерах можно выделить то общее, что их объединяет: в основе фразеологизации, в процессе которого образуются абстрактные понятия лежит механизм ассоциации физических ощущений, полученных от воздействия на органы чувств. При формировании совокупного фразеологического значения актуализируется слово соматического компонента как органа чувств.

Каз.:аспанға ұшса аяғынан тартады, жерге кipceжелкесінен тартады, иттepiciнбасына қаптау eкіаяғынбipетікке тығұбipжеңнен қол шығаруидр.

Нем.:Augen in die Hand nehmen(букв, взятьглазавруки );

auf den Ohren sitzen(букв, сидетьнаушах);

mit den Augen verschligen(букв, глотатьглазами) идр.

Подобные фразеологизмы представляют собой полностьюпереосмысленные обороты и отличаются яркой эмоцианально-экспрессивной окрашенностью. В них ярко выражена национальнаяспецифика, поэтому фразеологические эквиваленты таких фразеологизмоввстречаются крайне редко. Существует предположение о том, что дляфразеологии каждого языка характерны свои алогичные образования, и, чтоименно в таких своеобразных оборотах рельефно проявляется национальнаяспецифика того или иного языка. Однако, несмотря на свою алогичность,ирреальность, эти фразеологизмы являются мотивированными, посколькуимеется возможность проследить метафорические ассоциации, на основекоторых они образованы. «Немотивированные соматические фразеологизмы — явление весьма редкое в системах изучаемых языков, причем причина немотивированность состоит не десемантизации отдельных компонентов фразеологизма, а в утрате ассоциации между значением фразеологизма и ее прототипом — переменным сочетанием слов».

2.3.Метонимическое переосмысление.

Одним из видов переноса значения является метонимия, которая, равно как и метафора, относится к образным средствам переноса значения, но это образность особого вида. При метонимическом представлении явление выступает крупным планом. Представление части вместо целого, яркого признака как символа всего явления и создает метонимическую образность. Метонимические трансформации компонентного состава фразеологизмов сопоставляемых языков могут быть следующих видов:

2.3.1. Наименование детали, какой-либо определенной части тела человека или органа для обозначения, характеристики всего человека.

Каз.:қолы ашық (букв, рука открыта)

Heм.:eineglucklicheHandhaben(букв, иметь открытую руку) то есть, образное переосмысление этих деривационных баз немецкого и казахского языков основанное на ассоциации по смежности дает совокупное фразеологическое значение « быть щедрым человеком».

Каз.: қолы жеңіл (букв. Легкая рука).

Heм.:eineglucklicheHandhaben( букв, иметь счастливую руку). Семантическая трансформация данного соматического компонента, основанная на переносе по смежности, дает фразеологическое значение «быть легким на руку, везучим человеком».

2.3.2. Наименование действия для обозначения результата

действия.

Каз.:Kөзіашылу (глаза открываются)

Нем.:jdm. gehenAugenauf(глаза открываются)

Фразеологическое значение « освобождаться от заблуждений, узнавать истинное положение вещей».

2.3.3. На основе метонимической трансформации переменных сочетаний слов, обозначающих мимику и жесты.

Каз.:қолымен көрсету (показывать рукой)

Нем.:mitFingernaufzeigen( показывать пальцем на кого-либо).

Фразеологическое значение этой пары « высмеивать, порицать кого- либо». Своеобразие фразеологизмов этой группы заключается в том, что их мотивирующий прототип представляет собой вербальные описания паралингвизмов, то есть эти фразеологизмы имеют денотаты, которые, в свою очередь, являются знаками другой, паралингвистической системы. Эти фразеологизмы одновременно входят в разные логические и языковые системы: с одной стороны, это — физическое движение частью тела, с другой стороны это абстрактные понятия, эмоциональное состояние субъекта. Поскольку логика человеческого поведения и основные функции части тела универсальны, то такие фразеологизмы обнаруживаются в разных языках и носят универсальный характер.

2.3.4. Редупликативные фразеологизмы.

Для обозначения пространственных отношений между субъектами используется преимущественно редупликагивные фразеологизмы.[5,с. 78]

В немецкой фразеологии:

HandinHand- рука об руку, вместе, сообща.

AugeinAuge- лицом к лицу, с глазу на глаз, один на один.

BrustinBrust— вплотную, близко друг другу.

В казахской фразеологии:

Бетпе- бет — лицом к лицу.

Көзбе- квз — с глазу на глаз.

Қолма- кол (тапсыру) — (передавать) собственноручно.

Баспа- бас (ауыстыру) -равноценный обмен.

Глава III. Сопоставление сравнение употребления фразеологизмов.

Таким образом, несмотря на общность фразеологических мотивов,определенных логико-фразеологических идей, обусловленных общностьюреалий окружающей действительности, имеется определенные расхождениясмысловой и особенно формальной структуры данных единиц языковойсистемы. «Причинами некоторых моментов расхождений смысловой,образной и грамматической структур соматических фразеологизмовявляются социальные, экстралингвистические факторы — разные путиисторического развития, разные природные условия, различия культурных инародных обычаев, различие идеологий, являющихся важнейшей составнойчастью культуры народа, а также отсутствия интенсивных языковых икультурных связей, пространственная удаленность народов друг от друга ».Однако, как уже отмечалось выше, связь между прямым и фразеологическимзначением словосочетания обусловлена не только экстралингвистическим, нои интралингвистически характером семантического механизмафразеообразования, то есть тином семантического сдвига переменногосочетания слов. И межъязыковая структурно- семантическаяфразеологическая эквивалентность обнаруживается там, где сочетаютсяоптимальные экстралингвистические и интралингвистические факторы.Межъязыковая структурно- семантическая фразеологическаяэквивалентность снижается вместе со снижением продуктивности типовыхобразов, по которым формируются фразеологизмы, то есть у фразеологизмов,в основе которых лежат непродуктивные, уникальные образы, еслиобразованная мотивировка затемнена или вообще утрачена для современногосостояния языка. Именно поэтому каламбуры, игра слов, двусмысленность,ирония и т. п. обычно вообще непроизводимы аналогическими средствамидругого языка. А фразеологизмы, построенные на этих формально-смысловых приемах, так характерных особенно для казахского языка, неимеют структурно- семантических эквивалентов в других языках. Такимобразом, сопоставительное исследование фразеологии немецкого иказахского языков на уровне фразеологических единиц позволяет сделать следующие выводы:

1. Существенными признаками для определения степени межъязыковой соотнесенности являются фразеологическое значение, совпадение лексической и стилистической направленности, грамматическая оформленность и количественный состав элементов, образующих фразеологизм;

2. Межъязыковая эквивалентность фразеологизмов различных языков обусловлена, прежде всего, общностью логических и образно- ассоциативных процессов мышления разных народов. Особенности же лексико-семантической и грамматической системы каждого конкретного языка находят свое отражение в различных формах и типах схождения эквивалентных фразеологизмов;

3. Факт совпадения образности может объединить не только неродственные контактирующие, но и неродственные не контактирующие языки, как

а

немецкий и казахский;

4. Семантическая и образная тождественность фразеологизмов разноструктурных языков не нарушается за счет некоторой национальной специфики лексической и структурно-семантической организации этих фразеологизмов;

5. К основным видам межъязыковой соотнесенности относятся: аспектная, функционально-смысловая и структурная соотнесенности (эквивалентность, идентичность). Для фразеологизмов немецкого и казахского языков характерна функционально-смысловая и неполная семантическая соотнесенности.

6. Основным источником возникновения фразеологизмов в

сопоставляемых языках являются переменные (свободные)словосочетания, то есть основная масса фразеологизмов созданы на базеглавным образом, образного переосмысления переменныхсловосочетаний. Образное переосмысление как особый семантическиймеханизм и фразеообразования имеет свои виды: метафорическое и метонимическое переосмысления.

7. Чем элементарнее совокупное значение фразеологизма, тем больше у него межъязыковых фразеологических эквивалентов и, наоборот, чем сложнее синдификативно — денотативное значение фразеологизма, тем в общем случае число таких фразеологических эквивалентов ниже. «Поскольку названные явления характерны почти для всех языков, эту закономерность, очевидно, можно считать универсальной».

Заключение

Подробно изучив литературу по теме исследования, мы провели изучение двух произведений Эриха Кестнера «Близнецы» и Бердибека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа». Из данных произведений нам удалось выявить наиболее употребляемые фразеологизмы. Анализируя их, мы сделали вывод, что существенными признаками степени межъязыковой соотнесенности являются фразеологическое значение, совпадение лексической и стилистической направленности, грамматическое оформление и количественный состав фразеологизмов.

Таким образом, мы доказали поставленную гипотезу, что в литературе с помощью образного переосмысления происходит механизм образования фразеологизмов немецком и казахском языках.

В результате исследования было доказано, что фразеологизмы могут иметь одинаковую грамматическую структуру, количественный состав, иметь межъязыковую эквивалентность, а также факты совпадения образностифразеологизмов. Мы считаем, что эта работа имеет большое значение в области изучения фразеологизмов и сопоставительного анализа образного переосмысления фразеологизмов.

Список использованной литературы:

1. Кесгаер Эрих «DieZwillinge»

2. Малыгин В.Т. «Теоретические вопросы романо-германской философии». «Фразеологические австрицизмы с иноязычным компонентом», Горький, 1976 г.,с. 184-191.

3. Мальцева Д.Г. «Фразеологические единицы современного немецкого языка», литературное происхождение. 1990 г. № 5 с. 49

4. Мальцева Д.Г. «Фразеологические единицы современного немецкого языка», литературное происхождение. 1984 г. № 3 с. 29

5. Панкратова СМ. «Немецко-русский фразеологический словарь». ИЯШ, № 17, Москва, 1982 г., с. 125.

6. Розен Е.В. «Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке»* Москва, 1991 г., с. 123-1776.

7. Розен Е.А. «Фразеологизмы. Немецкая лексика, история и современность»,Москва, 1998 г.,с. 42.

8. Райхштейн А.Д. «О сопоставлении фразеологических систем». ИЯШ, 1980г., №4,с. 8-14.

9. Райхштейн А.Д. «О межъязыковом сопоставлении фразеологических систем». ИЯШ, 1979 г., № 4, с. 3-8.

10. Соқпақбаев Бердібек «Менің атым Кожа»

Аннотация.

Научный проект Айтпаевой Сауле на тему: «Образное переосмысление как механизм образования фразеологизмов в немецком и казахском языках». Научный проект направлен на изучение фразеологизмов в двух языках, а также их сопоставление и переосмысление.В теоретическом разделе рассматриваются критерии переосмысления фразеологизмов, по которым сопоставляются фразеологизмы из двух языков.В аналитико — конструктивной части приведены примеры сопоставления фразеологизмов по сходству положения, состояния и т.д.

Аннотация.

Айтпаева Саулең «Неміс және қазақ тілінде фразеологізмдерді механикалық жасалу ретінде жалпы қабылдау» атты ғылыми жоба. Fылым жұмыстың бағаты фразеологізмдерді екі тілде танып білу және де салыстыру. Теориалық бөлемінде фразеологізмдердің. Қабылдау критериасы қарыстырылган, сол аркылы фразеологізмдер eкiтілде салыстырылады. Аналитикальқ — құрыстыру бөлімінде фразеологізмдердің салыстыру ретінде мысалдар келтірілген.

Thesummary.

The Scientific project of Aitpaeva Saule by the theme: « Figurative reconsideration as the mechanism of formation of phraseological units in German and Kazakh languages ». The scientific project is directed on studying of phraseological units in two languages,-and also their comparison and reconsideration. In theoretical section criteria of reconsideration of phraseological units on which phraseological units from two languages are compared are considered. In аналитико — a constructive part examples of comparison of phraseological units on similarity of position, a condition, etc. are resulted.

Рецензия

на научную работу «Образное переосмысление как механизм образования фразеологизмов в немецком и казахском языках» ученицы 10 класса ТТТОД «Озат» Айтпаевой Сауле.

Данная научная работа состоит из трёх частей, списка использованных источников и приложений.

Работа выполнена на 16 страницах, использовано 10 наименований литературных источников. Автором определены объект и предмет исследования, поставлены цели и задачи, выдвинута гипотеза. Айтпаевой Сауле проделана определенная работа по изучению данной темы, сделаны соответствующие выводы, что позволило сделать вывод, что поставленные цели достигнуты, выдвинутая гипотеза о том, что образное переосмысление является механизмом образования фразеологизмов в немецком и казахском языках, подтверждена. Сформулированы этапы работы над научным проектом.

В работе допущены некоторые грамматические ошибки, которые не влияют на качество данного проекта.Работа может быть допущена к участию в конкурсе научных проектов учащихсяобщеобразовательных школ.

Дощанова Б.М., ст. преп. кафедры романо- германских и восточных языков КГПИ

Отзыв

на научный проект ученицы 10 класса Айтпаевой Сауле

«Образное переосмысление как механизм образования фразеологизмов в немецком и

казахском языках» по секции «Языкознание»

Научный проект представляет собой попытку изучения и сравнения фразеологизмов в двух языках. Актуальность этого научного проекта в том, что автор, изучив теорию образования фразеологизмов,попытался доказать на практике, как могут быть переосмыслены фразеологизмы в языках, сопоставил их, проанализировал, учитывая формально — точный перевод, литературный перевод, так же критерии сходства и различия переосмысления фразеологизмов (примеры приведены из литературных произведений Э. Кестнера «DieZwillinge» и Б. Соқпақбаева «Менің атым Кожа»),

Научный проект состоит извведения, трех глав, заключения, списка литературы, журнала научного исследования и приложения. В введении автор раскрывает актуальность проблемы, цель, задачи и методы достижения, а также научную новизну и практическую значимость работы.

В первой главе автор рассматривает изучение фразеологизмов как лингвистическую дисциплину, применение сопоставительного анализа в разных языках в изучении фразеологизмов. Во второй и в третьей главах вводятся критерии, по которым может происходить переосмысление фразеологизмов с примерами из выбранных произведений Э. Кестнера «DieZwillinge» и Б. Соқпақбаева «Менің атым Кожа». В приложении № 3 автор творчески разработал мини- фразеологический словарь на трех языках: немецкий, казахский и русский. В этой части проекта автор учитывал критерии переосмысления фразеологизмов, национальную специфику языков, буквальный и литературные переводы в языках.

Автором проделан большой объем работы. Творческий подход к научному проекту в дальнейшем может послужить как дипломная работа в высшем учебном заведении, а также создание трёхъязычного фразеологического языка, что является актуальным в наше время.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. Образное переосмысление фразеологизмов

Изучение фразеологизмов

Глава II. Образное переосмысление как механизм образования фразеологизмов в немецком и казахском языках

2.1 .Образные переосмысления

Метафорическоепереосмысление

Переноспо сходству действия

Переноспо сходству положения, состояния

Переноспо сходству интенсивности действия

Перенос по сходству ощущений от воздействия на органы чувств,

которые ассоциируются с абстрактными понятиями

2.3 .Метонимическое переосмысление

2.3.1 Наименование детали, какой- либо определенной части тела человека или органа для обозначения характеристики всего человека

Наименованиедействия для обозначения результата действия

На основе метонимической трансформации переменных сочетаний слов, обозначающих мимику и жесты

Редупликативныефразеологизмы

Глава III. Сопоставление употребления фразеологизмов

Заключение

Список использованной литературы

Журнал научного исследования

Приложение

Абстракт

Знание иностранного языка не представляется возможным без изучения фразеологизмов. Устойчивые словосочетания играют большую роль при переводе художественных произведений.

Цель исследования заключается в изучении образного переосмысления как механизма образования фразеологизмов в немецком и казахском языках.

В качестве гипотезы выступает предположение о том, что образное переосмысление является механизмом образования фразеологизмов в немецком и казахском языках.

Процедура исследования состояла из следующих этапов:

Выбор темы. Выяснение сути научной проблемы.

Подбор литературы по изучению фразеологизмов.

Постановка конкретных целей и задач. Выяснение практической значимости работы.

Подбор произведений. Чтение, обработка, анализ, изложение, систематизация и сравнение употребления фразеологизмов в данных произведениях.

Работа над структурой доклада.

Создание приложения.

В качестве методов исследования применялись: научно — поисковый метод, метод анализа и сравнения.

На основании полученных данных авторы пришли к следующим выводам:

Чем элементарнее совокупное значение фразеологизма, тем больше у него межъязыковых фразеологических эквивалентов;

Что существенными признаками степени межъязыковой соотнесенности являются фразеологическое значение, совпадение лексической и стилистической направленности, грамматическое оформление и количественный состав фразеологизмов.

Область практического применения работы: работа может быть использована при работе в билингвиальной аудитории.

Задачи:

Подобрать и проанализировать литературу по данной теме.

Подобрать художественные произведения на немецком и казахском языках.

Прочитать и сделать анализ фразеологизмов в произведениях на немецком и казахском языках.

Сопоставить фразеологизмы, взятые из художественных произведений.

Сделать выводы.

Составить трехъязычный фразеологический словарь.

Для решения поставленной нами цели мы использовали методы: научно -

поисковый метод, метод анализа и сравнения.

Объект исследования: Литературные произведения Эрика Кестнера «Близнецы» и Бердибека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа»

Предмет исследования: Фразеологизмы в данных произведениях.

Абстракт

Фразеологизмді білмей шетел тілін білу мумкін емес. Керкем шығарманы аудару кезінде тұрақты сөз тіркесіулкен роль атқарады.

Heмic,қазақ тілдерінде фразеологизмдіқұру механизімі ретінде зерттеу мақсаты бойынша,мағыналы кейіпте қорытындылау болып табылады.

Болжамдық сапа бойыншакейіпті мағыналык фразеологизмдіқұрау Mexaнизімі ретінде неміс, қазақ тілдерін келтіруге болады.

Шара мен зерттеу келесі сатылардантұрады:

Тақырыптаңдау. Fылыми мәселелрді шешу.

Фразеологизмді оқу бойынша әдебиет таңдау.

Нақты мақсат пен міндеттер қою.Жұмыстың практикалық

*

маңыздылығын шешу.

Берілген шығармалардағы фразеологизмдердіқолданылуын салыстыру және шығарманы таңдау, оқыту, өндеу, талдау, мазмұндама, жүйелеу.

Баяндама құрылымы бойынша жұмыс жасау.

Қосымша құру.

Зерттеу әдісі ретіндеқолданылды:ғылыми — іздену әдісі, талдау және салыстыру әдісі

Берілген негіздерге суйеніп, авторлар келеш шешімге келді:

фразеологизмнің мағынасы қаншалықты қарапайым болса, соншалықты тіларалық эквиваленті мол болады;

нақты тіларалқк қатыныстың,көрінісіболып, фразеологиздік мағына болып табылады, лексикалық және стильдік бағытын сәйкестігін, фразеологизмнің мөлшерлікқұрамы және грамматикалық әрлеуіПрактикалық жұмыстың қолдану ауданы: жұмыс екі тілдік

аудиториямен жұмыс істегенде қолданылуы мүмін. Тапсырмалар:

берілген тақырып бойынша әдебиетті таңдау және талдау;

неміс және қазақ тілдерінде шығармаларды таңдап алу;

неміс және қазақ тілдеріндегі шығармалардағы фразеологизмдерді оқу және талдау жаау;

көркем әдебиеттен алынған фразеологизмды салыстыру;

қорытынды жасау;

үш тілдік фразеологизмділ сөздік құру.

Қойылған максатка жету ушін бізмынадай әдістер қолдандык: ғылыми — іздену әдісі мен талдау және салыстыру әдici.

Зерттеу объекті: Эрих Кестнердің «Егіздер» және Бердібек Соқпақбаевтің «Менiңатым Кожа» атты әдеби шығармалары.

Зерттеу тақырыбы: берілген шығармалардағы фразеологизмдер.

26

Vor der Nase.

Перед самым носом

Рядом, вблизи

27

Bei der Hand.

Под рукой

Близко

28

Vor aller Augen.

На глазах у всех

У всех на виду

29

Pro Nase.

С носа

На видном месте

Приложение № 2

Фразеологизмы из произведения « Менің атым Қожа».

Фразеологизмы

Буквальный перевод

Литературный перевод

1

Туйені түгімен, нарды жұту.

Проглотить двугорбого верблюда

Очень голодный

2

Қарнамыз тоқ, көйлегіміз көк.

Сытый желудок, синее платье

Нам неплохо живется

3

Шыбын жорғалатпайды.

Муху не допустить

Никого не допускать

4

Көз байланып қалған.

Глаза завязаны

Обманулся

5

Бел байладым.

Затянуть поя

Твердо решился

6

Қырғидай тию.

Разгромить

Разгромить

7

Айдай анық

Ясная, как луна

Ясно, четко, понятно

8

Қызыл кенірдек.

Красное горло

Впадать в истерику

9

Өлімнен ұят күшті

Стыд сильнее смерти

Сильно стыдно

10

Ала жібін аттау.

Переступить пестрый узел

Делать кому-либо плохо

11

Күн көрсетпеу.

Не показывать солнца

Не давать житья

12

Құанышым қойныма сыймады.

Радость в объятья не помещается

Очень обрадоваться

13

Су жүрек.

Водяное сердце

Трус

14

Жаны тәтті.

Душа сладкая

Жалеть себя

15

Әкесінің әрқасында.

На спине отца

Благодаря отцу

16

Көзімен бағып.

Следить глазами

Зорко следить

17

Бас домалайды.

Голова покатилась

Терять рассудок

18

Төбе шашым тік тұрып.

Волосы на затылке дыбом встали

Испугался

19

Тәлкекке жем қылды.

Водить за нос

Обманулся

20

Күннің көз жасы тыйылмады.

Вода изо рта выливается

Завидовать

21

Қаймағы шайқалмағандай аузымның, суы құрып кетеді.

Слезы дня в глазах высыхают

Был ливень

22

Жумыртқадан жұн қырыққан.

Прясть пряжу в яйца

Хитрый

23

Қу бастан құырдақтың ет алған.

Взять с жадностью жареное мясо

Жадный, мелочный

24

Жүрген жеріне шөп шықпайды

Ходить на земле, топтать траву

Где не пройдешь, там все портишь

25

Отқа да, суға да түседі

И в огонь, и в воду

Готов пойти на все

Приложение № 3

Сопоставительная таблица

Немецкий вариант

Казахский вариант

Русский (литературный) вариант

1. Glatt wie ein Aal

1Қу

1 .Скользкий как угорь

2. Ab nochKassel!

2.Көзіңді жоғалт

2.С глаз долой!

3. Kein Aas

3.Бip итте

З.Ни один черт, ни одна собака

4. Du kannst mich am abend besuchen!

4.Кет бар

4.Пусть он идет, знаешь куда!

5. Einen Affen haben

5. Көп iшу

5. Хлебнуть через край

6. jdm. gehen Augen auf

6. Kөзi ашылу

6. Говорить правду, раскрывать глаза

7. Tu, was deines Amtes ist!

7.Басты жұмысты icтe!

7.Делай своё дело

8. Blinder Passagier

8.Алаяқ

8.Безбилетный пассажир

9. Machtblau

9.Қашып кету

9.Прогулять

10.Bis aufs Blut

10 .Өлгенше күресу

10.Бороться на смерть

11 .Das Blut kochte in den Adern

11. Ашулану

11 .Весь вскипел от гнева

12.Ein sturer Bock

12.Айтқаннан қайтпау

12.Упрямый козел

13.mit Fingern auf zeigen

13.Қолымен көрсету

13 .Высмеивать,порицать кого-либо

14.Den Bogen zu straff spannen

14.Істен тыс шығу

14.Перегнуть палку

15. Auge in Auge

15.Көзбе — көз

15.Лицом к лицу,с глазу на глаз

16.Den Brafen versalzen

16.Жамандық жасау

16.Подложить свинью

17.Der hinkende Bote kommt nach

17.Жамандықтар тез естіледі

17. Дурные вести не лежат на месте

18.Vom Bosen ablassen

18 Жамандықтан бас тарту

18.Отказаться от злых намерений

19.Eine offerne Hand haben

19.Қолы ашық

19.Быть щедрым человеком

20.Das konnte ich so brauchen

20.Мынау да маған керек жоқ

20.Этого мне ещё не хватало

21.Das ist ein magerer Braten

21.Алатын ешнәрсе жоқ

21 .Здесь не поживиться

22.Gedanke meiner nicht im bosen!

22.Еске жаман алмандар

22.Не поминай лихом

23.Dumm wie Bohnenstroh

23.Есуас

23Глуп как пробка

24.Durch zehn Bretter sehen

24.Барлығын жақсы таңып білу

24.Видеть всё насквозь

25.Sengend und brennend

25.Қырып — жою

25.Все, сжигая на своём пути

26.Eine gliickliche Hand Haben

26.Қолы жеңіл

26.Быть везучим человеком

27.Alle Brucken hinter sich abbrechen

27Кырып — жою

27. Сжигать за собой мосты

28.Wir haben andere Dinge im Kopf

28.0йым басқада

28.У нас голова другим забита

29.Hand in Hand

29.Қолма-кол

29.Собственноручно

30.Von frtih bis spat

ЗО.Таңертеннен кешке дейін

30.С утра до ночи

31. Das Kind beim rechten Namen nennen

31 .Заттыөз атымен атау

31 .Называть вещи своими вещами

32.Leer ausgehen

»

32.Құp болып кету

32.Уйти с пустыми тацырга отыпгызып кетуруками

33.Eine Nase drehen

ЗЗ.Сазойын тарту

33.Оставить с носом

34.Eins auf die Nase bekommen

34.Мұрнын шүйіру

34.Получить дрозда

35.Die Nase noch tragen

35.Менсізбеу

35.Задирать нрс

36.Auf dem Kopf herumtanzen

З6.Басына әнғipтаяқ ойнату

36. Садиться кому-либо на голову

37.So eine giftige Nude!

37. Кешдей қадалу

37.Вот язва!

3 8 .Den Mund stopfen

38.Ауызына құм құйды

38.Заставить кого-либо молчать

39.Mit dem Pfennig rechnen

39. Әр тиінді санау

39. Считать каждую копейку

40. Sich die Finger verbrennen

40. Ауызы күйген

40.Остаться на бобах, обмануться

41.Alles was recht ist

41. Өз iciнбіледі

41.Знать своё дело

42.Schimpfen wie ein Rohrspatz

42.Балағаттап ұрысу

42.Ругаться, на чем свет стоит

43.1m Rinnstein enden

43.Кедейлікше өлу

43.Кончить жизнь за забором

44.Hat seine Rolle ausgespilt

44.Іci бітті

44.Песенка спета

45.In den Ruin treiben

45.Дырдай қалдыру

45.Довести до разорения

46.Das ist ]a geschenkt!

46.Teгін дүние

46.Это почти даром!

47.Schlosser in die Luft bauen

47Қиялды сарайлар сану

47.Строить воздушные замки

48.In Schulden stecken

48Қарызға белшесінен бату

48.По уши в долгах

49.Auf den Preis sehen ich nicht

49.Мен күшті бағасым беремін

49.Я за ценой не постою

50.Geht ein Seifensieder auf

50.Түсіну

50.Осенило, дошло

51 .Nicht bei Sinnen sein

51 Eci ауысу

51 .Быть не в своем уме

52.Nach mir Sintflut

52.Меннен кейін бұран болады

5 2.После меня хоть потоп.

53.Keine Sparen haben.

53.Ісібарда

53.Быть в здравом уме

54.Den ersten Stein warden

54.

54.Первым бросить камень

55.Sich steif machen

55Өзін қолға ашу

55.Взять себя в руки

56.Den Stein ins Rollen bringen

56.Іске жол беру

56.Дать ему ход

57.Seinen Stiefel arbeiten

57.Қолдың үшіменicтey

57.Работать спустя рукава

58.Einen Stiefel zusammenreden

58.Аңдамай сөйлеген, аудырмай өледі

5 8.Наболтать в три короба

59.Geld in die Tasche stecken

59.Бipeyдіңақшасын басып қалу

59.Прикарманить чужие деньги

60.In der Tinte sitzenlassen

60.Таңырға отыру

60.Сидеть на мели

61.Beine unter Tisch strecken

61 .Біреудің арқасында күн көру

61 .Жить за чужой счет

62.Sich treiben lassen

62.Ағысқа қарай жүру

62.Плыть по течению

63.Due Wahrheit zu kosten bekommen

63.Өзін туралы шылдықты есту

63 .Услышать о себе правду

64.Mit keener Wimper zucken!

64. Kipпікқакпай

64.И глазом не моргнуть, и бровью не повести!

65.Wurst wieder Wurst

65. Қызметте Қызмет

6 5. Услуга за услугу!

66.Einen Zahn haben

66.Ticiнқайрау

66.Иметь на кого-либо зуб

67.Das Zuseher haben

67.Таңырға отырып қалу

67.Остаться ни с чем

68.Die Zunge beissen

68. Тілін тістеу

68.Прикусить язык

69.Das Herz auf der Zunge

69.Саудыңташағынішіп, аурудыңcөзінсөйлеу

69.Что на уме, то и на языке

70.Zweisprache halten

70.Бетпе — бет жүздесу

70.Беседовать с глазу на глаз

71. Die Hande in den Schoss legen.

71 .Құр бос ашыру

71. Сидеть, сложа руки.

72.Fallt das Herz in die Hose.

72Қатты қорқу

72. Сердце ушло в пятки.

73.Von der Hand in den Mund leben.

73 .Жүрегім зуете қалды

73. Жить впроголодь

74.Die Beine in die Hand nehmen.

74.Тез жиналу

74.Быстро принять решение

75.1m Augenblick.

75.Тез, көзді ашып жұмғанша

75. Быстро, мгновенно.

76.Sich die Finger verbrennen.

76.Алданып қалу

76.Обмануться, остаться на бобах.

77.Den Mund stopfen.

77.Үндемеу, артық сөйлемеу

77.Молчать, не говорить лишнего.

78.Augen in die Hand nehmen.

78.Мұқият қарау

78.Внимательно смотреть, следить.

79.Mit den Augen verschlingen.

79.Көзбен жеу

79. Глотать глазами.

80.Eine gliickliche Hand haben.

80.Қолы ашық адам

80. Быть счастливым, успешным.

81.Eine lange Hand haben.

81 .Жақсы мүмкіндікте болу

81.Иметь хорошую возможность.

82.Bliitige Hande haben.

82.Қолы қанға малынған

82. Быть в нехороших делах.

83.Gehen die. Augen auf.

83.Тез арада кету

83. Немедленно уйти.

84.Die Ohren auftun.

84.Шындыққа қарау

84.Взглянуть на правду,

85.Mit Fingern aufzeigen.

85.Саусақпен көрсету

85. Показывать пальцем на…

86.Mit dem Kopf nicken.

86.Келісу

86. Соглашаться.

87.Die Nase hoch tragen

87.Менсінбеу

87. Загордиться собой.

88.Die Nase rumpfen.

88.Бірнәрсенімен келмесу

88.С чем-то не | согласиться.

89.Die Haare ausreissen.

89.Ашулану

89. Злиться.

90.Die Lippen hangen lassen.

90.Ренжу

90. Обижаться.

91.Hand in Hand.

91. Дәлме-дәл

91.Вместе, не расставаясь.

92.Auge in Auge.

92.Ышындық

92.Прямо.

93.Brust in Brust.

93.Бipre

93 .Вместе, сообща.

94.Bei der Hand

95Қасында, жақында

94.Рядом, вблизи

95.Vor aller Augen

96.Барлығысын алдында

95.У всех на виду

96.Pro Nase

97.Бәрінен

96.С каждого




Предыдущий:

Следующий: