соц политика СССр

ведение

С момента становления советской власти социальная политика приобретает исключительно государственный характер. Социалистическое государство принимает на себя всю совокупность социальных функций и становится единственным субъектом социальной политики.

Исходя из основных пунктов марксистской теории о создании общества всеобщего равенства и социальной справедливости, через государственное (общественное) распределение благ с целью удовлетворения возрастающих потребностей, что предполагало обеспечить всем членам общества средства к существованию и свободному развитию их способностей, в СССР был взят последовательный курс на создание социального государства, которое стало обозначаться как социалистическое.

Содержание этих двух понятий государства является весьма близким как по провозглашаемым целям и основным атрибутам, так и по механизмам решения задач.

Существовавшее в Советском Союзе противопоставление социалистического и буржуазного социального государств лежало в сфере политического противостояния, а не расхождения идеологий. Именно соответствие социальной политики Советского Союза представлениям о социальной роли государства в буржуазных странах, совпадение социал-демократической и социалистической идеологий обеспечили притягательность и восхищение СССР за рубежом.

В связи с этим нельзя согласиться с некоторыми авторами, которые категорически отказывают СССР в праве считаться социальным государством определенного уровня развития и тем самым исключают его из общемирового эволюционного процесса.

Социальная политика во время становления советской власти

Социальная политика государства в течение всех 74 лет существования СССР претерпевала значительные изменения, вследствие как общемировых тенденций прогресса цивилизации, так и отражения особенностей внутреннего развития социалистического хозяйства, социалистических идей и объективных и субъективных факторов политической ситуации.

В основе государственного строительства и социальной политики советского государства лежали положения марксизма-ленинизма о достижении всеобщего равенства и социальной справедливости на основе построения бесклассового общества и создания общественных, коллективных фондов потребления, функцией которых является обеспечение равных возможностей для удовлетворения основных потребностей членов общества.

Таким образом, доступность социальной поддержки всем членам общества, являющаяся исходным атрибутом социального государства, теоретически заложена в основу социального государства. И хотя реальная практика социалистического строительства допускала и существование различных категорий «лишенцев», отсутствие социальной помощи депортированным народам и прочие социальные ограничения, в целом этот принцип последовательно реализовывался в жизнь.

Огосударствление общественных фондов потребления, принятие государством на себя функций оказания всех видов социальной защиты, социальной поддержки и регулирования труда предполагали реализацию двух других исходных свойств (атрибутов) социального государства — наличие социального бюджета и государственной системы социальной защиты.

Правовое оформление социальной политики государства, являющееся непременным качеством социального государства, его атрибутом, также было реализовано в СССР как на уровне конституций, так и на уровне законов и постановлений ЦК КПСС.

Важно подчеркнуть, что эти исходные свойства социального государства появляются сразу после Октябрьской революции, исторически одновременно делая советское государство безусловным лидером эволюционного развития государства в его социальной роли.

советский власть благосостояние политика

Развитие социальной политики СССР довоенного периода

Уже второй Всероссийский съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, состоявшийся 25-27 октября (7-8 ноября) 1917 года, создавая Совет народных комиссаров (СНК), включает в его структуру Министерство труда (Народный комиссар — А.Г. Шляпников). Через три дня — 29 октября (11 ноября), создается Наркомат государственного призрения, который в апреле 1918 г. переименовывается в Наркомат социального обеспечения (Народный комиссар — А.М. Колонтай). Наркомату было передано все имущество и средства бывших благотворительных обществ, и он взял на себя всю работу по созданию и управлению системой социального и пенсионного обеспечения, охрану материнства и детства, заботу об инвалидах и их семьях. При исполкомах местных советов были созданы отделы социального обеспечения (собесы) и пенсионные отделы военно-увечных, которые одновременно являлись и органами Наркомата социального обеспечения на местах. Наркомату социального обеспечения был подчинен и ряд специализированных организаций, созданных после Октябрьской революции, например Союз увечных воинов. В июне 1918 г. был проведен I Съезд комиссаров социального обеспечения, который определил административную структуру социального обеспечения и систему управления ею, состоящую из центральных, губернских и уездных органов.

Тем самым впервые в мире была создана вертикально-интегрированная, распределенная на местном уровне, целостная система государственной социальной защиты и социальной поддержки.

Советская республика первой в мире революционным порядком завершила «социалистический» этап строительства социального государства, завершившийся в Европе только к середине 30-х годов, как было показано выше, и начала строить правовое социальное государство.

октября (13 ноября) 1917 г. Советская власть объявила о радикальном изменении системы социального страхования: страхование обеспечивало всю совокупность рисков (старость, болезнь, увечие, инвалидность, беременность); охватывало всех лиц наемного труда и их семейств; осуществляло возмещение полного заработка. Чуть позже были введены страхование от безработицы и бесплатная медицинская помощь, пособия по случаю родов и смерти; 8-ми часовой рабочий день, уравнивались права женщин и мужчин.

Таким образом, уже в ноябре 1917 г. произошел революционный скачек России к социальному государству, сделавший ее безусловным мировым лидером в обеспечении социальных потребностей людей и давший толчок развитию социальной политики ведущих государств.

В то же время уже с первых шагов советской власти в социальной политике государства возник дуализм формы и содержания, слова и дела. Именно расхождение идей и реальной политики социализма позволяет многим авторам доказывать невозможность отнесения СССР к социальному государству.

Советское государство с первых месяцев существования приобрело исходные признаки, атрибуты социального государства, что явилось реализацией основных положений марксизма. Однако тактика политического развития существенным образом корректировала основополагающие идеологические установки и их реализацию, выявляла ограниченность используемых понятий и их логические противоречия. Например, принцип доступности социальной поддержки всем члена общества по сути так и не был реализован за все годы советской власти, поскольку положения марксизма о всеобщем равенстве и социальной справедливости были скорректированы в соответствии с другим фундаментальным положением марксизма о роли труда в обществе. Так, по мнению К. Маркса все материальные блага в обществе созданы трудом всех членов общества и труд должен быть обязательным для всех. На основе этого постулата вся система общественного распределения осуществлялась по труду, автоматически поднимая проблему участия в общественном распределении благ нетрудоспособного населения. В соответствии с постулатом обязательности труда для всех безработица рассматривается как буржуазный пережиток и искореняется административными — статья в Уголовном кодексе за тунеядство, и экономическими — уравнительная система оплаты труда и ее низкая покупательная способность, методами. Формы реализации данного исходного идеологического положения в Советском государстве различны в отдельные исторические моменты, но и обязательная трудовая повинность времен военного коммунизма, и трудовая мобилизация первых пятилеток, и закрепление на рабочих местах крестьян и рабочих во время Великой Отечественной войны и послевоенные годы, и закрытие последней биржи труда в 1930 г., и дифференцированная периодически вводимая карточная система обеспечения имеют одну основу.

На базе марксистско-ленинской теории формируются специфические представления о природе социального страхования и социального обеспечения (И. Лилютин, А. Забелин, В. Ярецкий, З. Теттенберн и др.). Исходя из тезиса о том, что профессиональные риски в условиях классовой борьбы являются социальными рисками, социальное обеспечение и социальное страхование рассматриваются как одна из форм классовой борьбы, цель которой удовлетворение потребностей пролетариата. Из перевода профессиональных рисков в плоскость классового противостояния с неизбежностью вытекал вывод о централизации социальной деятельности, о коллективной ответственности за индивидуальное благополучие и особой роли государства как аппарата классовой борьбы. В условиях же отсутствия в СССР антагонистических классов ограничения доступности колхозного крестьянства, кустарей, лиц свободных профессий к общественным фондам, а также ограничение их социальных прав никак не соответствовали идеям равенства, консолидации общества и ограничивало реализацию исходного принципа социального государства как общегражданского.

С ограничениями всеобщей доступности социальных благ связана и неполная реализация принципа правовой природы социальных обязанностей государства. Социальные права, которые с Конституции 1924 г. были закреплены законодательно в обобщенной форме и получили развитие в Конституциях 1936 г. и 1977 г., так и остались во многом декларативными и не реализованными в полной мере на практике.

Однако нужно отметить, что СССР значительно превосходил другие развитые страны по темпам реализации социальной политики, свойственной социальному государству, и опережал их в освоении государственных социальных функций и построении эффективных социальных механизмов.

История становления социальных функций государства в СССР наглядно демонстрирует данные процессы. Вследствие не эволюционного, а революционного и административного принятия государством на себя определенных функций появляется возможность определения объективных и субъективных предпосылок, исходных целей и механизмов их реализации.

С момента возникновения Советское государство берет на себя функции нормирования заработной платы; учета и распределения рабочей силы; установление общих норм пенсии и пособий; охрану материнства и детства; обеспечение инвалидов войны; медицинское обеспечение; социальное страхование рабочих. Условием социального обеспечения является потеря трудоспособности — постоянная (инвалидность или старость) или временная (беременность, болезнь) и средств к существованию (потеря кормильца). Условием социальной помощи является наступление ситуации социального риска — пожар, массовый голод, затраты на погребение и т.п. По сути вводятся, хотя так еще не определяются, понятия прожиточного минимума и минимальной заработной платы — заработок чернорабочего.

Особый статус приобретает в СССР социальная защита детей, которая исходит из того, что в социалистическом обществе о воспитании и содержании детей должны заботиться не отдельные родители их, а все общество в целом. Поэтому и должен быть введен институт государственного воспитания детей.

При советской власти наряду с социальными основаниями предоставления помощи всегда существовали политические категории получателей социальной поддержки. Частично этот подход сохранился и в современной России. Помощь оказывалась семьям красноармейцев, жертвам контрреволюций, бывшим политическим заключенным, политическим эмигрантам, политическим беженцам, советским работникам и семьям выше обозначенных лиц. Например, в 1920 году помощь жертвам контрреволюции в натуральных продуктах составляла: 4 800 000 аршин материала, 800 пудов ваты, 3000 гросс ниток, 270 трикотажных изделий, 10 000 пар обуви, 3500 пудов мыла. Помимо этого выплачено пособий на 9 млрд. рублей.

В это же время частью социальной работы становится борьба с нищенством, проституцией и бродяжничеством.

В 1922 г. был принят Кодекс законов о труде, который определял обязательность коллективных соглашений об оплате и условиях труда и правилах внутреннего распорядка, вводил обязательность минимальной заработной платы, устанавливаемой государством для конкретной должности, и тарифное регулирование оплаты труда.

В 1925 г. принимается «Положение об обеспечении в порядке социального страхования инвалидов труда и членов семейств умерших или безвестно отсутствующих инвалидов труда». В соответствии с этим документом человек получил право на пенсию в случае достижения 50 лет, потери трудоспособности и наличия 8-летнего трудового стажа. Размер пенсий составлял 40% средней заработной платы соответствующего пояса.

По данным А.А. Герцензона, нуждающиеся в пенсионном обеспечении к 1926 году распределялись следующим образом: инвалиды войны — 345 тысяч человек, семьи погибших на войне — 130 тысяч, прочие — 25 тысяч человек. На город приходилось — 150 тысяч человек, деревню — 350 тысяч.

В 1928 г. Постановлением Наркомтруда СССР определяется пенсионный возраст — 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин и вводятся пенсии по старости, первоначально распространяющиеся только на работников текстильной промышленности. Условием получения пенсии по старости было наличие 25-летнего трудового стажа. С этого момента трудовой стаж становится мерой индивидуального вклада на благо общества.

В это же время вводятся персональные пенсии, назначаемые деятелям партии, революции, науки. К 1928 г. насчитывалось 7000 таких пенсионеров.

В 1929 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об обеспечении в порядке социального страхования по случаю старости», согласно которому пенсионное обеспечение по старости распространялось на работников горной, металлургической, электротехнической промышленности, железнодорожного и водного транспорта. Охват системой социального обеспечения в период с 1929 г. по 1936 г. вырос с 10,9 до 25,6 млн. человек.

Реабилитация инвалидов осуществлялась через общественные организации — Всероссийский союз кооперации инвалидов (Всекоопинсоюз), Всероссийское общество слепых (ВОС), Всероссийское объединение глухонемых (ВОГ), находившиеся под жестким контролем государства. Трудоустройство инвалидов стало важной функцией собесов. Однако и в этом случае торжествовал классовый подход, ограничивающий реализацию принципа равнодоступности для всех граждан. С 1931 г. вводится новая классификация инвалидности, основанная на критерии «возможности-невозможности» человека осуществлять трудовую деятельность и самообеспечение. В этом же году при Народном комиссариате социального обеспечения создается Совет по трудовому устройству инвалидов и вводится обязательное бронирование на промышленных предприятиях 2% рабочих мест для инвалидов.

В 30-е годы в СССР был введен 7-часовой рабочий день и пятидневная рабочая неделя. Часть рабочих имела 6-часовой рабочий день.

Для 30-х годов характерно постоянное улучшение жизни всего советского народа. Лучше стало обеспечение одеждой, обувью, предметами культурного обихода. С 1932 г. по 1936 г. в 3,5 раза в расчете на душу населения увеличилось приобретение мебели и хозяйственных вещей. Более чем в 2 раза выросла заработная плата рабочих и служащих. За вторую пятилетку в жилищное, коммунальное и культурное строительство, здравоохранение было вложено почти столько же, сколько в тяжелую промышленность. В 4,6 раза возросли расходы на социально-культурное строительство. Втрое по сравнению с первой пятилеткой увеличились расходы на социальное обеспечение и социальное страхование. Создавалась и расширялась сеть санаториев и домов отдыха, путевки в которые предоставлялись за счет средств социального страхования. Во второй пятилетке отдыхало и лечилось в домах отдыха и санаториях 8,4 млн. человек. Средняя продолжительность жизни населения в 1938 г. составила 47 лет (до революции — 32 года). К 1939 г. общая грамотность населения составляла 81%.

Необходимо отметить, что данные социальные завоевания практически не распространялись на сельское население, которое по переписи 1926 г. составляло 82%. С 1921 г. была узаконена крестьянская общественная взаимопомощь (КОВ), на которую возлагалась вся работа по социальной защите на селе. Основными формами деятельности КОВ являлись: помощь инвалидам (пособия, ссуды, трудовая помощь), поддержка школ и больниц, изб-читален, организация общественных работ, поддержка нуждающихся. Позднее КОВ были трансформированы в кассы взаимопомощи при колхозах.

Важной вехой развития функций социального государства стало принятие в 1936 г. новой Конституции, в которой были закреплены, пусть и формально, права граждан на труд, социальное обеспечение, бесплатное медицинское обслуживание и образование. В Конституции декларировались равные без исключения права всех граждан — были сняты ограничения для лиц, ранее лишенных избирательных прав, уравнены права рабочих и служащих в пенсионном обеспечении.

К концу 30-х годов социальные функции государства, закрепленные в соответствующих нормативных актах, заключались в таких сферах, как государственное регулирование режимов и условий труда; оплата труда; нормирование труда; техника безопасности на производстве; государственное обеспечение инвалидов всех категорий; организация материально-бытового, культурного, лечебно-оздоровительного и санаторно-курортного обслуживания; деятельность учреждений социального обеспечения; работа ВТЭК; работа протезной промышленности; сеть касс общественной взаимопомощи; пенсионное обеспечение; социальное страхование; подготовка кадров работников по социальному обеспечению; планирование социального развития; весь комплекс здравоохранения, образования и культуры.

К середине 30-х годов СССР уже прошел два этапа развития социального государства — «социалистический» и этап правового социального государства, и приобрел все характеристики первичного социального государства и стал активно строить в рамках следующего этапа государство социальных услуг. Тем самым развитие СССР как социального государства опережало передовые страны Запада на 10-15 лет.

В связи со впечатляющими темпами строительства в СССР социального государства особую остроту для понимания его сущности приобретает дискуссия о роли тоталитаризма.

Социальные успехи Советского Союза являются аргументом в пользу доводов ряда авторов о тоталитарной сущности самого социального государства, которое выступает как система дополнительного контроля за человеком. С другой стороны, безусловно существование дополнительных стимулов к огосударствлению социальных функций при тоталитарном режиме.

Обе эти позиции имеют под собой определенное основание. Практика СССР наглядно демонстрирует, что тоталитарная власть широко использует социальную политику как инструмент регулирования поведения как отдельного человека, так и больших социальных групп и целых страт. Исключение из системы государственного социального страхования и пенсионного обеспечения колхозников; дискриминация работников, не являющихся членами профсоюза, и само огосударствление профсоюзов; недопустимость создания независимых рабочих объединений; установление уголовной ответственности за прогулы по неуважительной причине и даже за опоздание на работу; введение обязательных трудовых книжек; предоставление большинства пособий в зависимости от стажа работы и т.п. является свидетельством использования властью социальных благ в целях манипулирования человеком.

В то же время, чтобы использовать социальные манипуляторы, необходимо их создать, постоянно повышать их значимость и развивать. Другими словами, тоталитарная власть заинтересована в совершенствовании социальных способов удовлетворения потребностей людей и расширении возможностей манипуляции ими.

Принятие государством на себя социальных обязательств само по себе не ведет к ограничению свобод человека, но по мнению Ф. Хайека может стать орудием принуждения, как и любые другие формы зависимости человека от власти. Необходимо только отметить, что социальные формы воздействия являются для государства самыми дорогостоящими, особенно по сравнению с административными.

Концентрация власти при наличии четко поставленных социальных целей значительно ускоряет процесс организационной перестройки социальной политики, облегчает формирование новых институтов и механизмов, что мы и видим на примере первого десятилетия советской власти. Нужно признать, что успехи построения системы социальных гарантий в СССР обусловлены, в том числе и тоталитарной природой Советского государства.

В то же время существуют предпосылки считать, что первичное социальное государство, построенное в СССР, имеет иную основу, чем модели социальных государств других стран.

Прежде всего это касается сомнений об эволюционной природе социального государства в СССР. Если для развитых стран Запада возникновение социального государства связано с изменением роли человека на производстве, появлением личностного фактора и в целом с изменением отношения государство — общество на отношение государство — личность, что нашло отражение и в теории марксизма, то индустриальное развитие Советского Союза до 50-х годов шло по пути экстенсивного развития при замещении личной ответственности коллективной.

Другими словами, стимулы строительства социального государства в СССР имели не объективную природу, базирующуюся на научно-техническом прогрессе и изменении характера производительных сил, а в изначальных идеологических установках, являющихся калькой теоретических обобщений развития общества и производства западных стран и российского гуманистического общественного сознания.

Особенностью СССР как социального государства стало то, что после революции 1917 г. новое государство в соответствии с лозунгами предреволюционной борьбы практически одновременно взяло на себя социальную ответственность и определенные социальные функции и тем самым сразу продвинулось в построении социального государства. Странам, идущим эволюционным путем, понадобилось более десятка лет, чтобы взять на себя соответствующие функции.

Признание за социальным государством СССР наличия ограничений в реализации принципа общедоступности социальных благ не означает, что цели консолидации и солидарности общества не были актуальными. Масштабность пропаганды социальных завоеваний в СССР настолько грандиозна, что не остается сомнений, что социальная политика рассматривалась как важнейшая составляющая идеологического и организационного сплочения народа. Особенность СССР в том, что идея справедливости, лежащая в основе солидарности, изначально была ограничена справедливостью только для одного класса.

На примере СССР видно модель частичного построения социального государства, ограниченную не только набором свойств и функций, но и не распространением социальных обязанностей государства на отдельные социальные группы.

Социальная политика СССР во время Великой Отечественной войны

В 1941-1945 гг. особое место в социальной политике государства занимали проблемы участников войны и их родственников, которые составляли весьма значительную часть общества. Были приняты законодательные акты, гарантирующие социальную защиту наиболее пострадавшим от войны группам населения: фронтовикам и инвалидам войны и труда, сиротам. Семьям военнослужащих выплачивались пособия, инвалидам — пенсии, предоставлялись различные льготы.

июня 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ о назначении и выплате ежемесячных государственных пособий семьям военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава. Пособия получали нетрудоспособные члены семьи, если в семье не было трудоспособных или если при одном способном к труду имелось три и более нетрудоспособных или двое детей до 16 лет (учащихся до 18 лет). В 1942 г. в указ вносятся уточнения сообразно новым условиям. Вопросы о пособиях и льготах семьям фронтовиков в период Великой Отечественной войны поднимаются и в последующие военные годы. Так, 4 июня 1943 г. принято постановление СНК СССР «О льготах для семей военнослужащих, погибших и без вести пропавших на фронтах Отечественной войны». За годы войны семьям военнослужащих было выплачено 25 млрд. р., и за счет фондов общественной помощи — 500 млрд. р.

В годы войны был увеличен срок дородового отпуска; снижен стаж, необходимый для назначения пособия по беременности и родам, на рождение ребенка; повышен размер пособий на предметы ухода за новорожденным; введена выплата пособий многодетным матерям при рождении третьего и каждого последующего ребенка (ранее оно выплачивалось только при рождении седьмого ребенка); было установлено пособие одиноким матерям; предусмотрена выдача дополнительного продуктового пайка беременным женщинам и кормящим матерям; учреждены «Медаль материнства», орден «Материнская слава», почетное звание «Мать-героиня». 5 августа 1941 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о бесплатном сохранении за военнослужащими их жилой площади на все время войны. За семьями призванных в армию педагогов, медицинского и ветеринарного персонала, работавших в сельских районах, сохранялось на все время войны право на бесплатное пользование квартирами с отоплением и освещением. Дети фронтовиков в первую очередь принимались в детские сады, ясли, детские дома, пионерские лагеря. Освобождались от существовавшей в те годы платы за обучение в 8-10-х классах средней школы, техникумах и вузах дети военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава. В 1942 г. эти льготы были предоставлены всем военнослужащим, возвратившимся из армии после ранения, контузии или болезни. Установленные льготы и преимущества по решению правительства полностью сохранялись за семьями воинов, погибших на фронтах Отечественной войны.

Социальная помощь и социальная реабилитации раненых — следующий комплекс проблем в данный период. Например, система организации хирургической помощи во время войны, существующая в армии, именуется этапным лечением с эвакуацией по назначению. Суть этапного лечения заключается в том, что раненым и пораженным прежде, чем они будут доставлены в учреждение, где получат полное лечение, проходят несколько медицинских учреждений или этапов эвакуации. Этап медицинской эвакуации — это силы и средства медицинской службы, расположенные на пути движения раненого с поля боя в тыл для оказания помощи. Для каждого этапа установлен определенный круг хирургических мероприятий, которые принято называть объемом помощи. Большой поток раненных требовал экстренных мер не только по их эвакуации, но и по реабилитации. 8 октября 1941 г. создаются комитеты помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов Красной Армии. В декабре 1942 г. Государственным комитетом обороны организованны дома для инвалидов Великой Отечественной войны (впоследствии преобразованные в трудовые интернаты). В них увеченные войны не только подготавливались к трудовой деятельности, но и получали новые профессии, проходили переквалификацию. Во время лечения они могли овладевать различными профессиями (счетного работника, телеграфиста, мастера по ремонту электроприборов и часов, портного, переплетчика и т.д.). Так, уже в первый год войны в госпиталях обучалось свыше 15 тыс. человек, но основная подготовка инвалидов к трудовой деятельности проводилась в специальных учебно-производственных мастерских, на курсах. В первой половине 1942 г. в системе Наркомата социального обеспечения РСФСР работало 15 профессионально-технических школ, 4 сельскохозяйственные школы, 1 музыкальная школа, 7 учебно-производственных мастерских, 11 учебных комбинатов.

Значительная часть инвалидов второй группы выполняла регулярную работу: на 1 октября 1942 г. трудились 41,6% инвалидов второй группы. 6 мая 1942 г. Правительство СССР приняло специальное постановление «О трудовом устройстве инвалидов Отечественной войны». Персональная ответственность за их трудоустройство возлагалась на наркомов социального обеспечения союзных республик. Одновременно руководители предприятий, учреждений, организаций обязывались в кратчайшие сроки, без задержки предоставлять инвалидам Отечественной войны соответствующую работу. Это постановление правительства ускорило трудовое устройство инвалидов и способствовало улучшению их материального положения. Проблемы охраны детства и попечения сирот в условиях военного времени принимают новые черты. Задача теперь состоит не только в том, чтобы открыть новые учреждения, но и в том, чтобы эвакуировать вглубь страны воспитанников детских домов. К 14 декабря 1941 г. было эвакуировано 664 детских дома с 7887 воспитанниками. Расширялась сеть детских домов. Они были различных типов: дошкольные, школьные и т.н. смешанные (для детей-родственников различных возрастов). С началом войны в числе первых эвакуировались в восточные районы страны детские дома. Так, из западных районов РСФСР было вывезено в тыл 976 детских домов (107,2 тыс. человек), с территории Украины — 237 детских домов, с территории Белоруссии — 132 детских дома.

сентября 1943 г. Правительство СССР приняло Постановление «Об улучшении работы детских домов» и ввело единые нормы питания детей в детских домах, обязательные нормы снабжения детских домов топливом, установило правила постоянного медицинского обслуживания детей. Воспитатели и педагогический персонал детских домов по нормам снабжения были приравнены к работникам промышленности и транспорта. Это способствовало закреплению опытных кадров воспитателей и педагогов.

Великая Отечественная война изменила сам ход исторических событий. В социальной политике правительством были определены иные задачи — спасение детей от немецких оккупантов, эвакуация их на восток страны, забота не только о сиротах, но и детях, временно утративших связь с родителями или родственниками. 23 января 1942 г. было принято постановление СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», в котором определялись методы решения проблемы беспризорности и безнадзорности в стране. Согласно постановлению, стали создаваться Комиссии по устройству детей, оставшихся без родителей.

Специальные детские дома создавались также для детей воинов Красной армии и партизан. В 1945 г. их действовало 120 (17,2 тыс. человек).

В 1943-1945 гг. начали работать сотни новых детских домов на территориях, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков. Делалось все возможное для улучшения воспитания, обучения, питания детей. При многих детских домах создавались подсобные хозяйства, оборудовались столярные, слесарные, швейные мастерские, велась профессиональная подготовка воспитанников, достигших 14 лет, через учебные заведения системы трудовых резервов и производственное ученичество. С 1944 г. Открывались детские дома при промышленных предприятиях.

На усыновление дети передавались лишь в тех случаях, когда гибель их родителей была установлена. Многие дети не помнили своих родителей, их адаптация и воспитание в семье усыновителя облегчались, если они считали себя его родными детьми. Указ от 8 сентября 1943 г. установил, что по просьбе усыновителя усыновленному не только могут быть присвоены его фамилия и отчество (это допускалось и ранее), но и что усыновители могут быть записаны в качестве родных родителей усыновленного в актовых книгах о рождении. Таким образом обеспечивалась тайна усыновления. Это положение Указа содействовало еще более широкому распространению института усыновления. Советские люди стремились помочь детям, потерявшим родителей, создать им нормальные условия воспитания в семье. Многочисленны были случаи усыновления одной семьей сразу нескольких детей.

Для поиска потерявшихся детей, после обнародования постановления СНК СССР от 23 января 1942 г. «Об оказании помощи родителям и родственникам по отысканию отставших от них детей», в Москве был создан центральный справочно-адресный стол (находился в ведении НКВД). Подобные справочно-адресные столы были организованы при областных и краевых управлениях НКВД, откуда в центр поступали списки детей — усыновленных, отданных на патронат, опеку и в детские учреждения, а также беспризорников, направленных на производство.

Важные меры по борьбе с детскими правонарушениями были определены постановлением СНК СССР от 15 июня 1943 г. «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством». В соответствии с ним на НКВД СССР были возложены обязанности по открытию детских колоний для содержания несовершеннолетних преступников (в возрасте от 11 до 16 лет).

Имели место и противоправные действия. На основе приказа Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 г., подписанного Сталиным и рядом других ответственных лиц, лишались льгот, предоставляемых семьям военнослужащих, родственники солдат офицеров, политработников, попавших в плен и считавшихся предателями Родины. Суровым было и постановление ГКО «О членах семей изменников Родины» (24 июня 1942г.).

Таким образом, во время Великой Отечественной войны приоритетное место в деле помощи и поддержки отводилось проблемам участников войны и их родственников, инвалидам войны, детям-сиротам. Государство, несмотря на столь тяжелое время, выделяло средства на пособия нуждающимся слоям населения, эвакуировало детей из горячих точек.

Вопрос об организации народного здравоохранения и образования оставался в рассматриваемый период в числе приоритетных направлений социальной политики государства, ибо здесь решались вопросы будущего самого государства, сохранения его человеческого потенциала, его способности к производительному труду. Трудности здесь были буквально на каждом шагу. Достаточно сказать, что с первых дней войны значительная часть школьных зданий была взята под госпитали и другие учреждения военного ведомства. Это касалось также и многих лечебных учреждений. Там, где формировались резервы для Красной Армии, большинство школьных зданий надолго занимали военно-учебные пункты. И многие школы занимались в две-три смены. Не хватало педагогических кадров — многие учителя ушли на фронт. Педагогические институты и училища не успевали готовить новые кадры.

Как и вся страна, учреждения народного образования перестаивались на военный лад. В школах была введена расширенная программа военно-физической подготовки в старших классах, велось обучение сельскохозяйственным профессиям старшеклассников, студентов техникумов и вузов. Наркомат просвещения РСФСР, наркоматы союзных республик приняли ряд постановлений, конкретизировавших задачи по перестройке работы школ и организации учебного процесса. Были изменены программы по истории для 7-10 классов, увеличилось число часов на изучение военного прошлого русского народа: Отечественной войны 1812 г., гражданской войны 1918-1920 гг. Отводилось больше часов на военно-физическую подготовку, учащиеся изучали прикладные предметы — ПВХО (противовоздушная и химическая оборона), санитарное дело. Главной задачей оставалась борьба за всеобщее обучение детей. Даже в осажденных врагом городах занятия в школах не прекращались. Местные органы власти внимательно следили за этим. Несмотря на трудности блокады, в Ленинграде весной 1942 г. аттестаты о среднем образовании получили несколько сотен выпускников школ. Очень сложным был вопрос с обеспечением школ учебниками, учебными пособиями, письменными принадлежностями. Но и эта проблема решалась совместными усилиями работников народного просвещения и местных властей. К началу 1941/42 учебного года было закуплено 50 млн. подержанных учебников, отпечатано в Москве и Ленинграде 5142 тыс., в областных типографиях — 6135 тыс. новых учебников.

Тысячи подростков-учащихся работали на промышленных предприятиях в свободное от учебы время. Но многие шли на заводы, чтобы заменить ушедших на фронт отцов и братьев. Так, подобно солдатам, школьники отдавали свои силы и знания борьбе за счастье Родины, за разгром врага. Советские учителя и в трудные годы войны свято выполняли свой долг обучения и воспитания подрастающего поколения. К началу 1943/44 учебного года численность учащихся в начальных, семилетних и средних школах, включая школы в освобожденных районах, составила 17966 тыс. человек — против 14036 тыс. на начало 1942/43 учебного года.

Несмотря на огромные трудности военного времени, Советское государство принимало необходимые меры для подготовки новых кадров специалистов с высшим и средним специальным образованием. В первый год войны вузы выпустили более 170 тыс. специалистов всех отраслей науки и техники.

При общем сокращении в стране числа высших учебных заведений с 503 в 1941/42 учебном году до 460 в 1942/43 учебном году, средних специальных учебных заведений с 1950 до 1694 гг. прием новых студентов и учащихся был увеличен. В 1942 г. было принято в вузы более 107 тыс., т.е. на 11 тыс. больше, чем в 1941 г., в техникумы и технические школы и училища на 20 тыс.больше, чем в предыдущем учебном году.

Большой вклад в борьбу против гитлеровских захватчиков внесли работники органов здравоохранения. На фронте они героически боролись за жизнь и здоровье воинов Красной Армии и Флота, в тылу предупреждали возникновение эпидемий, оказывали населению лечебно-профилактическую помощь.

Эвакуация огромной массы людей на Восток страны, значительное ухудшение социально-бытовых условий из-за огромных разрушений жилищ и коммунальных учреждений создавали благоприятную почву для возникновения эпидемий. Эта опасность усилилась в 1942 г. в связи с освобождением от оккупации городов и сел, где уже имелись очаги сыпного тифа. И все-таки серьезных эпидемий в стране не было, потому что профилактики находились под постоянным контролем правительства местных органов власти. В Постановлении Государственного Комитета Обороны от 2 февраля 1942 г. «О предупреждении эпидемических заболеваний в стране и в Красной Армии» была определена ответственность органов Советской власти и различных ведомств и учреждений за осуществление профилактических мероприятий.

Города и поселки систематически очищались от мусора и нечистот.

Для населения в массовом количестве изготавливались вакцины и сыворотки, предупреждавшие инфекционные заболевания. К борьбе с эпидемиями медики привлекли санитарную общественность — санитарные звенья, санитарные посты, санитарные дружины, многотысячный актив, общественных санитарных инспекторов. Только в Российской Федерации в годы войны действовало более 200 тыс. общественных санитарных инспекторов. Медики и их помощники проводили подворные и поквартирные обходы. Постоянно осуществлялся текущий санитарный надзор в жилых домах, общежитиях, столовых и магазинах, тщательно контролировалась санитарная очистка населенных мест. На путях движения к фронту создавалась разветвленная сеть санитарно-заградительных барьеров. Под постоянным контролем медиков находились железные дороги. В результате число заразных заболеваний снизилось даже по сравнению с довоенным уровнем. За успешную противоэпидемическую работу в июне 1942 г. большая группа гражданских медицинских работников была награждена орденами и медалями СССР.

В условиях войны оказание медицинской помощи населению было затруднено. Многие врачи ушли на фронт, большинство зданий лечебных учреждений занимали эвакогоспитали, не хватало медикаментов. В этих условиях местные органы власти принимали меры по срочному расширению уже имевшихся и строительству новых лечебно-санитарных учреждений. Это позволило увеличить число коек в городских больницах, расширить сеть медицинских учреждений в сельской местности. Многое было сделано для медицинского обслуживания рабочих промышленных предприятий, прежде всего оборонных, где работали, как правило, мужчины непризывного возраста, чаще всего подростки, и женщины. Для улучшения медицинского обслуживания рабочих на оборонных заводах были образованы медико-санитарные части, в состав которых входили амбулатории, стационары, здравпункты, ясли. Только в 1942 г. на крупных промышленных предприятиях было создано 110 новых поликлиник. Во многом благодаря деятельности медсанчастей с середины 1942 г. заболеваемость рабочих на крупнейших предприятиях стала снижаться. Число здравпунктов и амбулаторий возросло на 26%.

Очень много было сделано для охраны здоровья детей. Во время эвакуации из прифронтовых городов в первую очередь были вывезены воспитанники яслей, детских садов и детских домов, домов ребенка, младшие школьники. Осуществленная в первые месяцы войны эвакуация сохранила миллионы детских жизней. В январе 1942 г. правительство страны разработало меры по устройству детей, оставшихся без родителей. В стране родилось замечательное патриотическое движение по патронированию осиротевших детей. Осуществлялись меры по организации детского питания: так, например, специальным постановлением по всей стране существовавшие молочные кухни реконструировались в своеобразные «пищевые станции». Была восстановлена нарушенная войной организация педиатрической службы. В октябре 1942 г. правительство в специально принятом постановлении обязало Наркомздрав СССР в кратчайший срок восстановить существовавшую до войны систему медицинской помощи детям, прежде всего участковый принцип деятельности детских консультаций и поликлиник. Были приняты и другие меры, в частности, по улучшению детского питания, по витаминизации пищи.

Опыт, накопленный в первый период войны работниками народного образования и здравоохранения, позволил им в дальнейшем повседневно улучшать важную для жизни и будущего государства деятельность, активно участвовать во всенародной борьбе против немецко-фашистских захватчиков и в восстановлении народного хозяйства.

Таким образом, сравнивая социальное обеспечение довоенного и военного периода можно отметить, что цели и методы социального обеспечения нуждающихся с учетом ограниченности ресурсов в годы войны требовали их переориентации и перераспределения. Так, были введены новые пособия, повышены размеры некоторых выплат, увеличена государственная помощь беременным женщинам, многодетным матерям, расширены льготы отдельным категориям граждан по пенсионному обеспечению, по исчислению общего и непрерывного трудового стажа, при больницах и госпиталях появляются дома для инвалидов, где они могли пройти переквалификацию, открывается большое количество детских домов, всё больше развивается институт усыновления. Образование и медицина прошли нелегкую проверку на прочность во время войны.

Социальная политика СССР в послевоенный период

В послевоенный период возникли качественные изменения как в научно-техническом уровне производства, что привело к появлению массовых профессий операторского профиля, возникновению многомиллионной занятости в высокотехнологических отраслях — химической, атомной, авиационно-космической, электротехнической, машиностроении и других, так и в социальных ожиданиях людей, возникших на основе развития представлений о стандартах жизни.

К началу 50-х годов в целом произошел возврат к довоенным показателям социальной политики: восстановлен 8-часовой рабочий день; отпуска; отменены сверхурочные работы; карточная система на продовольственные и промышленные товары, введенная в годы войны. В течение 1947-50 гг. розничные цены на товары массового потребления снижались 5 раз и понизились за этот период на 43%.

В середине 50-х годов общая сумма ассигнований на выплаты по социальному страхованию, на пособия, пенсии, стипендии учащимся, на бесплатное медицинское обслуживание, народное образование стала равняться трети всех расходов государственного бюджета СССР.

Особое значение стали придавать мотивации труда. К концу четвертой пятилетки сдельной оплатой труда было охвачено 80% всех рабочих, широко стали применяться надтарифные доплаты, увязываемые с конкретными результатами.

Меняются и представления о социальных целях государства и его социальной политике. Ставится задача широкого предоставления государством социальных услуг и повышения уровня жизни советских людей.

Из Второй мировой войны СССР выходит с представлением о едином советском народе без антагонистических классов, что проявляется в большем распространении социальной поддержки на крестьянство.

В соответствии с новыми задачами преобразуется система управления социальной политикой. В 1949 г. создается Министерство социального обеспечения, которое наделяется рядом новых функций. Дальнейшее расширение функций Министерства происходит в 1961 г.

На новое Министерство социального обеспечения возлагаются следующие функции: выплата пенсий; организация врачебно-трудовой экспертизы; трудовое устройство и профессиональное обучение инвалидов; материально-бытовое обслуживание пенсионеров, многодетных и одиноких матерей; предоставление протезно-ортопедической помощи.

В годы правления Хрущева было сделано немало для улучшения жизни населения. Регулярно повышалась заработная плата в промышленности, росли доходы колхозников. Продолжительность рабочей недели уменьшена с 48 до 46 часов.

Велось беспрецедентное жилищное строительство. За годы правления Хрущева новое жилье получили 54 миллиона человек (каждый четвертый житель СССР). При этом им предоставлялись не комнаты в коммуналках, а хоть и небольшие, но отдельные благоустроенные квартиры.

Успешно развивались наука, образование, здравоохранение, культура. При Хрущеве впервые вся страна была охвачена радиовещанием. Бурно развивалось телевидение. С 1953 по 1958 год число телевизоров увеличилось с 200 тысяч до трех миллионов.

С другой стороны, при Хрущеве резко росли цены на продукты питания, что стало следствием серьезных ошибок в его аграрной политике.

В конце 50-х — начале 60-х годов происходят серьезные изменения в системе оплаты труда. Вводится единая система ставок и окладов (ЕТС) с учетом отраслей, производств и категорий работающих. Упорядочивается оплата труда в промышленности, строительстве, на транспорте и связи. Повышается заработная плата низкооплачиваемым категориям рабочих и служащих. Вводится 7-часовой рабочий день. Средняя продолжительность рабочей недели составила 40 ч.

В июле 1956 г. принимается новый Закон о государственных пенсиях. В соответствии с этим законом значительно расширялся круг лиц, имеющих право на пенсию, и значительно увеличивался размер пенсий. Вводились также «льготные», досрочные пенсии для отдельных категорий работников особых производств и особо социально незащищенных — многодетных матерей и слепых. В 1964 г. принимается Закон о пенсиях и пособиях членам колхозов. Это означает переход к всеобщему государственному пенсионному обеспечению. В 1967 г. вводятся новые ставки пенсий, связанные с уровнем заработной платы, которые в большей мере дифференцировали саму пенсию и уравнивали уровень жизни всех членов общества.

Система социальной защиты складывается из трех направлений: государственное социальное обеспечение, осуществляемое за счет государственных, республиканских и местных бюджетов; государственное социальное страхование, обеспечиваемое за счет страховых взносов предприятий и дотаций государства, и социальное обеспечение колхозников, осуществляемое за счет средств колхозов и дотаций государственного бюджета. К 70-м г.г. основными принципами социального обеспечения в СССР являлись: всеобщность социального обеспечения; многообразие видов обслуживания; обеспечение граждан различными видами социальной помощи.

Таким образом, к началу 70-х годов СССР имел весь набор признаков (атрибутов) первичного социального государства и успешно, в одно время с развитыми странами Запада прошел очередной этап развития — этап предоставления государством социальных услуг.

Построение в СССР государства всеобщего благосостояния

Отнесение СССР начала 70-х годов к типу социального государства социальных услуг правомерно не только по критерию наличия соответствующих целей, функций и механизмов, но и по направленности реальной социальной политики государства и фактическому объему предоставляемых услуг. Обеспеченность больницами (койкоместами на 1000 населения); поликлиниками, детскими садами и яслями, комбинатами бытового обслуживания, библиотеками, стадионами, домами отдыха и санаториями соответствовала показателям самых экономически развитых стран, а по некоторым направлениям значительно их превосходила. Доступность медицинского обслуживания, лекарств и медицинского оборудования, коммунальных и транспортных услуг, зрелищных и спортивных мероприятий, книг, санаторно-курортного лечения, лагерей летнего отдыха значительно превосходила мировые стандарты. Яркий показатель — в первой половине 60-х годов в СССР была самая низкая детская смертность в мире (6-7 человек на 1000) и один из самых высоких уровней средней продолжительности жизни — 70 лет.

В то же время динамика построения социального государства в СССР, который перед Второй мировой войной значительно опережал другие государства по показателям социального развития и темпам построения социального государства, в послевоенный период синхронизировалась с другими странами. СССР утратил опережающую роль в построении социального государства, но остался одним из лидеров этого процесса.

Данный факт позволяет сделать выводы, что, с одной стороны, развитие социального государства в СССР подчинялось общим закономерностям, определяемым общемировым научно-техническим прогрессом и эволюцией государственных форм, а с другой, преимущество на первоначальных этапах становления социального государства, обусловленное директивным огосударствлением социальных функций и тоталитарной социальной политикой, при дальнейшем развитии перестало играть стимулирующую роль.

Если в конце 30-х годов СССР опережал развитые капиталистические страны в огосударствлении социальных функций и по объемам социальных гарантий, но при этом уступал в уровне качества жизни и недостаточной реализации принципа общедоступности социальных благ, то после 1945 г. набор и объем социальных функций государства в СССР и других странах практически совпали, и Советский Союз, и развитые капиталистические страны одновременно перешли к активной социальной политике и стали строить государства социальных услуг.

Первый итог стал очевидным в конце 50-х годов, когда показатели качества жизни ведущих стран стали значительно превосходить аналогичные индикаторы в СССР.

Конец 50-х — начало 60-х годов стали тем рубежом, когда Советский Союз в соревновании с капитализмом окончательно утратил свои, даже формальные, социальные преимущества. Государство социальных услуг, построенное в это время и в СССР, и в большинстве развитых стран, стало той формой советского государства, которое просуществовало до своего распада.

А развитые страны Европы и Северной Америки в этот период вступили в новый этап строительства социального государства — государства всеобщего благоденствия, обеспечивающий равный высокий уровень жизни всех граждан.

Необходимо отметить, что цели повышения уровня жизни, явившиеся результатом экономических успехов ведущих стран мира, в этот период декларируются и многими другими странами, в том числе и Советским Союзом, которые не имели соответствующих экономических условий. Это явление свидетельствует о том, что с развитием единого мирового информационного пространства, социальные стандарты жизни в силу их значимости для людей начинают влиять на социальную политику любой страны независимо от ее внутриполитической и экономической ситуации. Появились социальные общемировые социальные регуляторы, которые не может игнорировать ни одно правительство.

В то же время провозглашаемые с начала 60-х годов в Советском Союзе лозунги повышения качества жизни и уровня благосостояния советских людей не являлись прямой калькой аналогичных процессов на Западе. Идея имущественного равенства лежит в основе социалистического мировоззрения. С первых лет советской власти вся социальная политика была направлена на обеспечение реального равенства. Механизм перераспределения благ через государственные общественные фонды обеспечивал одинаковую равнодоступность и единые нормы потребления. Практически бесплатные жилье и коммунальные услуги, здравоохранение и образование, рекреационные и спортивные учреждения не были связаны с индивидуальным трудовым вкладом человека. Низкая дифференциация заработной платы фактически противостояла провозглашаемому принципу оплаты по труду. Социальная политика СССР в то время ориентировалась на поддержание стабильного, достаточно однородного и невысокого уровня жизни населения. Это достигалось регулированием заработной платы, фиксированием цен на основные товары потребления, а также регламентацией механизмов спроса и предложения. Обеспечение реального социального равенства людей, экономической однородности советского народа было не только социальной, но и политической задачей советской власти. Ради этого вводились жесткие запреты на экономическую самодеятельность людей, ограничивались товарно-денежные отношения, жестко регулировались доходы населения.

Цели социального равенства приносился в жертву, за редким исключением, лозунг повышения благосостояния советских людей. Государство не имело возможности улучшить жизнь всех граждан, и ради достижения социального равенства создавались ограничения в улучшении жизни тех социальных групп, которые такими возможностями располагали.

Исходным постулатом социализма являлось и положение о необходимости улучшения условий жизни, повышения благосостояния людей. Эти цели всегда были главной идеологической составляющей даже, когда главными задачами провозглашались задачи восстановления разрухи, защиты страны во враждебном окружении, создания промышленности, победы в соревновании двух систем и пр.

При этом цели повышения благосостояния советских людей, хотя и были постоянно идеологическими лозунгами, реально ставились и достигались только во второй половине 30-х годов; после 1953 года и в первой половине 70-х годов.

В 1953 г. был провозглашен курс на повышение благосостояния народа. На V Сессии Верховного Совета СССР (5-8 августа 1953г.) Г.М. Маленков в докладе говорил, что «в настоящее время мы можем и, следовательно, обязаны в интересах обеспечения более быстрого повышения материального и культурного уровня жизни народа обеспечить развитие легкой промышленности». И данные задачи были достигнуты. Реальный рост благосостояния с нарастающим итогом продолжился разными темпами до середины 70-х годов.

Важным для повышения благосостояния советских людей стали решения XXIV съезда КПСС, состоявшегося в 1971 г. Была поставлена задача значительного усиления социальной ориентации экономики.

Особенностью того времени было то, что показатели роста благосостояния советских людей соотносились только между собой. Граждане СССР в течение всего последнего времени видели реальные изменения качества жизни. Уменьшался дефицит промтоваров, появлялись и с каждым годом становились доступнее новые потребительские товары — радиоприемники, холодильники, телевизоры, импортный ширпотреб и пр. С начала 70-х годов массовым стало приобретение автомобилей. Повышалась заработная плата, что при стабильности основных цен обеспечивало рост ее покупательной способности. Решалась самая острая, жилищная проблема. За 1961-1985 гг. было построено 54 млн. квартир. К началу 80-х годов 80% населения жило в отдельных квартирах. За 1966-70 гг. реальные доходы на душу населения увеличились на 5,9%.

Выравнивался уровень жизни в городе и деревне. Важным показателем общественного психологического климата стало ощущение стабильности, предсказуемости будущего, возможности управлять своей судьбой.

В то же время советские индикаторы качества жизни были значительно ниже аналогичных показателей в США, а с конца 50-х годов — и развитых стран Европы. Особенно быстро разрыв между качеством жизни в СССР и наиболее богатых странах Запада стал нарастать после ориентации этих стран на построение государства всеобщего благоденствия.

Экономический подъем 60-х годов на Западе совпал с серьезными экономическими трудностями в СССР, которые негативно сказались на социальной политике.

В результате упадка сельскохозяйственного производства — реальное увеличение сельскохозяйственной продукции в годы семилетки (1959-1965 гг.) составило только 15% вместо запланированных 70% — в 1962 г. впервые произошло повышение цен. Стоимость молока возросла на 50%, мяса — на 25-40%, соответственно изменились цены на весь мясной и молочный ассортимент. С 1963 г. СССР впервые стал импортировать зерно.

Резко увеличился дефицит потребительских товаров. Снизилась стимулирующая роль заработной платы, возникли диспропорции в росте зарплаты и производительности труда. Рост фондов потребления не обеспечивал растущие потребности, что привело к снижению качества социальных услуг. Искусственное выделение приоритетных отраслей промышленности создавало диспропорции на территориальных рынках труда и в социальной сфере.

Экономические трудности, возникшие в СССР с начала 60-х годов, не были компенсированы расширением экспорта углеводородов в 70-е и последующие годы.

К началу 80-х годов в целом положение большинства населения улучшилось. Уменьшалось число людей, живущих в коммуналках. Бытовая техника становилась нормой жизни: практически у всех были холодильники, телевизоры, стиральные машины и др. Несколько выросла заработная плата. Однако уровень жизни советских людей значительно отставал от уровня жизни на Западе.

Огромная часть бюджетных средств уходила на военные нужды.

На социальную сферу денег всегда не хватало. К началу 80-х годов вновь обострилась жилищная проблема. Уменьшение расходов на здравоохранение привело к росту смертности и сокращению продолжительности жизни. И если в прежние годы по этим показателям СССР находился в числе наиболее благополучных стран, то теперь страна опустилась на 35-е место по продолжительности жизни и на 50-е — по уровню детской смертности. Население росло, а темпы сельхозпроизводства год от года падали. Обострялась продовольственная проблема. К середине 80-х годов по уровню потребления на душу населения СССР занимал уже 77-е место в мире. Потеря темпов технического перевооружения и обновления основных фондов, низкая производительность труда, отраслевая диспропорция, недостатки командно-административного управления экономикой и прочие хорошо известные причины привели к невозможности обеспечения желательных темпов роста благосостояния населения Советского Союза. Реальные доходы на душу населения в 1981-85 гг. увеличились только на 2,1%. По средней продолжительности жизни населения СССР в 1985 г. переместилось на 35-е место в мире, а по уровню детской смертности — на 50-е место. В 1985 г. на здравоохранение в СССР тратилось около 4% национального дохода, тогда как в развитых странах эта цифра составляла 10-12%.

Неквалифицированным трудом в 80-е годы в СССР было занято около 40% трудящихся. Мифом было высокое качество рабочей силы в СССР. В этих условиях государство ужесточило контроль за социальными выплатами, произошли частичное сокращение социальных программ, снижение социальных гарант




Предыдущий:

Следующий: