титульник Ориентиры

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет

имени И. Н. Ульянова»

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра региональной экономики и предпринимательства

КУРСОВОЙ ПРОЕКТ

По дисциплине: «Макроэкономическое планирование

и прогнозирование»

на тему:

«Основные ориентиры развития России до 2020 года»

Выполнила студентка

группы ЭК-04-11

Ухорская Т.В.

Научный руководитель:

ст. преп., к. э. н.

Ивашкова Т.К.

Чебоксары 2014

Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

Глава 1. Теоретические аспекты макроэкономического

прогнозирования и планирования.……………………………………..….……5

Макроэкономическое планирование

в условиях рыночных отношений………………..……………………………..5

1.2. Концепция долгосрочного развития РФ до 2020 г.……………………..7

1.2.1. Целевые ориентиры………………………………………………………..

1.2.2. Направления перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития…………………………….

Глава 2. Итоги и прогнозы долгосрочного

социально-экономического развития РФ на период до 2020 г..…………..14

2.1. Итоги социально-экономического развития РФ в 2001-2012 гг.…………14

2.2. Основные параметры развития финансовой среды до 2020 г………….22

2.3. Развитие человеческого капитала и уровень жизни населения..………..26

Глава 3. Перспективы развития страны и возможность

выполнения стратегических ориентиров……………………………..…….…34

Заключение………………………………………………………………………40

Список используемой литературы………………………………………………42

Введение

В народе говорят, что мудрость – это умение предвидеть будущие последствия происходящих в данный момент действий и умение руководить ими. Другими словами, мудрость – это обращение в будущее, то есть человек знающий, пытается повлиять на будущее. Это важно и в экономике.

Чтобы эффективно управлять народным хозяйством или любым его структурным звеном, необходимо четко знать, какими должны быть воздействие на экономику и его последствия.

В странах с развитой рыночной моделью экономики, в т.ч. и в России, прогнозирование и планирование являются важнейшим инструментом государственного регулирования экономики. Нацелено применяя такой инструмент, такие страны, как известно, добиваются большого успеха в техническом прогрессе, повышении уровня жизни населения и других социально-экономических областях.

В последнее время следует отметить непрерывно растущую потребность в прогнозах, наверное, уже ни одна сфера жизни общества не может обойтись без прогнозов как средства познания будущего. Особенно важное значение имеют прогнозы социально-экономического развития общества, обоснование основных направлений экономической политики, предвидение последствий принимаемых решений. Социально-экономическое прогнозирование является одним из решающих научных факторов формирования стратегии и тактики общественного развития.

Актуальность темы исследования «Основные ориентиры развития России до 2020 года» состоит в том, что на любом этапе необходима разработка и детализация плана основных показателей страны на годы вперед, изложенного в виде Концепции и системы Стратегических Планов, т.к. каждый гражданин России должен знать, как  он будет жить через пять, через  десять лет, какого качества жизни достигнет  к 2020 году. Только так гражданам приобретается чувство уверенности в завтрашнем дне, спокойствия за будущее своих  детей. Дальнейшее продвижение страны вперед, нейтрализация внешних и внутренних угроз – все это невозможно без мобилизации широких политических слоев, серьезной идеологической общенациональной работы над долгосрочной стратегией развития.

Предметом курсового проекта являются экономические отношения, возникающие в процессе разработки и реализации планов, концепций и стратегий.

Объектами исследования курсового проекта является Российская Федерация и США как субъекты международных экономических отношений.

Цель работы состоит в исследовании основных тенденций и ориентиров развития России на современном этапе.

Реализация поставленной цели определила необходимость решения в работе следующих задач:

- выявить значение планирования и прогнозирования на макроуровне;

- рассмотреть существующие целевые ориентиры страны;

- рассмотреть основные экономические показатели, которые были достигнуты в 2001-2012 г.;

- исследовать основные ориентиры развития экономики России в финансовой сфере и в сфере развития человеческого капитала до 2020 г.;

- определить возможность выполнения и достижения стратегических ориентиров.

Объект исследования работы – экономическое развитие России. Предметом исследования существующие тенденции и ориентиры экономического развития России. 

Особую роль в современном менеджменте играет прогнозирование как предвидение результатов развития хозяйственной структуры и перспективное планирование в качестве системы мер, необходимых для преодоления отклонения прогнозируемых итогов от установленных параметров.

Проблематично представить, как будет выглядеть наша страна в 2020 году. Т.к. наша экономика имеет много еще нерешенных проблем и следует задуматься, что же нужно сделать, чтобы исправить сложившуюся ситуацию в будущем. Для этого в основной части курсового проекта проанализируем данные, приведенные Росстатом и показатели, представленные в Концепции долгосрочного развития РФ на период до 2020 года, а также в «Прогнозе социально-экономического развития РФ до 2030 года».

Глава 1. Теоретические аспекты

макроэкономического прогнозирования и планирования

1.1 Макроэкономическое планирование в условиях рыночных отношений

В общепринятом понимании планирование – это «один из методов экономического управления. Заключается в разработке и практическом осуществлении планов, определяющих будущее состояние экономической системы, путей, способов и средств его достижения. Основными методами планирования являются балансовый, нормативный и программно-целевой». По своему назначению и содержанию планы могут быть директивными, индикативными, стратегическими и тактическими.

В СССР в условиях жесткой централизованной системы государственного управления действовала система директивного планирования. Плановые задания устанавливались по народному хозяйству страны, далее они дифференцировались по отраслям, по территориям и по конкретным предприятиям. Россия располагает значительным историческим опытом государственного планирования развития народного хозяйства. Прежде всего, это пятилетние народнохозяйственные планы СССР и союзных республик. Примером специализированного отраслевого плана может служить план ГОЭЛРО. С 1930-х гг. стали разрабатываться крупные региональные программы развития: Ангаро-Енисейская программа, программа «Большая Волга» и др.

При переходе к рыночной экономике распался единый централизованный порядок планирования и сложились два вида субъектов экономического планирования: хозяйствующие единицы и структуры государственной власти. С одной стороны, предприятия стали самостоятельно осуществлять все управленческие функции, включая определение целей и задач деятельности, установление стратегических и текущих планов, прогнозирование будущих тенденций развития, определение методов и инструментов управления. С другой стороны, одной из функций органов представительной и исполнительной власти является определение планов и программ социально-экономического развития страны и регионов. Методы и содержание планов в каждом случае имеют свои особенности.

Определяя особенности различных видов планов, следует рассмотреть прежде всего директивные и индикативные планы. Директивные планы, широко практиковавшиеся в СССР, имели силу юридического закона, адресный характер и были обязательны для исполнителя. При этом участие исполнителя в формировании плана являлось ограниченным.

В рыночных условиях директивные планы в своем традиционном виде практически не находят применения. Методы директивного планирования трансформировались в новые формы. Примерами тому могут служить планы по закупкам товаров для государственных нужд, планы развития инфраструктуры городов, производственные планы унитарных и казенных предприятий и др.

Индикативное планирование отличается тем, что цели социально-экономического развития определены в виде конкретных параметров (индикаторов), достижение которых обеспечивается специально разработанными, преимущественно косвенными, экономическими мерами государственного воздействия на поведение участников рыночных отношений. Основными индикаторами являются: 1) характеристики темпов роста, изменения структуры и эффективности экономики, развития внешнеэкономических связей; 2) показатели динамики финансовой системы и денежного обращения, развития рынка ценных бумаг, движения цен; 3) показатели изменения занятости и уровня жизни населения, развития социальной сферы и т. д.

Для хозяйствующих субъектов показатели государственного индикативного плана имеют лишь рекомендательный характер. Государство стимулирует реализацию задач индикативного плана методами косвенного воздействия через систему налогообложения, кредитования, с помощью субсидий, размещения государственных заказов и др. Таким образом, индикативный план является, по существу, планом-прогнозом.

Для составления индикативного плана требуется проведение информационно-аналитической работы, результаты которой позволяют оценить стартовый потенциал, характер влияния внутренних и внешних факторов, сформировать сценарий развития в будущем, определить количественные значения индикаторов на плановый период. Этот процесс требует использования достаточно сложного научно-методического аппарата, в нем интегрированы исследования, относящиеся к разным направлениям экономического анализа. В рамках существующей структуры органов исполнительной власти организовать подобную работу достаточно сложно. В этих условиях необходимо искать методы совершенствования индикативного планирования.

Кроме разграничения директивного и индикативного планирования, широко применяется классификация планов по следующим критериям: 1) по временному горизонту планирования: долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные (текущие); 2) по кругу решаемых проблем: стратегические, тактические.

Традиционное разграничение долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных планов соответствует такой направленности управленческой деятельности, в которой сочетается решение текущих задач с одновременным созданием предпосылок для достижения крупномасштабных целей в будущем. Существуют принципиальные различия в содержании и способах формирования плановых значений числовых показателей в условиях долгосрочного, среднесрочного и краткосрочного планирования. Наиболее сложным является формирование долгосрочных планов, что обусловлено значительной ролью факторов неопределенности. В долгосрочных планах трудно определить точные числовые индикаторы на отдаленную перспективу.

Стратегическое планирование должно состоять в определении долгосрочных основополагающих целей и установлении путей их достижения. При составлении стратегического плана необходимо учитывать наиболее вероятные изменения внешней и внутренней среды планируемого объекта, разрабатывать комплексы мероприятий, направленных на смягчение действия негативных и усиление влияния позитивных факторов. В практике государственного управления экономикой России представлены лишь отдельные элементы стратегического планирования. Предстоит большая работа по определению способов решения организационных, методических и ресурсных задач, возникающих при создании системы стратегического планирования на федеральном и региональном уровнях. Тактическое (оперативное) планирование распространяется на частные вопросы, решение которых необходимо для достижения стратегических целей. Оно осуществляется в форме разработки краткосрочных планов развития конкретных элементов социальной инфраструктуры, отдельных аспектов развития экономических систем.

1.2. Концепция долгосрочного развития РФ до 2020 г.

1.2.1. Целевые ориентиры

Осенью 2008 г. Правительством была одобрена Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г

Стратегической целью является достижение уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу России как ведущей мировой державы XXI века, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан. В 2015-2020 годах Россия должна войти в пятерку стран-лидеров по объему валового внутреннего продукта (по паритету покупательной способности).

Достижение этой цели означает формирование качественно нового образа будущей России к концу следующего десятилетия.

Уровень доходов и качество жизни россиян к 2020 году достигнет показателей, характерных для развитых экономик. Это означает высокие стандарты личной безопасности, доступность услуг образования и здравоохранения требуемого качества, необходимый уровень обеспеченности жильем, доступ к культурным благам и обеспечение экологической безопасности.

Обобщающий показатель уровня жизни — валовой внутренний продукт на душу населения по паритету покупательной способности — увеличится с 13,9 тыс. долларов США в 2007 году (42 процента от среднего уровня государств — членов Организации экономического сотрудничества и развития) до более чем 30 тыс. долларов США в 2020 году (70 процентов).

Охват высшим и средним профессиональным образованием населения составит 60-70 процентов (2007 год — около 50 процентов), средний уровень обеспеченности жильем достигнет к 2020 году около 30 кв. м на человека (или около 100 кв. м на среднестатистическую семью).

Доля населения, проживающего в местах с неблагоприятной экологической обстановкой, снизится с 43 процентов в 2007 году до 14 процентов в 2020 году.

Уровень смертности от насильственных причин снизится примерно вдвое.

В России сформируется общество, основанное на доверии и ответственности, включая доверие населения к государственным и частным экономическим институтам. Значительно снизится социальная поляризация. Это будет достигнуто за счет обеспечения равных возможностей для социальной мобильности талантливых представителей всех слоев общества, реализации социальной политики по поддержке уязвимых слоев населения и проведения политики, направленной на интеграцию мигрантов. Доля среднего класса составит более половины населения, при этом значительную часть среднего класса образуют люди, занятые созданием новой экономики знаний, технологий и обеспечением развития самого человека.

Российская экономика не только останется мировым лидером в энергетическом секторе, добыче и переработке сырья, но и создаст конкурентоспособную экономику знаний и высоких технологий. К 2020 году Россия может занять значимое место (5-10 процентов) на рынках высокотехнологичных товаров и интеллектуальных услуг в 5-7 и более секторах. Будут сформированы условия для массового появления новых инновационных компаний во всех секторах экономики, и в первую очередь в сфере экономики знаний.

Сформируются новые территориальные центры роста как в районах освоения новых сырьевых ресурсов, так и в традиционных регионах концентрации инновационного, промышленного и аграрного потенциала России, снизятся масштабы регионального неравенства. Будет создана разветвленная транспортная сеть, обеспечивающая высокий уровень межрегиональной интеграции и территориальной мобильности населения.

Россия укрепит свое лидерство в интеграционных процессах на евразийском пространстве, постепенно становясь одним из глобальных центров мирохозяйственных связей (в том числе в качестве международного финансового центра) и поддерживая сбалансированные многовекторные экономические отношения с европейскими, азиатскими, американскими и африканскими экономическими партнерами.

Будет обеспечена гарантированная реализация конституционных прав граждан, включая развитую систему демократических институтов и создание эффективных механизмов правоприменения. Политика государства будет ориентирована на расширение свободы предпринимательства, обеспечение эффективности системы государственного управления, поддержание социальной справедливости.

Системное решение поставленных задач состоит в переходе российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному социально ориентированному типу развития. Это позволит резко расширить конкурентный потенциал российской экономики за счет наращивания ее сравнительных преимуществ в науке, образовании и высоких технологиях и на этой основе задействовать новые источники экономического роста и повышения благосостояния.

Формирование инновационной экономики означает превращение интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности. Источником высоких доходов становится не только возможность получения ренты от использования природных ресурсов, обусловленной высокой мировой конъюнктурой, но и производство новых идей, технологий и социальных инноваций. Это позволит России выдержать конкуренцию как с дешевой рабочей силой экономик Китая и Индии, так и с высококачественной и инновационной продукцией развитых стран Европы, США и Азии.

Инновационный социально ориентированный тип экономического развития Российской Федерации имеет ряд качественных и количественных характеристик:

Во-первых, он опирается на модернизацию традиционных секторов российской экономики (нефтегазового, сырьевого, аграрного и транспортного), опережающее увеличение объема продукции отраслей высоких переделов, которые вплоть до 2020 года остаются ведущими секторами производства валового внутреннего продукта.

Во-вторых, превращение инноваций в ведущий фактор экономического роста во всех секторах экономики, повышение производительности труда в секторах, определяющих национальную конкурентоспособность, в 3-5 раз и снижение энергоемкости в среднем в 1,6 — 1,8 раза. Доля промышленных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна возрасти до 40-50 процентов (2007 год — 8,5 процента), а доля инновационной продукции в объеме выпуска — до 25-35 процентов (2007 год — 5,5 процента).

В-третьих, формирование новой экономики — экономики знаний и высоких технологий, которая становится одним из ведущих секторов национальной экономики, сопоставимым к 2020 году по своему вкладу в валовой внутренний продукт с нефтегазовым и сырьевым секторами. При этом под экономикой знаний и высоких технологий понимаются сферы профессионального образования, высокотехнологичной медицинской помощи, науки и опытно-конструкторских разработок, связи и телекоммуникаций, наукоемкие подотрасли химии и машиностроения.

1.2.2. Направления перехода к инновационному социально ориентированному типу экономического развития

В условиях глобальной конкуренции и открытой экономики невозможно достичь уровня развитых стран по показателям благосостояния и эффективности, не обеспечивая опережающее развитие тех секторов российской экономики, которые определяют ее специализацию в мировой системе хозяйствования и позволяют в максимальной степени реализовать национальные конкурентные преимущества.

Одна из проблем сложившейся модели экономического роста заключается в том, что увеличение доходов населения, опережающее темпы роста валового внутреннего продукта, сопровождается усилением экономической дифференциации.

Поэтому переход от экспортно-сырьевой к инновационной модели экономического роста связан и с формированием нового механизма социального развития, основанного на сбалансированности предпринимательской свободы, социальной справедливости и национальной конкурентоспособности.

Такой подход требует реализации комплекса взаимоувязанных по ресурсам, срокам и этапам преобразований по следующим направлениям:

Первое направление — развитие человеческого потенциала России. С одной стороны, это предполагает создание благоприятных условий для развития способностей каждого человека, улучшение условий жизни российских граждан и качества социальной среды, с другой — повышение конкурентоспособности человеческого капитала и обеспечивающих его социальных секторов экономики. Будут достигнуты следующие результаты:

- преодоление негативных демографических тенденций, стабилизация численности населения и создание условий для ее роста, повышение качества жизни населения;

- формирование условий для устойчивого повышения заработной платы, соответствующего темпам роста производительности труда и качеству рабочей силы;

- повышение зависимости размера трудовых пенсий от заработной платы;

- обеспечение возможности получения качественного образования и медицинской помощи;

- обеспечение населения доступным и качественным жильем;

- создание эффективной адресной системы поддержки лиц, относящихся к категории бедных, и предоставления социальных услуг для пожилых людей, инвалидов и детей;

- улучшение качества окружающей среды и экологических условий жизни человека;

- и другие.

Второе направление — создание высококонкурентной институциональной среды, стимулирующей предпринимательскую активность и привлечение капитала в экономику, в том числе:

- создание и развитие конкурентных рынков;

- отказ от повышения совокупной налоговой нагрузки в экономике и снижение издержек, связанных с исполнением обязанностей по уплате налогов;

- поддержка образования новых компаний и новых видов бизнеса, основывающихся на инновациях, стимулирование развития малого бизнеса;

- снижение инвестиционных и предпринимательских рисков за счет защиты прав собственности и повышения предсказуемости экономической политики государства, обеспечения макроэкономической стабильности, развития финансовых институтов;

- улучшение условий доступа организаций к долгосрочным финансовым ресурсам;

- повышение прозрачности ведения бизнеса;

- обеспечение высокого качества государственного администрирования в сфере экономики.

Третье направление — структурная диверсификация экономики на основе инновационного технологического развития, в том числе:

- формирование национальной инновационной системы;

- формирование мощного научно-технологического комплекса, обеспечивающего достижение и поддержание лидерства России в научных исследованиях и технологиях по приоритетным направлениям;

-создание высокотехнологичных производств;

- содействие повышению конкурентоспособности ведущих отраслей экономики путем использования механизмов частно-государственного партнерства.

Четвертое направление — закрепление и расширение глобальных конкурентных преимуществ России в традиционных сферах (энергетика, транспорт, аграрный сектор, переработка природных ресурсов), в том числе:

- обеспечение стабильности и расширение поставок энергоресурсов крупнейшим мировым потребителям, географическая и продуктовая диверсификация энергетического экспорта;

- переход от экспорта первичных сырьевых и энергетических ресурсов к экспорту продукции их глубокой переработки;

- завоевание лидирующих позиций в развитии возобновляемых источников энергии и внедрение в промышленных масштабах экологически чистых технологий производства энергии;

- формирование конкурентоспособной транспортной инфраструктуры;

- укрепление позиций России на мировом рынке продукции лесопромышленного комплекса на основе углубления переработки леса и устойчивого воспроизводства лесного богатства страны;

- реализация водного потенциала российской экономики — вовлечение в хозяйственный оборот неосвоенных водных ресурсов России при обязательном соблюдении природоохранных требований;

- реализация аграрного потенциала в части развития экспорта зерна и других сельскохозяйственных продуктов, производства экологически чистых продуктов, импортозамещения на внутреннем рынке продукции животноводства.

Пятое направление — расширение и укрепление внешнеэкономических позиций России, повышение эффективности ее участия в мировом разделении труда.

Шестое направление — переход к новой модели пространственного развития российской экономики, в том числе:

- сокращение дифференциации уровня и качества жизни на территории России с помощью мер социальной и региональной политики;

-укрепление системы стратегического управления региональным развитием, повышение комплексности и сбалансированности развития регионов и размещения производительных сил, повышение сбалансированности обязательств региональных и муниципальных властей и их финансовых возможностей.

Глава 2. Итоги и прогнозы долгосрочного

социально-экономического развития РФ на период до 2020 г.

2.1. Итоги социально-экономического развития Российской Федерации в 2001-2012 годах

Экономическое развитие России в 2001-2012 годах в целом характеризовалось ростом со среднегодовыми темпами 4,7%, однако было крайне неравномерным. Условно можно выделить следующие три периода:

1. Период 2001-2008 годов – подъем экономики после завершения трансформационного кризиса и восстановления после валютного и бюджетного кризиса 1998 года. Среднегодовой темп роста ВВП в этот период составил 6,6%, что позволило к 2006 году по размеру экономики достичь уровня 1991 года, а к концу периода на 18% превысить его. Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура позволила достичь значительного положительного сальдо платежного баланса, накопить валютные резервы. Система государственных финансов в кратчайшие сроки перешла от дефицита, неплатежеспособности, зависимости от зарубежных кредитов и огромного государственного долга к профициту, значительным объемам резервных фондов, одному из самых низких в мире уровню государственного долга.

Цена на нефть за рассматриваемый период выросла с 23 долларов США за баррель в 2001 году до более 130 долларов США за баррель в середине 2008 года. Это привело к значительному укреплению позиций платежного баланса и государственного бюджета России. Наблюдалось устойчивое укрепление курса рубля – в реальном (эффективном) выражении к середине 2008 года рубль стоил в 1,5 раза дороже, чем в начале 2001 года. Денежная политика в этот период в основном определялась сдерживанием укрепления национальной валюты. Международные валютные резервы увеличились с 28 млрд. долларов США в начале 2001 года почти до 600 млрд. долларов США к середине 2008 года. Это являлось одним из основных источников увеличения денежной массы, которая в среднем за период 2001-2007 гг. росла более чем на 40% в год.

Постоянно растущие доходы от экспорта позволили существенно улучшить сбалансированность государственных финансов. Профицит федерального бюджета в период 2001-2008 гг. в среднем составлял около 4% ВВП. Это позволило быстро снизить объем государственного долга (с 143% ВВП в 1998 году до 6,5% в конце 2008 года) и сформировать бюджетные сбережения. В 2004 году был создан Стабилизационный фонд России, который в конце 2007 года был преобразован в Фонд национального благосостояния и Резервный фонд. В 2008 году эти фонды в совокупности составляли 16% ВВП.

Высокие доходы от экспорта и повышение доступности кредита успешно трансформировались в рост внутреннего спроса. Среднегодовой прирост инвестиций в период 2001-2008 гг. составил более 12%, что позволило модернизировать часть отечественных производств.

Рост потребительского спроса соответствовал росту инвестиций. Высокие темпы роста потребления обеспечивались ростом доходов населения и снижением бедности. Среднегодовой темп прироста реальной заработной платы в 2001-2008 гг. составил 14%, реальных располагаемых доходов – более 10%. Начиная с 2005 года рост спроса населения существенно поддерживался потребительским кредитованием. В то же время на потребительском рынке сохранялась относительно высокая инфляция, которая на протяжении большей части рассматриваемого периода составляла двухзначные значения.

Таким образом, в период 2001-2008 гг. Россия сделала впечатляющий рывок практически по всем направлениям социально-экономического развития

2. Период 2009-2011 годов – период мирового кризиса и посткризисного восстановления экономики, завершившегося к концу 2011 года.

К середине 2009 года ВВП сократился на 10,2% по сравнению с пиком, достигнутым в середине 2008 года, в результате падения инвестиционного спроса более чем на 20% и резкого сокращения инвестирования в запасы. Такое резкое изменение экономической динамики подтвердило сохраняющуюся зависимость роста от резких колебаний цены на нефть, которая снизилась с более 130 долларов США за баррель в середине 2008 года до менее 40 долларов США за баррель к концу года. Снижение экспортных доходов привело к немедленному пересмотру инвестиционных планов, а возобновившийся отток капитала и ужесточившийся доступ к кредиту значительно усилили экономическое падение.

Годовой рост денежного агрегата М2 стал отрицательным в начале 2009 года.

С августа 2008 по март 2009 года чистый отток капитала из России превысил 200 млрд. долларов США. Значительно сократился негосударственный внешний долг: с 505 млрд. долларов США по состоянию на 1 октября 2008 г. до 416 млрд. долларов США на 1 апреля 2009 года.

Экономический спад в России приостановился к середине 2009 года, в том числе благодаря улучшению конъюнктуры на мировых рынках сырья и топлива. Рост цен на нефть возобновился во II квартале 2009 г., также начал восстанавливаться спрос на российскую сырьевую продукцию на внешних рынках. Другим важным фактором прекращения спада стала успешная реализация Правительственной антикризисной программы. Увеличение государственных социальных расходов, в том числе значительное повышение пенсий, позволило достаточно быстро возобновить положительную динамику реальных располагаемых доходов.

К концу 2011 года практически все макроэкономические показатели, за исключением инвестиций и объемов строительных работ, достигли или превысили максимальные предкризисные значения.

Восстановление высоких цен на нефть привело к исчерпанию дефицита федерального бюджета и возобновлению укрепления курса рубля. Восстановилась кредитная активность, основным источником которой стали операции по рефинансированию Центрального Банка. Возобновился рост денежного предложения. С облегчением доступа на мировые рынки капитала начал расти частный внешний долг.

3. В 2012 году российская экономика перешла к новой фазе роста, характеризующейся замедлением как инвестиционного, так и потребительского спроса на фоне ослабления внешнего спроса.

Динамика большинства экономических показателей начала замедляться со второй половины 2012 года. Существенно замедлился рост промышленного производства, инвестиций, строительства, а также розничного товарооборота, что привело к замедлению общеэкономической динамики до 3,4% против 4,3% в 2011 году (рис.1).

Рис.1. Динамика ВВП

Рост реальной заработной платы ускорился с 2,8% в 2011 году до 8,4% в 2012 году, в основном благодаря существенному повышению оплаты труда военнослужащих, а также работников секторов образования и здравоохранения. В 2012 году возобновилось ужесточение денежной политики. В сентябре Банк России повысил ставку рефинансирования и процентные ставки по своим операциям на 0,25 п.п., а темпы прироста денежного агрегата М2 снизились с 22,3% в 2011 году до 11,9% в 2012 году (Приложение 1). Это предопределило быстрое замедление роста кредитования нефинансовых организаций до 12,7%. Повышение стоимости кредитов начало негативно влиять на динамику инвестиций во второй половине прошедшего года.

Другим «новым» фактором 2012 года стало резкое замедление темпов роста импорта и более сильная ориентация внутреннего спроса на отечественную продукцию. Рост импорта замедлился до 3,6% против 29-30% в 2010-2011 гг., несмотря на снижение части импортных пошлин. Это замедление было связано не только со снижением роста внутреннего спроса с 9,1% в 2011 году до 4,9% в 2012 году, но и со значительным изменением структуры роста спроса в пользу менее ориентированного на импорт потребительского спроса за счет сокращения спроса на запасы.

Таким образом, 2012 год в целом характеризовался переходом к новой, более низкой траектории экономического роста при сохранении высоких экспортных доходов и стимулирующей бюджетной политике – факторов, которые могут быть исчерпаны в ближайший период.

Приложение 1

Основные показатели социально-экономического развития России

в 2001-2012 годах

(рост в %, в среднем за год)

 

2001-2008

2009-2011

2012

2001-2012

ВВП

106,6

100,2

103,41)

104,7

Индекс потребительских цен, на конец года

112,8

107,9

106,6

111,0

Индекс промышленного производства2)

105,2

100,9

102,6

103,9

Индекс производства продукции сельского хозяйства

103,5

103,4

95,3

102,8

Инвестиции в основной капитал

112,3

98,9

106,6

108,3

Реальные располагаемые денежные доходы

110,6

103,3

104,23)

108,2

Реальная начисленная среднемесячная заработная плата

114,0

101,4

108,43)

110,2

Оборот розничной торговли

112,4

102,6

105,9

109,3

Объем платных услуг населению

105,8

100,7

103,7

104,3

1996 год1996 год

1996 год1996 год

I квартал

I квартал

1995 год

1995 год

Экспорт товаров

120,7

103,4

101,4

114,4

Импорт товаров

126,4

103,5

103,6

118,2

Счет текущих операций, в % к ВВП

8,8

4,7

4,2

7,4

Денежная масса в национальном определении

(агрегат М2)

136,3

123,7

111,9

131,1

Дефицит федерального бюджета

4,4

-3,0

0,0

2,1

2.2. Основные параметры развития финансовой среды до 2020 г.

В зависимости от адаптации российской экономики к перечисленным тенденциям МЭР рассматривает два основных сценария долгосрочного развития – инновационный и консервативный (энерго-сырьевой). Дополнительно, принимая во внимание большую зависимость российской экономики от мировых цен на нефть, министерство предоставляет расчеты вариантов с различной динамикой цен на сырьевые товары.

Инновационный сценарий (вариант Inn2 в терминологии МЭР) рассматривается как целевой для экономической политики. Данный сценарий предполагает модернизацию энерго-сырьевого комплекса, создание современной транспортной инфраструктуры и конкурентоспособного сектора высокотехнологичных производств и экономики знаний.

Консервативный или энерго-сырьевой сценарий (вариант E1 в терминологии МЭР) предусматривает развитие инноваций, ориентированных на модернизацию сырьевого сектора и обеспечение обороноспособности России. В данном сценарии не предполагается комплексная реализация всех инновационных возможностей экономики. Развитие инноваций в этом сценарии ориентируется в основном на импортные технологии и знания.

В основных сценариях (Inn2, E1) предполагается умеренный рост цен на нефть и другие сырьевые ресурсы (в среднем около 1% в год в реальном выражении). Цена на нефть марки «Urals» в 2020 году достигает 122 доллара США за баррель, в 2030 году – 158 долларов США за баррель.

В качестве дополнительных сценариев МЭР представил варианты, соответствующие высоким и низким мировым ценам на нефть.

Вариант С предполагает более высокий уровень цен на нефть: к 2020 году цена достигает 173 долларов США за баррель, в 2030 году – 239 долларов США за баррель в текущих ценах. В ценах 2010 г. цена на нефть увеличится до 160 долларов за баррель к 2030 г. При этом спрос на энергоресурсы будет выше: добыча нефти возрастет с 505 млн. т в 2010 г. до 516 млн. т в 2020 г. и до 535 млн. ТВ 2030 г. Экспорт нефти снизится до 252 млн. т к 2020 г. и возрастет до 264 млн. т к 2030 г. Среднегодовые темпы роста экономики составят в этом варианте примерно 4.5-4.7% в год, что на 0.2-0.5 проц. пункта выше, чем по основному варианту (Inn2). При этом в первые годы долгосрочного периода, когда складывается наиболее заметная разница в динамике цен на нефть, различие в темпах роста ВВП между вариантами составит 0.3-0.8 проц. пункта, в последующие два десятилетия сократится до 0.2 проц. пункта, а к концу периода – до 0.1 проц. пункта.

Более заметное укрепление курса рубля в этом варианте будет способствовать притоку капитала и формированию более высокой динамики роста инвестиций в основной капитал. В результате будет складываться более значительная разница в темпах роста инвестиций в основной капитал, которая в первый пятилетний период составит около 1.5 проц. пункта, а затем уменьшится до 0.3-0.7 проц. пункта.

Влияние более высоких цен на нефть на величину товарооборота и платных услуг населению менее значимо и не превышает 0.2-0.5 проц. пункта.

При высоких ценах на нефть курс рубля в реальном выражении может укрепиться к 2030 году на 65% по отношению к 2010 году и быть на 54% выше, чем в базовом инновационном варианте, при этом бюджет станет бездефицитным.

Вариант А соответствует сценарию низкий цен до 80 долларов за баррель (в ценах 2010 г.). При этом спрос на энергоресурсы будет ниже: добыча нефти снизится с 505 млн. тонн в 2010 г. до 473 млн. т в 2020 г. и до 420 млн. т в 2030 г. Экспорт снизится до 186 млн. т в 2030 г. При таком сценарии средний темп роста экономики за период 2011-2030 гг. сокращается до 3%, курс рубля может ослабнуть к концу второго десятилетия до уровня более 60 рублей за доллар.

Наиболее заметное негативное влияние на экономику падение цен на нефть окажет в первый период в результате резкого снижения объемов экспорта и усиления инфляционных процессов (до 1.5 проц. пункта ВВП и 3.5-4 проц. пункта по инвестициям).

Таблица – Основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2010-2030 гг. (расчеты апрель 2012 г.)

(среднегодовые темпы прироста, %)

Варианты

2010

2011-2015

2012-2018

2016-2020

2021-2025

2026-2030

2011-2030

Валовой внутренний продукт, %

Inn

4,3

4,1

4,4

4,8

4,4

4,3

4,4

En

3,8

3,6

3,6

3,4

3,3

3,6

Промышленность, %

Inn

8,2

3,9

3,8

4,0

4,1

3,8

4,0

En

3,6

3,3

3,4

3,3

3,1

3,4

Инвестиции в основной капитал, %

Inn

6,0

7,3

7,2

7,0

6,0

5,3

6,4

En

6,5

6,1

5,9

4,6

4,3

5,3

Реальная заработная плата, %

Inn

5,2

5,7

5,9

5,6

4,9

4,7

5,2

En

5,1

4,8

4,3

4,2

3,7

4,3

Оборот розничной торговли, %

Inn

6,4

5,9

5,2

4,7

4,4

4,2

4,8

En

5,5

4,4

3,8

3,6

3,6

4,1

Экспорт – всего (на конец периода), млрд. долл. США

Inn

400

581

706

805

1105

1524

En

580

680

752

952

1178

Импорт – всего (на конец периода), млрд. долл. США

Inn

249

485

589

672

926

1289

En

484

568

639

814

1033

Источник: МЭР РФ

Отдельно рассматривается сценарий форсированного роста, характеристиками которого, в рамках инновационного сценария Inn, выступают повышенная норма накопления, рост задолженности частного сектора, больший приток иностранного капитала. В результате данный вариант отличается от прочих более высокими темпами роста инвестиций – за период 2015-2025 гг. инвестиции возрастут в 2.4 раза при увеличении в 2 раза в базовом сценарии Inn. Согласно оценкам МЭР РФ, средние темпы роста ВВП составят 4.5%, а в период 2016-2020 гг. и вовсе будут в среднем 5.4%. Однако данный вариант характеризуется большими рисками макроэкономической (в том числе и финансовой) нестабильности.

Темпы роста денежного предложения (расширение денежной базы в широком определении) будут достаточно умеренными на прогнозном периоде – 6 — 15%, что позволяет ограничивать действие монетарного компонента на инфляцию. Согласно сценарным предположениям МЭР РФ, доля наличных денег (М0) в совокупной денежной массе М2 последовательно снижается с 25.3% в 2010 г. до 18.5% в 2020 г. и до 13.3% к 2030 г. Данное предположение выглядит вполне оправданным в силу «естественного процесса» расширения безналичных расчетов, обусловленного развитием банковских услуг, ростом финансовой грамотности населения и прочее. Однако подобный тренд предполагает отсутствие масштабных государственных программ по развитию безналичных платежей и, в результате, лишь к концу прогнозного периода доля наличных денег в совокупной денежной массе оказывается на уровне, сопоставимом с текущим для развивающихся стран (но никак не экономически развитых). Более того, отношение М0 к ВВП продолжает возрастать вплоть до 2015 г. и даже к концу прогнозного периода будет превышать текущий уровень, что отражает сохраняющийся высокий вклад наличных расчетов в экономике.

Отсутствие государственных программ, нацеленных на снижение наличного оборота, снижает как налогооблагаемую базу, так и объем потенциальных ресурсов для банковского сектора. По факту, к концу прогнозного периода доля наличных денег в совокупной денежной массе соответствует текущему уровню большинства развивающихся стран (но никак не экономически развитых). Поэтому дополнительно был рассчитан вариант прогноза, в котором доля наличных денег в денежной массе снижается до 15% в 2020 г. и 10% в 2030 г. Данный сценарий предполагает достаточно активную политику ЦБ РФ, направленную на снижение наличного оборота в экономике. В этом случае банковский сектор получает дополнительные ресурсы от перевода части наличных денег в безналичную форму. Снижение объема наличных денег (М0) в совокупной рублевой денежной массе (М2) закономерно приведет к росту ресурсной базы банковского сектора. К 2020 г. ресурсная база банковского сектора увеличится 2.9 трлн. руб. (в текущих ценах), а к 2030 г. – на 7.6 трлн. руб. Увеличение безналичных средств по сравнению с базовым сценарием в 2020 г. будет эквивалентным 2.1% ВВП, а в 2030 г. – 2.5% ВВП.

Получение дополнительных ресурсов позволит банкам для обеспечения прежнего уровня кредитования экономики меньше прибегать к внешним займам или в определенной степени отказаться от поддержки со стороны Банка России. Так, в 2020 г. уменьшение наличных денег в обращении в пользу безналичных средств позволит банкам или снизить внешний долг на 13% (71 млрд. долл.), или сократить заимствования у Банка России на 43%. В 2030 г. потенциал сокращения внешнего долга за счет дополнительных ресурсов составит 11% (171 млрд. долл.). Задолженность банков перед Банком России в базовом сценарии в 2030 г. оказывается почти в два раза меньше, чем дополнительные ресурсы, получаемые от сжатия наличных денег. Таким образом, даже после полного отказа от кредитов регулятора банки смогут дополнительно уменьшить свой внешний долг на 5% (82 млрд. долл.).

В рамках инновационного (базового) сценария развития российской экономики банковский сектор будет развиваться темпами, опережающими рост номинального ВВП и, следовательно, доходы основных экономических агентов. В результате совокупные активы банковского сектора увеличиваются с 76% ВВП в 2011 году до 112% ВВП к 2020 г. и до 142% ВВП к 2030 г.оду. Рост активов обусловлен, прежде всего, ростом кредитования населения (включая ипотечное кредитование), которое возрастет с 11.1% ВВП в 2011 г. до 27.5% ВВП в 2020 г. и до 47.5% ВВП в 2030 г. Рост кредитования корпораций предполагается более умеренным – с 37% ВВП в 2011 г. до 48.5% в 2020 г. и до 50.7% в 2030 г. Прочие составляющие активов будут находиться на относительно стабильных уровнях.

Общий объем платежей (включая собственные платежи кредитных организаций) в 2011 г. составил 1101 трлн. руб., из которых 916 трлн. было проведено платежной системой Банка России, а остальное – кредитными организациями. Моделирование прогноза совокупного объем платежей в платежной системе РФ основывалось на следующих предположениях. Частные платежные системы будут развиваться интенсивнее, оттягивая на себя не только объем новых операций, но и частично замещая платежи, проведенные через Банк России. Тенденция относительного уменьшения объема платежей, проводимых через платежную систему Банка России продолжится. В 2005 г. объемы платежей проведенных через платежную систему Банка России и через прочие платежные системы были сопоставимы, и превышали величину валового выпуска в 26 раз. (555 и 560 трлн. руб., соответственно). В 2011 г. платежная система Банка России опосредовала объем платежей соответствующий 22 валовым выпускам (37% всех платежей), тогда как частные платежные системы провели объем платежей в 37 раз превосходящий валовый выпуск экономики РФ. Предполагается, что к 2020 г. на платежную систему Банка России будет приходиться 25% всех платежей или 17 валовых выпусков, а в 2030 г. 20% всех платежей или в 15 раз больше номинального объема валового выпуска экономики РФ. Исходя из этих предположений в 2020 г. общий объем платежей сможет составить 9000 трлн. руб., а к 2030 г. — 22 000 трлн. руб.

Уровень платежей, связанный с доходами населения, определяется размерами фонда оплаты труда и начисляемыми пенсиями. Объем ежегодно выплачиваемых пенсий, рассчитанный на основе базового (инновационного) прогноза МЭР, достигнет 11 трлн. руб. к 2020 г. и 25 трлн. руб. к 2030 г. Фонд оплаты труда, согласно прогнозу МЭР, в 2020 г. составит 33 трлн. руб., в 2030 г. 74 трлн. руб.

МЭР РФ ожидает плавное снижение сальдо счета текущих операций платежного баланса до нуля к 2014-2015 гг. и его сохранение около нулевых значений в дальнейшем вплоть до 2030 г., при этом торговый баланс сохраняется на положительном уровне на всем прогнозном периоде. Далее, номинальный курс рубля к доллару США плавно возрастает на всем прогнозном периоде до 40.5 руб./долл. в 2020 г. и до 44.5 руб./долл. в 2030 г. Одновременно возрастает и номинальная цена на нефть (но меньшими темпами) – до 122 долл./барр. в 2020 г. и до 155 долл./барр. в 2030 г., что соответствует неизменному тренду в цена 2010 г.

Государственный внешний долг в рамках данного исследования находится на стабильном уровне в 2.2-2.3% ВВП (2.0% в 2011 г.), что предполагает его увеличение с 36 млрд. долл. в 2011 г. до 76 млрд. долл. в 2020 г. Данное увеличение выглядит вполне приемлемым в рамках существования умеренного бюджетного дефицита и требует привлечения внешних ресурсов на уровне 4.0 млрд. долл. в год.

2.3. Развитие человеческого капитала и уровень жизни населения

4.1. Развитие рынка труда

Ожидаемые демографические сдвиги задают жесткие требования к будущим тенденциям развития рынка труда. Возрастная структура населения будет сдвигаться в сторону постарения, будет увеличиваться численность населения старше трудоспособного возраста, а численность населения трудоспособного возраста, наоборот, снижаться. Эти тренды приведут к существенному росту демографической нагрузки на трудоспособное население.

Неблагоприятное изменение возрастной структуры населения будет ограничивать возможности компенсации негативных демографических тенденций повышением уровня экономической активности населения. К 2030 году существенно возрастет количество граждан пенсионного возраста (60-72 года), которые традиционно имеют низкую степень экономической активности. При этом сокращение численности населения в основном будет связано с когортами 20-40 летних, экономическая активность которых выше среднего уровня. Экономическая активность молодой части населения может сдерживаться ростом спроса на высшее образование.

С другой стороны, сейчас уровень экономической активности населения в возрасте 25-59 лет довольно высокий, а среди женщин является одним из наиболее высоких в мире. Основные меры будут направлены на сохранение уровня экономической активности этой возрастной группы, в том числе мерами политики занятости, направленными на повышение экономической активности многодетных родителей, родителей детей-инвалидов, граждан, имеющих ограничения трудоспособности по состоянию здоровья. Одновременно будут реализовываться меры, направленные на повышение экономической активности граждан пенсионного возраста, что позволит частично компенсировать снижение экономической активности в молодых возрастах. Таким образом, в целом численность экономически активного населения сократится с 72,6 млн. человек в 2011 году до 66,1 млн. человек в 2030 году, или на 9%. По форсированному варианту в условиях более благоприятной демографической ситуации численность экономически активного населения снизится до 68,4 млн. человек в 2030 году.

По мере увеличения мобильности населения и улучшения профессионального соответствия уровень безработицы снизится с 5,7% в 2012 году до 4,4-4,7% экономически активного населения к 2030 году (по инновационному и консервативному варианту соответственно). По форсированному варианту уровень безработицы может сократиться до 4,1%. Снижению безработицы также будет способствовать изменение демографической структуры: значительно сократится численность молодежи, в наибольшей степени подверженной риску безработицы.

Таким образом, к 2030 году численность занятых в экономике страны может снизиться до 63-63,2 млн. человек по консервативному и инновационному варианту соответственно (67,7 млн. человек в 2011 году) или на 6,6-6,9%. По форсированному варианту в экономике страны будет занято 65,6 млн. человек.

В целях повышения темпов и обеспечения устойчивости экономического роста, увеличения реальных доходов граждан Российской Федерации, необходимо создание и модернизация 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году (Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике»). При этом следует ожидать, что вновь созданные и модернизированные рабочие места будут иметь более высокую производительность труда, а работники на этих рабочих местах будут получать более высокую заработную плату.

В соответствии с выбранной методологией (врезка 2) на основе использования данных по 81 тыс. предприятий, количество высокопроизводительных рабочих мест в 2011 году оценивается на уровне 17,9 млн. рабочих мест или 26% от всех имеющихся в экономике мест. В наибольшей степени обеспечены высокопроизводительными рабочими местами добыча полезных ископаемых – 73% всех рабочих мест и рыболовство и рыбоводство – 57% рабочих мест, в наименьшей степени весь сектор услуг – 2-6% от рабочих мест.

Врезка 2. Критерии, используемые для расчета высокопроизводительных рабочих мест

В прогнозе использовалось два определения высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ) в зависимости от рассматриваемого сектора экономики.

В качестве основного критерия ВПРМ для большинства секторов использовалась производительность труда, рассчитанная как добавленная стоимость, создаваемая предприятием, на одного сотрудника. Все занятые рабочие места предприятия, производительность труда которого превышает определенный уровень, считаются относящимися к высокопроизводительным рабочим местам. Данный подход соответствует международным методикам расчета производительности труда и напрямую отражает вклад высокопроизводительных рабочих мест в валовой внутренний продукт.

Значение критерия ВПРМ по производительности труда определялась исходя из среднего уровня производительности труда шести крупнейших мировых экономик (за исключением России) – США, Китая, Японии, Германии, Индии, Бразилии. При использовании паритета покупательской способности (ППС) 2005 года в 2011 году средний уровень валового внутреннего продукта в расчете на одно замещенное рабочее место в этих странах составлял 27 тыс. долларов США. В условиях основного варианта прогноза мировой экономики к 2020 году производительность труда в этих странах достигнет 37 тыс. долларов США в ценах 2011 года (по паритету покупательной способности). Это означает, что в соответствии с этими критериями ВПРМ находятся на предприятиях, имеющих в 2011 году добавленной стоимости в расчете на одно замещенное рабочее место а уровне не менее 612 тыс. рублей, а к 2020 году показатель увеличивается до 830 тыс. рублей в ценах 2011 года.

Использование другого критерия предлагается для сектора услуг (медицина, финансовые услуги, образование, государственное управление, коммунальные услуги), так как добавленная стоимость этого сектора формируется на основании затрат и не всегда отражает объективный вклад данных видов деятельности в развитие экономики. Для предприятий этих видов деятельности в качестве критерия наличия ВПРМ использовался уровень заработной платы на одного занятого. В указанных видах экономической деятельности квалификация сотрудников является основным фактором эффективности, а высокая заработная плата позволит привлечь более квалифицированных сотрудников.

Значение критерия высокопроизводительного рабочего места по заработной плате устанавливалось на основе определения среднего класса, данного специалистами Всемирного банка в докладе Global Economic Prospects 2007. Всемирный банк определяет принадлежность к глобальному среднему классу человека с годовым доходом от 4 до 17 тыс. долларов США в ценах 2000 года по паритету покупательной способности при сохранении этого критерия вплоть до 2030 года. С учетом гипотезы о том, что на каждого работающего члена домохозяйства приходится по одному иждивенцу, домохозяйство находится в среднем классе при доходе на занятого в размере 8-34 тыс. долларов США в год в ценах 2000 года по ППС. В российских условиях это соответствует среднемесячному доходу в 2011 году 20-84 тыс. рублей на одного занятого. В прогнозе для критерия ВПМР в секторе услуг использовалось среднее значение этого интервала – 52 тысячи рублей в месяц в ценах 2011 года – на весь прогнозный период. В качестве уровня дохода на одного занятого использовался уровень заработной платы. В этом случае в 2020 году ВПРМ должно обеспечивать минимальный уровень заработной платы в размере 80 тысяч рублей в месяц в текущих ценах.

Основой для увеличения ВПРМ, является масштаб экономического роста, который позволяет в форсированном сценарии увеличить количество ВПРМ к 2020 году на 8,4 млн. мест и достичь целевого параметра. В условиях консервативного и инновационного вариантов к 2020 году достигается 21-22 млн. высокопроизводительных рабочих мест.

Создание и модернизация высокопроизводительных рабочих мест

(млн. рабочих мест)

Сценарий

2011 г.

2015 г.

2018 г.

2020 г.

консервативный

17,9

19,2

20,5

21,3

инновационный

17,9

19,6

20,8

22,3

форсированный

17,9

20,8

23,8

26,3

Переход к инновационной экономике приведет к изменению сложившейся структуры занятости, перераспределению работников по секторам экономики, расширению сферы услуг, развитию инновационных направлений деятельности и возникновению новых направлений занятости.

При этом наибольшее сокращение занятости за период 2012-2030 гг. будет происходить в отраслях реального сектора экономики (сельском хозяйстве, промышленных видах деятельности, строительстве, на транспорте и в связи) – на 24%. Высвобождаемые из производственных секторов работники будут находить работу в сфере услуг и торговле. Численность занятых в этих сферах к 2030 году вырастет на 11 процентов.

Несмотря на общее снижение занятости, наибольший прирост ВПРМ произойдет в обрабатывающих отраслях промышленности, где будет дополнительно создано 2 млн. ВПРМ, а общая обеспеченность ВПРМ в этом виде деятельности увеличится с 32% от всех рабочих мест до 56%. Более чем на 1 млн. вырастет количество ВПРМ в строительстве, торговле, здравоохранении и предоставлении социальных услуг. Значительно возрастет доля ВПРМ в секторе услуг – с 2-6% до 15-25%. Общее невысокое количество ВПРМ в этом секторе объясняется доведением зарплат педагогического персонала и работников здравоохранения до средней зарплаты по экономике, в то время как средняя зарплата в 2020 году не достигнет принятых для определения ВПРМ критериев (врезка 1).

Структура высокопроизводительных рабочих мест

по видам экономической деятельности

(%)

2011 г.

2020 г.

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

6,4

3,5

Рыболовство и рыбоводство

0,5

0,3

Добыча полезных ископаемых

4,3

2,7

Обрабатывающие производства

18,4

19,9

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

4,0

4,7

Строительство

11,6

12,1

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

26,0

25,5

Гостиницы и рестораны

1,7

1,7

Транспорт и связь

12,3

8,1

Финансовые услуги

1,3

1,4

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

10,3

7,7

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное страхование

1,3

3,2

Образование

0,7

3,3

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

0,7

4,5

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

0,5

1,4

Всего

100

100

Модернизация российской экономики будет сопровождаться увеличением спроса на высококвалифицированные кадры. Формирование квалифицированных рабочих кадров в соответствии с потребностями экономики предусматривает улучшение качества рабочей силы и развитие ее профессиональной мобильности на основе реформирования системы профессионального образования всех уровней, развития системы непрерывного профессионального образования, системы профессиональной подготовки и переподготовки кадров с учетом государственных приоритетов развития экономики.

4.2. Динамика доходов населения, изменение структуры расходов и социальной структуры общества

Во всех вариантах прогноза в части оплаты труда работников бюджетного сектора к 2018 году предполагается доведение до эффективного уровня заработной платы медицинских и педагогических работников, работников культуры и научно-исследовательского персонала (в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 597). На период до 2030 года в консервативном и инновационном вариантах сохраняется достигнутый паритет по заработной плате. В форсированном варианте предполагается доведение заработной платы указанных категорий работников до уровня, соотносимого с уровнем в высокоразвитых странах.

В отношении динамики заработной платы в частном секторе экономики предполагается, что в целом она будет соответствовать темпам роста производительности труда.

В результате в 2012-2030 гг. реальная заработная плата в целом по экономике в консервативном варианте будет расти со среднегодовым темпом 4,1%, а ее рост к 2030 году составит 2,1 раза. С учетом более высоких темпов роста экономики в инновационном варианте темпы роста реальной заработной платы составят 5,0%, и к 2030 году она увеличится в 2,5 раза (в форсированном варианте – 6,5% и 3,3 раза соответственно).

Прогноз в области пенсионного обеспечения строится исходя из необходимости реформирования пенсионной системы.

В результате средний размер трудовой пенсии (среднегодовой) к 2030 году увеличится по сравнению с 2011 годом в инновационном варианте в 3,6 раза и в консервативном варианте – в 3,3 раза. Соотношение среднего размера трудовой пенсии с прожиточным минимумом пенсионера к 2030 году увеличится с 1,7 раза в 2011 году до 2,2 и 2 раза по инновационному и консервативному варианту соответственно.

За счет повышенной индексации, обеспеченной высокими темпами роста заработной платы, в форсированном варианте средний размер трудовой пенсии за 2012-2030 гг. вырастет в 4,2 раза, а соотношение с прожиточным минимумом пенсионера в 2030 году составит 2,7 раза.

Индексация социальных пенсий осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» с 1 апреля с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год. Это позволит поддерживать гарантированный минимальный уровень материального обеспечения пенсионера не ниже величины прожиточного минимума пенсионера.

В 2012-2030 гг. согласно инновационному варианту рост экономики сформирует благоприятные условия для роста денежных доходов населения. Кроме того, дополнительными драйверами, способствующими повышению благосостояния населения, станут высокие темпы роста заработной платы в бюджетном секторе и снижение общего инфляционного напряжения.

За период 2012-2030 гг. реальные располагаемые денежные доходы населения вырастут в 2,2 раза.

На фоне увеличения денежных доходов населения ожидается рост потребления, стимулируемый высокими темпами потребительского кредитования (в связи с низким накопленным долгом домашних хозяйств в предшествующий период) и снижением нормы сбережения. Согласно прогнозу склонность к сбережению снизится до 6,4% к 2015-2017 годам. Однако в связи с демографическими изменениями, прежде всего с ростом в структуре населения лиц предпенсионного возраста и старше, норма сбережения начнет несколько ускоряться, в 2028-2030 гг. под влиянием демографических факторов траектория склонности к сбережению вновь вернется к снижающемуся тренду.

При этом оборот розничной торговли и расходы на услуги будут расти с опережением роста денежных доходов населения, среднегодовые темпы за период 2012-2030 гг. составят 4,7% и 5% соответственно.

В консервативном варианте в результате более медленных темпов роста заработной платы и социальных трансфертов среднегодовые темпы роста реальных доходов населения в 2012-2030 гг. составят 3,5%. В этих условиях розничный товарооборот и платные услуги будут расти среднегодовыми темпами 3,6% и 4,1% соответственно.

Форсированный вариант, предусматривающий дополнительное финансирование приоритетных направлений, позволит ускорить темпы роста денежных доходов населения. Реальные доходы относительно 2011 года вырастут в 2,8 раза. В данном варианте розничный товарооборот превысит уровень 2011 года более чем в 3 раза, при этом среднегодовые темпы роста составят 6 процентов.

С учетом предстоящего перехода на нормативно-статистический метод расчета прожиточного минимума на 2013 год учтено его увеличение в целом по Российской Федерации на 4,2%, в том числе для трудоспособного населения – на 3,3%, пенсионеров – на 8,2%, детей – на 4,1 процента.

Социальная структура общества

(инновационный вариант)

Социальная структура общества

(инновационный вариант)

Кроме того, в прогнозе учтено увеличение величины прожиточного минимума на 5% в связи с введением в 2018, 2023 и 2028 годы новой потребительской корзины, которая в соответствии с частью 1 статьи 3 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» должна определяться не реже одного раза в пять лет.

Обеспечение эффективного уровня заработной платы в бюджетном секторе, повышение уровня пенсионного обеспечения будут способствовать сокращению доли бедного населения.

В инновационном варианте уровень бедности снизится с 12,7% в 2011 году почти до 10% к 2020 году, а в 2030 году не превысит 7%. В рамках форсированного варианта уровень бедности в 2030 году может составить менее 6%. В консервативном варианте сокращение доли бедного населения будет идти медленнее и в 2030 году составит чуть менее 8 процентов.

Реализация мер по сокращению бедности, повышению уровня социальной поддержки семей с детьми и уровня оплаты труда работников бюджетной сферы будет способствовать росту среднего класса.

Формирование среднего класса можно рассматривать в качестве важного свидетельства прочности всей системы экономических, социальных и политических институтов. И наоборот, размывание среднего класса можно воспринимать как символ неудачи социально-экономических преобразований.

Среди основных критериев отнесения российских граждан к среднему классу следует выделить уровень дохода, наличие собственности и сбережений, их профессионально-квалификационные характеристики, участие в формировании гражданского общества.

В рамках инновационного и форсированного сценариев доля среднего класса повышается с 22% населения в 2010 году до 48-52% в 2030 году. По консервативному сценарию данная категория населения к концу прогнозного периода не превысит 37 процентов.

Эти социальные сдвиги являются не только результатом, но и предпосылкой устойчивого экономического развития, поскольку предполагают формирование человеческого капитала более высокого качества, рост производительности труда. Создание полноценного среднего класса в России изменит структуру потребления, обеспечив сдвиг спроса в сторону продукции более высокого качества, создаст благоприятные предпосылки для расширения гражданской и общественной активности, развития процессов самоорганизации в обществе.

Глава 3. Перспективы развития страны и возможность

выполнения стратегических ориентиров

Обнародованный впервые в марте 2008 года программный документ Минэкономразвития «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года» сразу же стал объектом острой критики со стороны многих экономистов, социологов, демографов, историков, которые оценили как необоснованные и нереализуемые содержащиеся в этом тексте оптимистические прогнозы относительно увеличения средней зарплаты (почти в 5 раз к 2020 г.), средней продолжительности жизни российских граждан (до 75 лет) и других запрограммированных достижений в области социального прогресса. Одна из ключевых ошибок заключается в том, что Концепцию называют Стратегией, что ошибочно с точки зрения науки «стратегического планирования и управления». Соответственно на Концепцию пытаются возложить несвойственные ей функции. Министерства и ведомства проделали большую работу по определению перспективных ориентиров, а Министерство экономического развития проявило роль координатора разработки этой долгосрочной концепции. Концепция может стать основой для нескольких разделов будущей стратегии России, но саму ее назвать стратегией или даже основой цельной стратегии нельзя. Как выразился Владимир Квинт, заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М.В. Ломоносова: «Этот 165-ти страничный документ, прежде всего, страдает болезнью, свойственной работам, подготовленным экономистами без участия социологов, политологов и правоведов, — экономическим детерминизмом». Именно поэтому в Концепции ничего не говорится о задачах, которые необходимо решить для социального сплочения общества и повышения его толерантности. Не уделяется внимания вопросам этнической, национальной и религиозной терпимости, а это может привести к дестабилизации общества, что ставит под угрозу любые планы. В результате декларируемые показатели и пожелания Концепции окажутся недостижимыми.

Концепция обоснованно ставит задачу перехода от использования преимущественно природных ресурсов к инновационному характеру развития. Но ученые задаются вопросом: а осуществим ли вообще переход к инновационной экономике до 2020 года? И кто будет осуществлять инновационный прорыв в будущее? Этого можно было бы добиться, только если в 2008-2009 учебном году инвестиции в российские университеты были бы увеличены в три-четыре раза. Те, кто в этом году приходит учиться в высшую школу, закончат двухступенчатое образование через шесть лет. Еще три года им потребуется на обретение необходимого опыта. И, таким образом, им остается всего три года для осуществления инновационного прорыва. Но такой революции в образовании и науке Концепцией не предусмотрено. Кадровое обеспечение реализации поставленных стратегических целей также остается незатронутым вопросом.

Возникают сомнения и по поводу того, кто должен заниматься разработкой концепции и проектов для нее. Это творческая работа. Поэтому наилучшим образом такую работу могут выполнить творческие коллективы, научные институты и другие структуры. Сначала Президент Путин, а затем Президент Медведев призывали к тому, что разработка Концепции должна проходить при активном участии всех гражданских институтов. Целесообразным представлялось бы проводить национальный конкурс по созданию Концепции, а затем проектов и программ для нее. Важно, чтобы в состав оргкомитета для проведения конкурса входили люди, действительно заинтересованные в инновационном развитии страны: специалисты из инновационных отраслей производства, научные работников из РАН, представителей высшей и средней школ, представители частного бизнеса, НКО и других организаций.

Редактировать Концепцию в связи со сложившейся кризисной ситуацией в мире МЭРТ не стало. Дмитрий Сорокин, первый замдиректора Института экономики РАН, член-корреспондент РАН, подтверждает, что финансовый кризис и концепция — вещи не связанные, и руководство страны абсолютно правильно занимается долгосрочной программой. Так во многих изданиях проводится аналогия с программой ГОЭЛРО, которой занимались в 1919 году, когда страна была в разрухе. Долгосрочные цели — обязательное условие выхода из системного кризиса. Но практика показывает, что необходимо иметь пакет антикризисных мер, которые должны быть предусмотрены и в Концепции, ведь это, не последний кризис.

Другой серьезной проблемой Концепции является отсутствие ресурсной оценки — обязательного элемента любого стратегического документа. В результате предложенная Концепция носит декларативный, лозунговый характер пожеланий, достижение которых весьма проблематично. Авторы Концепции явно недооценивают, по крайней мере публично, те трудности и ограничители, которые имеются на пути модернизационных реформ. Это касается в первую очередь дефицита ресурсов. Недостаточная эффективность современной российской экономики и инвестиций в нее ставит под сомнение реализуемость ряда положений Концепции. Россия еще не вышла на курс стабильного, предсказуемого развития. Более того, не вполне верно, охарактеризована и сегодняшняя траектория развития. Негативные тенденции 1990-х годов не преодолены, а по ряду параметров даже усугубляются (растущая инфляция вопреки всем прогнозам МЭРТа, дифференциация общества и т.д.).

Изучение Концепции показывает, что несмотря на заверения министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной в Концепции не наблюдается достаточная системности ее методологии. Многие обязательные элементы системы упущены, а имеющиеся — прогноз, анализ прошлого, цели, задачи, приоритеты — представлены вне взаимоочередности, взаимозависимости и недостаточно подробно и аргументировано расчетами.

Особой декларативностью отличается раздел «Демографическая политика», в котором определяется, что население к 2025 году должно вырасти вновь до 145 миллионов со средней продолжительностью жизни 75 лет. При этом не закладывается ни дополнительных инвестиций в здравоохранение, не разработано никаких механизмов и методов достижения данных показателей. Отмечается что некоторые взятые в Концепции ориентиры, наоборот, выглядят крайне скромно. Так, указывается, что Россия займёт к 2020 году 10% рынка высокотехнологичных товаров всего лишь по 4-6 позициям. Такие показатели нехарактерны для инновационного сценария. Многочисленные показатели Концепции вызывают сомнения, а отсутствие ресурсного обеспечения приводит к недоверию к этому документу. Среди способов реализации поставленных задач важнейшее место должно отводиться, во-первых, созданию благоприятного инвестиционного климата и, во-вторых, совершенствованию правовых вопросов. Пока нет нормально функционирующего правового поля, реализовывать серьезные крупномасштабные программы очень сложно. Пока страна не справились с монополизмом, который образовался повсеместно, пока невозможно защитить свои (предпринимательские) права в суде, пока невозможно оградить собственность от рейдерства, пока российское общество не преодолеет сложившийся правовой нигилизм, будет сложно достигать целей, стоящих перед страной.

В разделе внешнеэкономической политики среди приоритетов совершенно справедливо названо повышение роли России в формировании международного экономического порядка. Но при этом не предлагается мер по изменению роли России в таких организации Всемирного Банка и особенно в Международном Валютном Фонде. Всемирный Банк вообще в Концепции не упоминается. Россия не задействует мощный ресурс международных экономических организаций, что может привести к упущению даже нынешних позиций. Одним из самых неудачных моментов данного раздела является то, что Концепция не согласована с аналогичными долгосрочными программами других стран, отсюда создается впечатление будто только Россия будет двигаться вперед, а остальные участники мировой конкуренции замрут на своих. Существенным изъяном Концепции является то, что в нее не закладываются очевидные уже сегодня сложности предстоящего десятилетия. Специалисты считают, что оно будет богато на природно-климатические катаклизмы, а это, несомненно, скажется на экономике, политике, сфере безопасности. Россию ждет очень жесткая конкуренция, причем лежащая и за рамками экономики, технологий — прежде всего в политике. Не только на Западе, но и на Востоке и даже на Юге успело сложиться определенное представление о будущей роли РФ. И эта роль отнюдь не предусматривала воссоздания России ни в качестве сильного, самостоятельного центра силы и принятия решений, ни в качестве мощного экономического и технологического ядра. Поэтому российское руководство в настоящее время предпринимает подчас жесткие шаги, стремясь переубедить зарубежных оппонентов.

24 сентября 2008 года специалисты из ведущих экономических аналитических центров собравшиеся в Институте современного развития (ИСР, попечительский совет возглавляет Президент Дмитрий Медведев) и пришли к консенсусу, который вряд ли мог порадовать разработчиков Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ: «Правительство научилось оперативно реагировать в пожарном порядке, но стратегического видения пока нет. Концепция долгосрочного развития до 2020 года большинством участников совещания раскритикована. Она не просчитана с учетом всех рисков, принятие ее в нынешнем виде было бы политически наивным. Те молодые люди, которые в 2020 году будут полноценными участниками экономической жизни, будут принимать ее с иронией»,— выразил общий взгляд председатель ИСР Игорь Юргенс. Но хотя принятие документа, названного Концепцией, в существующем специалисты сочли неприемлемым, так несогласованными оставались пять ключевых вопросов — модель пенсионной системы, характер макроэкономической и бюджетной политики, вопросы регионального развития и план действий по реализации, документ был утвержден. Что означает дальнейшую доработку положений Концепции в будущем периоде с учетом названных недостатков.

http://knowledge.allbest.ru/economy/3c0a65635a2ad68b4c43a89421306d26_0.html

Заключение

Россия вновь возвращается к стратегическим вопросам долгосрочного развития и таким образом со слова «план», вызывавшего негативные ассоциации с системой Госплана СССР, практически было снято табу. Министерства и ведомства проделали большую работу по определению перспективных ориентиров, а Министерство экономического развития проявило свою роль координатора разработки этой долгосрочной концепции. Анализ Концепции и изучение методологической базы позволяют сделать вывод о том, что Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации является хорошей основой для нескольких разделов будущей стратегии России, но саму ее назвать стратегией или даже основой цельной стратегии, к сожалению, нельзя. Как заявил директор департамента стратегического управления и бюджетирования Минэкономики Олег Фомичев: «В аппарате правительства надоело обсуждать стратегию, на что уже ушло два года, и документ пора принимать».

Необходимость в подробной Концепции назрела давно. И несмотря на указанные в работе недостатки и недоработки Концепция имеет свои плюсы и положительное значение. Она, безусловно, усилит разработку и принятие федерального закона «О государственном прогнозировании и социально-экономическом развитии Российской Федерации», о котором говорил Президент на летнем заседании Госсовета. Но, главное достижение — это завершение формирования идеологии опережающего развития — уточнение её приоритетов, ценностей, принципов. Ведь идеология это самый эффективный механизм управления не только отдельными сегментами общества, но и экономикой, государством, нацией. Поэтому нынешняя концепция социально-экономического развития нуждается не только в уточненном прогнозе и стратегическом планировании (что признают и понимают в Минэкономразвития), но и идеологическом обеспечении и общенациональном политическом консенсусе. Одной из причин такой ситуации является слабость законодательного и методического обеспечения прогнозирования социально-экономического роста. Поэтому необходимо создать правовую основу для реализации стратегии экономического и социального развития страны. Гражданам России нужны не просто прогнозы. Народ должен знать — как именно, с помощью каких конкретно мер Правительство намерено выполнять свои обещания, а это означает разработку и утверждение четкого механизма. И ответственности в случае их невыполнения. Ведь беспрецедентные темпы роста социального сектора и экономики, заложенные концепцией, требуют высочайшей меры ответственности, и максимально продуманного подхода к выполнению поставленных задач.

В Концепции речь идет о «прорывных», инновационно-модернизационных реформах. К 2020 году предусматривается не только резкий количественный рост экономики, но и качественный переход на инновационный тип хозяйствования, поведения, психологического мироощущения. Главное, чтобы Россия к 2020 году вышла на верный вектор развития, обеспеченный ресурсами, осознанный обществом, соответствующий интересам и возможностям страны и ее граждан. И РФ должна подойти к данному рубежу по возможности сильной, оснащенной, внутренне единой, уверенной в себе, чтобы не оказаться заложницей навязанных ей решений и обстоятельств.

Список использованной литературы

Квинт В. План развития нашей экономики до 2020 года больше похож на заклинание // АиФ. № от 16 июля 2008 г.

6. Клейнер, Г. Системная парадигма и экономическая политика // Общественные науки и современность. 2007. № 2.

7. Нетреба П. Второй сеанс удвоения ВВП // Газета «Коммерсантъ» № 42/П(3859) от 17 марта 2008 года

8. Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020-2030 годов. Минэкономразвития России. М. август 2008 г.

9. Стратегическое планирование: Учебное пособие / Под ред. проф. А.Н. Петрова. СПб.: Знание, ГУЭФ, 2003.

10. Татаркин А.И. Промышленная политика как основа системной модернизации экономики России // Вестник Челябинского государственного университета. Экономика. Выпуск 15. 2008. № 19.

11. У нас всё впереди! Власти — за «светлое будущее», но как туда попасть? // АиФ. № 29 от 16 июля 2008 года

12. Факуяма, Ф. Сильное государство: Управление и мировой порядок в ХХI в. / М. : АСТ : Хранитель, 2006.

13. Шаповалов А. Кризис пощадил мечты Минэкономики // Газета «Коммерсантъ». № 215(4032) от 26 ноября 2008 года

14. Шаповалов А. Экономисты отрецензировали планы Минэкономики// Газета «Коммерсантъ» № 173(3990) от 25 сентября 2008 года

15. http://www.economy.gov.ru — официальный сайт Министерства экономического развития и торговли

16. http://www.rusrev.org.ru — Российское экспертное обозрение




Предыдущий:

Следующий: